Санкт-ПетербургПеременная облачность+20°C
$ЦБ:74,16ЦБ:87,23OPEC:44,02

Почему молодежь Эквадора выбирает российские вузы?

эквадор
Фото © Из личного архива

Дикие джунгли Эквадора таят в себе большие запасы нефти, но иностранцы боятся работать в дождевых лесах Амазонии. Местным же компаниям требуются специалисты со знанием современных технологий. Эквадорка Валерия Кирос сегодня обучается в Санкт-Петербурге на нефтехимика. Девушка сравнила систему образования России и Латинской Америки и рассказала, почему она отправилась в университет на другом конце света.

эквадор
Фото © Neil Palmer,CIAT

«По сравнению с другими странами, где есть запасы углеводородов, мы совсем недавно начали их осваивать для коммерческих и экспортных целей – только в 1973 году добыли первый баррель нефти. Изначально нам помогли зарубежные специалисты. Американская компания Gulf Oil (от ред. - позже ее переименовали в Chevron) приехала, провела геологоразведку, нашла залежи, помогла наладить инфраструктуру и запустить процесс. Но месторождения нефти находятся в джунглях. И иностранцы просто не смогли работать в тропических лесах – высочайшая влажность, дикие животные, змеи, насекомые и тропические ливни. Местные знают, как ладить с этим миром. Поэтому американцы обучили эквадорцев основам профессии и покинули страну. В результате сегодня большинство месторождений принадлежит нашей государственной компании PetroEcuador. Из иностранцев присутствуют только Китайская национальная нефтегазовая компания и испанская Repsol», - рассказывает аспирантка Санкт-Петербургского горного университета Валерия Кирос.

По словам девушки, в стране серьезный дефицит квалифицированных специалистов, в горнодобывающей отрасли заняты люди не с образованием, а с опытом, которые после школы пошли работать и с годами получили определенный набор навыков.

эквадор
Фото © Википедия

«Не менее важный момент: с началом добычи полезных ископаемых, между индейцами, коренными жителями Эквадора, и нефтяниками стали происходить постоянные столкновения. Когда испанские колонизаторы пришли на наши земли, часть коренных народов согласилась жить с ними на одной территории, другая же предпочла уйти глубоко в лес или подняться в горы Анд. Это множество племен, которые составляют примерно 7% населения страны (около 1,2 млн человек). Некоторые из них не знают испанский язык и ведут максимально закрытый образ жизни. Суть столкновений в том, что сырьевые компании не принимали никаких мер по защите окружающей среды. Разливы нефти, сжигание газа и необработанные отходы, которые сливали непосредственно в лесах, негативным образом сказались на местной экологии. Поэтому коренные народы не хотят допускать инженеров к месторождениям, которые располагаются на их территориях. Такого же мнения придерживаются жители горной местности, где сейчас обнаружили запасы руды. Это очень сложная ситуация для нашей страны - конфликты длятся десятилетиями, подаются коллективные иски в суды США и Эквадора. Тем не менее, добычу нельзя прекращать, потому что она обеспечивает условия для развития всей нашей страны. Мы не можем сидеть на полезных ископаемых и не трогать их, зная, что они приносят огромные деньги нашему бюджету», - подчеркивает Валерия.

эквадор
Фото © Даниэль Сима, Википедия

Молодая эквадорка считает, что люди, у которых государство выкупает земли в джунглях, должны получать достойную компенсацию и социальные гарантии. Но главное: для урегулирования ситуации необходимо привлечь третью сторону - пригласить международных специалистов, которые проведут объективный анализ уровня загрязненности почв, воздуха, воды и работы самих компаний. По его итогам они смогут выдать рекомендации, как в действительности должна происходить добыча в ее современном понимании.

По данным «British Petroleum», Эквадор занимает 17 место в мире по уровню запасов нефти (8,273 млрд баррелей), и 26 место – по ее добыче (542 тысяч баррелей/день).

