Санкт-ПетербургПеременная облачность+22°C
$ЦБ:71,14ЦБ:77,79OPEC:29,75

Коронавирус в Польше: полицейские просят выглянуть в окно, а утки скучают по людям

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

О первом официальном случае заражения COVID-19 в Польше стало известно 4 марта. Первая смерть от новой болезни случилась через неделю. К 15 апреля в стране было зарегистрировано почти восемь тысяч случаев коронавирусной инфекции и почти 300 смертей, а также порядка 700 выздоровлений.

Коронавирус уже успел распространиться по всем воеводствам. По количеству выявленных случаев лидирует столичное Мазовецкое воеводство — около 1800 заболевших. Жительница Варшавы Татьяна Кучинская рассказала «Форпосту» о том, как живёт город в новых условиях, насколько строги ограничения и санкции, что можно найти хорошего в замедлении темпа жизни и как пандемия помогла ей преисполниться надеждами на прекрасное будущее.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

В Польше 20 марта ввели режим эпидемии, но учебные заведения и офисы стали переходить на удалёнку раньше. Пока можно ходить только в аптеку, за продуктами и по другим «необходимым делам» — хотя эта формулировка очень обтекаемая. Сюда входят прогулки с собаками, прогулки без собак, занятия спортом (но не на спортивных площадках). Учебные заведения обучают онлайн, границы закрыты до 3 мая. Говорят, что скоро разрешат ходить в парки и леса (разрешили с 20 апреля — прим. ред.), откроют салоны красоты и парикмахерские (с ограничением по количеству людей, ношением масок и так далее).

В стране закрыты рестораны, кинотеатры, магазины одежды, спортивные залы. Дольше всех работали салоны красоты, но и им тоже нельзя сейчас принимать клиентов.

В магазинах разграничили места для людей в очереди, чтобы близко друг к другу не стоять. Перед кассирами поставили пластиковые заграждения. Покупатели обязаны дезинфицировать руки и надевать одноразовые перчатки — всё это стоит на входе в магазин. Некоторые, правда, дают обычные пакетики вместо перчаток.

В этих одноразовых перчатках сейчас утопают все клумбы. Думаю, это связано с тем, что они лёгкие и их уносит ветер, вряд ли люди бросают их где попало.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Когда местные жители стали ходить в лес и гулять в парках — закрыли парки. Потом запретили городской велопрокат. Затем сказали, что передвигаться по улице можно только по одному — даже от мужа или ребёнка старше 13 лет нужно держаться на расстоянии двух метров (но это правило мало кто соблюдает, некоторые ходят парами). Тем, кто нарушает, выписывают штрафы от пяти до 30 тысяч злотых (от 89 000 до 534 000 рублей).

У нас нет никаких письменных разрешений на то, чтобы выходить из дома. Знаю, что некоторым выдают такие на работе, но официально ничего не надо — достаточно объяснить, куда и зачем ты идёшь.

По улицам курсируют патрули из полицейских и военных, но меня остановили только один раз, хотя я ходила мимо них очень часто. Я сказала, что вышла прогуляться. Они ответили, чтобы я шла в сторону дома самой короткой дорогой. Милые люди, улыбались, спокойно говорили.

Вообще не знаю никого лично и даже по слухам, кого бы оштрафовали. На сайте администрации президента говорится, что задача патрулей — просвещать, а не карать.

Недавно в метро вызвали полицию, потому что там был пьяный мужчина. Оказалось, что он к тому же карантинный. Он проехал всю ветку метро с севера на юг. Из-за него на несколько часов закрывали три первые станции метро и три последние для дезинфекции. Таких людей штрафуют. Ну, или тех, кто идёт жарить мясо в лес.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Я хожу в магазины постоянно, без бумаг и ограничений. Сейчас по правилам на одну кассу (неважно, работает она или нет) пускают двоих человек. В очереди в большой «Ашан» накануне католической Пасхи мы стояли где-то час. В дешёвую сеть Biedronka (местная «Пятёрочка») очередь минут на пять-семь-десять. Мы особо не страдаем от того, что есть очереди — какая разница, стоять на входе в магазин или возле касс. На улице даже лучше, потому что возле касс всегда мало места, люди вокруг толпятся, в магазине тесно. А сейчас просторно и спокойно.

Товары есть. Некоторое время назад пропали дрожжи, и это был прям дефицит. Туалетную бумагу тоже активно покупали, крупы, макароны, колбасы. Но колбаски всегда востребованы — это популярная польская еда. Пару раз не находила дрожжи в большом супермаркете (возможно, их там вообще не бывает), один раз вместо обычного риса пришлось взять басмати.

От доставки мы отказываемся, так как они работают с перебоями. Ближайшая доставка из онлайн-магазина продуктов — на 30 мая. Доставка из других магазинов идёт до двух недель, а не два дня, как обычно. Мне проще съездить самостоятельно.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Я достаточно спокойно чувствую себя в общественном транспорте, когда куда-то еду — в вагоне метро от двух до пяти человек, в трамваях примерно так же. Официально ехать в общественном транспорте может такое количество пассажиров, которое минимум в два раза меньше количества сидячих мест. То есть если в трамвае 64 сидячих места, ехать в нём могут только 32 человека. В такси, кстати, может быть только один пассажир — мы так однажды вызвали вдвоём, пришлось отменять.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

С 9 апреля всех обязали носить маски, вообще всех, даже бездомных. До этого примерно половина людей на улице была в масках. Перчатки обязательны только в магазинах. У меня есть свои одноразовые медицинские перчатки, которые я ещё давно покупала, и я надеваю их в магазин. Они лучше прилегают к руке, а ещё я надеваю кольца на указательный и средний пальцы, чтобы перчатка плотнее прилегала и было удобнее пользоваться телефоном. Мой второй лайфхак — нанести крем или масло на руки и надеть перчатки. У всех сохнут руки от санитайзеров, а мои мягонькие!