Валерия всегда интересовалась химией: нравилось делать простые опыты, добиваться чистоты материала или перемены цвета. Ее родители работают в области фармацевтики, поэтому смогли с детства привить интерес к науке. Кроме того, система образования в стране построена таким образом, что еще в школе начинается разделение на три направления: классы с углубленным изучением химии, математики или общая подготовка.

эквадор
Фото © Agencia de Noticias ANDES, Википедия

После окончания школы девушка поступила в Национальную политехническую школу в Кито и переехала в столицу из родного города Ибарра. Это самый авторитетный технический университет страны, но когда она на сайте Министерства высшего образования прочитала о конкурсе Россотрудничества, победители которого смогут учиться бесплатно в одном из российских вузов, то сразу решила в нем участвовать.

«Почему я так сделала? В детстве я читала о Дмитрии Менделееве и поражалась его открытиям и достижениям. Когда стала подробнее интересоваться тому, как преподают химию в России, выяснила, что здесь обучение идет по различным направлениям: нефтехимия, фармацевтическая биохимия, агрохимия и прочие. В Эквадоре такого разветвления нет, а потому полностью отсутствуют узкопрофильные специалисты. Все становятся инженерами по химии. Именно этот момент привлек меня в первую очередь. Кроме того, новый язык и культура позволяют раздвинуть границы человека в постижении мира. Решение было принято. Вместе с моим молодым человеком мы подали документы, и оба получили квоты. 2 из 30 выделенных», - вспоминает Валерия.

Возможность указывать желаемые город и университет появилась в программе Россотрудничества через несколько лет. В тот же год, когда Валерия получила квоту, только случай определял будущее место учебы студента. Поэтому молодой человек девушки оказался в Петербурге, а она сама - в Белгороде. Небольшой город своим темпом жизни напоминал девушке родной Ибарра. Она попала в местный технологический университет на факультет химических технологий, но обучение там так же, как и в Эквадоре, не предполагало разделение по направлениям.

«Я хотела изучать именно нефтехимию, так как оценивала свои дальнейшие перспективы на родине - в настоящий момент нефтегазовое дело и энергетическая отрасль у нас активно развиваются. Например, пока работают только два НПЗ, а ГЭС и вовсе начали строить лишь 8-9 лет назад. Отучившись на подготовительном факультете, я приехала на майские праздники в Санкт-Петербург. Меня встретила совершенно иная атмосфера. Здесь никогда не бывает скучно – театры, музеи, парки, огромные библиотеки, кафе, великолепная архитектура. Просто влюбилась в город!» - делится Валерия.

санкт-петербург
Фото © Форпост Северо-Запад /

Когда пришло время уезжать обратно, она стояла на вокзале и плакала от беспомощности. И тут услышала, что кто-то обращается к ней по-испански: «Вы откуда?» Молодой человек волею судьбы оказался эквадорцем. Разговорились, Валерия объяснила ситуацию. Мильтон, как звали юношу, оказался аспирантом Горного университета. Он сказал, что в его вузе изучают нефтехимию, и позвонил декану иностранных студентов. Спустя пару дней девушку пригласили на встречу в учебное заведение. По ее словам, сотрудники спросили только один вопрос: «Ты действительно хочешь учиться?» Благодаря их усилиям, студентке удалось добиться перевода в Петербург с сохранением квоты.

«Я очень быстро поняла, что нахожусь в университете мирового уровня. Здесь впервые увидела, как студенты самостоятельно работают в лабораториях, проводят свои эксперименты, без страха совершить ошибку. К сожалению, в Эквадоре между преподавателем и обучающемся всегда стоит непреодолимая стена. В ее основе не уважение или трепет, а ужас, который сковывает и не дает свободно мыслить. Нас все время пугали, что если мы что-то сломаем, то будет платить или нас вообще исключат. Дотрагиваться даже до элементарных инструментов было страшно. В России если что-то не получается, преподаватель просто просит повторить, пока не добьешься желаемого результата. Конечно, я столкнулась с языковым барьером. Хорошо выполняя лабораторные задания, я не могла их защитить устно. Какого-то же было мое удивление, когда преподаватель перешел на испанский язык, желая послушать объяснение моего решения», - вспоминает Валерия.

эквадор
Фото © Из личного архива

Среди других достоинств Горного университета девушка выделяет ежегодное прохождение учебно-производственной практики. В Эквадоре в учебном плане такой возможности не предусмотрено, поэтому молодежь впервые оказывается на предприятии только после окончания вуза. За время обучения в старейшем техническом вузе России Валерия в качестве инженера успела пройти стажировку на НПЗ компании NIS Novi Sad, Gazprom в Сербии, компании Repsol в Испании, компании SpecTec в Санкт-Петербурге, и дважды уезжала на практику к себе на родину - в металлургическую компанию ANDEC и нефтяную компанию PetroEcuador.

эквадор
Фото © eppetroecuador.ec

«Я смогла оценить, с какими сложностями сталкиваются латиноамериканские компании в части подготовки его сотрудников. Например, месяц назад в Эквадоре произошел оползень, и вся добыча нефти в стране была приостановлена. Основной трубопровод, соединяющий месторождения в джунглях с хранилищами и НПЗ на побережье страны был поврежден. Работы по его восстановление только завершились. В аварии виновата не только природная стихия, но и тот факт, что сама конструкция не была прочной и современной. Когда я была на эквадорском НПЗ, там проходила обновление оборудования. Привезли новые установки, но они просто стояли. Специалистов, способным ими управлять, можно было пересчитать по пальцам. Люди буквально боялись дотрагиваться до установок. Они могут знать, на какую кнопку надо нажать, чтобы ее запустить, но не понимают, что происходит внутри нее. Для них это магия!» - отмечает аспирантка.

эквадор
Фото © Из личного архива

После окончания бакалавриата девушке удалось получить квоту на обучение в магистратуре, а затем и в аспирантуре. Для этого требовались публикация научных статей и участие в серьезных конференциях. Например, она получила диплом первой степени на конференции СINAREM на Кубе, выступала на Нефтегазовом форуме в Санкт-Петербурге и в конференции «Нефть и газ» в Москве.

«В перспективе я планирую вернуться на родину, чтобы делиться полученными знаниями с местными специалистами. Первоначально рассчитываю несколько лет посвятить работе на предприятиях, получить производственный опыт, а затем стать преподавателем в одном из технических университетов страны. Конечно, я буду скучать по Санкт-Петербургу. В России мне больше всего нравятся сами люди и то значение, которое они придают слову «друг». Уверена, что мои русские друзья будут рады помочь, если мне понадобится их поддержка. Я навсегда запомню местную культуру чтения. Нигде больше не видела столько людей с книгами – в транспорте, в кафе, иногда даже на ходу. В Эквадоре совершенно другая культура – мой народ любит танцевать и петь, гулять и наслаждаться природой, и вот этой спокойной интеллигентной атмосферы города на Неве мне будет очень не хватать», - резюмирует девушка.

эквадор
Фото © Из личного архива

Когда Валерия приехала в Россию, наша страна еще не была популярной на рынке образовательных услуг в Латинской Америке. Информация об университетах поступала крайне скудная, поэтому молодежь стремилась поступить в американские и европейские вузы. Спустя почти 10 лет ситуация кардинальным образом изменилась.

«Сегодня многие эквадорцы получают высшее образование в России, причем большинство – на контрактной основе. Стоимость образования невысокая, а качество значительно превосходит наше. В 2000 году национальной валютой страны стал доллар, что привело к тому, что сегодня обучение в коммерческом эквадорском вузе стоит дороже, чем в российском. Два года магистратуры у нас обойдутся в 8 тысяч долларов, в России – в 6 тысяч долларов», - рассказывает аспирантка.

Более того, в настоящий момент в Эквадоре рассматривается вопрос о сокращении бюджета, выделяемого на высшее образование. Это напрямую повлияет на государственные университеты: сократят число преподавателей, будут урезаны их зарплаты, уменьшат прием студентов. Что приведет к очередному всплеску интереса среди местной молодежи к зарубежным вузам.