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Дистанцию соблюдают, причём с самого начала ограничений. И это прекрасно — никто не приближается, не дышит в спину, не толкает.

Всё, что могло, перешло на удалёнку. Активно работают курьерские службы, они доставляют еду, посылки из интернет-магазинов и так далее.

На карантине нужно иметь приложение, которое в рандомное время просит селфи. Иногда приходят полицейские под окна и просят выглянуть.

Моя соседка с первого этажа была на карантине. У неё постоянно зависали подруги под окнами — она выставляла им стул, они пили шампанское и всякое такое.

С конца февраля, когда в Италии резко выросло количество заболевших коронавирусом, ввели контроль — я это хорошо помню, потому что мы как раз летели в Италию на три дня, причём в Бергамо, который пострадал больше всех. Там было достаточно пусто на улицах, многие в масках. Мы возвращались буквально на следующий день после вспышки. В Италии в аэропорту у нас измерили температуру и всё. После посадки в самолёте у нас тоже проверили температуру и взяли контактные данные. На карантин не отправляли — мы специально звонили в эпидемиологическую службу. Моему молодому человеку на работе сказали, чтобы он оставался дома 14 дней — хотя это было незаконно, так как официально без симптомов тогда можно было возвращаться к работе.

Сейчас границы закрыты. Въехать могут либо поляки, либо иностранцы, у которых есть вид на жительство из-за работы или семьи. Они должны пробыть четырнадцать дней на карантине. Причём все, кто с ними живёт, тоже.

Говорят, что экономика Польши особо не пострадает. Сельское хозяйство работает, заводы вроде бы тоже работают. По крайней мере, постоянно вижу в украинских группах в Facebook наборы на заводы по упаковке чая и другие.

Насчёт зарплат. В Польше распространены два вида договоров на работу — «умова о праце» и «умова злецения». Первый — это обычный трудовой договор с больничным, отпуском и другими гарантиями. Второй — это такой договор-заказ, который заключают на определённое время или объём работ. Он не предусматривает оплаты отпусков и больничных, и его можно разорвать в любой момент. Так вот те, кто работает по второму договору, получат от государства по две тысячи злотых компенсации (35,5 тысячи рублей). Те, кто на обычном трудовом договоре, должны получить зарплату от работодателя. Но, например, моего молодого человека попросили уйти в неоплачиваемый отпуск.

Паники я не вижу. Все спокойно относятся к нововведениям и нормам. Даже бабушки. Они продолжают сидеть на скамейке возле дома, но уже садятся по краям — чтобы между ними было расстояние, и сидят в масках.

Не знаю ни одного коронавирус-диссидента. Все верят, некоторые считают, что с ними этого не случится, но с каждым днём люди как-то относятся смиреннее к этой теме.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Это звучит странно, но в период эпидемии моя жизнь, скажем так, заиграла новыми красками. Я долгое время работала удалённо в России, и это меня стало тяготить. Последней каплей стало падение рубля, которое случилось как раз накануне карантина. Я подумала, что бариста в Starbucks буду зарабатывать больше, но не успела отправить CV из-за эпидемии.

Мой молодой человек работает поваром в итальянском ресторане, и он остался из-за карантина без работы. Стал дома печь японские тортики, и когда есть их надоело, я предложила в сообществе украинок в Варшаве торт по себестоимости — думала, откликнется два-три человека, а откликнулось тридцать. В общем, стали делать торты, продавать их. Перед католической и православной Пасхой очень много заказов было, а курьеры работают с перебоями, поэтому приходится самостоятельно ездить за продуктами, везти их на такси. Пришлось за формочками ехать в пригород, чтобы купить их вовремя.

Кто-то приезжает к нам за тортами, кому-то мы их доставляем. Большинство наших покупателей не носят маски. Один раз я доставляла заказ для женщины, которая была в маске и сказала, что её мужу делали операцию на сердце, у него ослаблен иммунитет, поэтому она в маске — боится занести вирус.

Польша
Фото © Форпост Северо-Запад /

Так что я занимаюсь тортами. Сейчас я засыпаю с мыслями о тортах и просыпаюсь с ними же. Времени на лекции совсем не хватает, и мне хочется плакать, когда я вижу, что все вокруг делают подписки бесплатными.

Раньше была слаженная жизнь, при которой я слушала подкасты и аудиокниги во время катания на велосипеде, смотрела Youtube на беговой дорожке и Netflix перед сном. Сейчас городской велопрокат запретили, а спортивный зал отправили на карантин.

Мне очень нравится это время. Я полюбила полупустую Варшаву, которая без машин и людей выглядит, как на фото из прошлого века.

Мне нравится, что подходить близко, особенно к незнакомым людям, сейчас считается неприличным. Нравится, что всё стало медленнее и спокойнее. И, конечно же, мне нравится, что я стала частью того времени, после которого в мире точно что-то изменится.

Я скучаю по велопрогулкам и уткам в парке возле дома, которых я кормлю, чтобы успокоиться и отвлечься. Утки, наверное, тоже скучают, потому что несколько дней назад я увидела парочку прямо возле моего подъезда.

Мои планы не нарушились, разве что вряд ли я смогу съездить летом на море. Зато появилось много других планов из-за тортов — мы хотим продолжать заниматься этим делом и после карантина, чтобы открыть своё кафе.