Санкт-ПетербургПеременная облачность+19°C
$ЦБ:72,17ЦБ:81,47OPEC:43,15

Чем удивит нас новый образовательный стандарт

дистанционное обучение
Фото © Форпост Северо-Запад /

Единый госэкзамен для школьников все-таки состоится в очном формате, хотя и начнется не 25 мая, как планировалось до обострения ситуации с коронавирусом, а третьего июля. Сдавать его будут только те, кто собирается поступать в вузы.

Остальные, что называется, отмучились. Вынужденный эксперимент с домашним обучением школьников показал бесперспективность дистанционки как основного образовательного формата, даже в отдаленном будущем. Никакое развитие онлайн-технологий не сможет преодолеть отсутствие мотивации у подавляющего большинства учеников.

Дисциплина пошла под откос. Вот стандартный пример. Старшеклассник ставит будильник, чтобы в определенное время зарегистрироваться на образовательном портале и снова уснуть. После обеда он потратит полчаса на поиск готовых ответов на школьные задания, отправит их и пойдет на улицу – ухудшать показатели городского индекса самоизоляции.

Вернувшись, равнодушно выслушает ворчание родителей, которые целый день вели электронную переписку с учителями. Потом погрузится в интернет, предлагающий необъятный массив развлекательного контента.

И через этот же канал к детям пытаются прорваться учителя. Естественно, что им это не удается. Причем проблема с мотивацией была лишь остро обозначена с переходом образования в онлайн. Но она существовала и до коронавируса.

дети на дворцовой
Фото © Форпост Северо-Запад /

По сравнению с советскими временами среднее образование не стало более увлекательным, а в объеме и системности знаний у выпускников только потеряло. Практически все ректоры вузов сетуют на необходимость использовать как минимум первые два семестра для восполнения пробелов в знаниях студентов по школьной программе.

Для того чтобы определить направление реформирования системы среднего образования, экспертное сообщество пытается сформулировать новые требования к результату освоения школьниками учебной программы. Эти требования закладываются в Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС).

Уже несколько месяцев в формате видео-семинаров обсуждается инициатива разработки новых стандартов - ФГОС 4.0. В числе главных инициаторов научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика» Александр Адамский, ректор Московского городского педагогического университета Игорь Реморенко, академик Российской академии образования Александр Асмолов.

Александр Асмолов
Фото © Александр Асмолов. Youtube.com

В начале июня должна состояться Всероссийская сетевая конференция «Инициатива ФГОС 4.0: первая сборка», а широкой общественности результаты экспертных дискуссий представят в сентябре нынешнего года.

Действующие стандарты школьного образования утверждены в 2009-2012 годах (отдельно для начальных, средних и старших классов) приказом за подписью Андрея Фурсенко, занимавшего тогда пост главы Минобраза. Ему принадлежат нашумевшие слова о том, что задача образования в формировании не человека-творца, а квалифицированного потребителя, способного пользоваться результатами чужого творчества.

Материалы экспертных семинаров однозначно свидетельствуют о том, что концепция человека-потребителя отвергается и будет заменена новой. Тем более что и в мировой экономике тренд на стимулирование потребительского спроса уходит. Соответственно теряет актуальность и концепция общества потребления. В России уж точно в среднесрочной перспективе у большинства населения не будет денег, ни на какие товары и услуги сверх самого необходимого минимума.

Если попытаться максимально кратко выразить суть ключевых идей реформирования образовательных стандартов, то это, пожалуй, настройка школы на переделку потребителя в соглашателя. Вот как определил философию ФГОС 4.0 Александр Асмолов: «Ключевой линией поиска понимания места стандарта в эволюции образования должна быть линия, связанная с разработкой стратегии накопления согласия различных социальных, политических и профессиональных групп, отличающихся своими ценностными ориентациями».

Желательными качествами школьника становятся адаптивность и пластичность мировоззрения, а во главу угла ставится принцип, который Александр Асмолов выразил словами «незаменимых нет, и каждый ребенок – неповторимая ценность». Как же педагоги смогут увязать взаимозаменяемость и неповторимость?

Понять направление движения мысли идеологов ФГОС 4.0 поможет знакомство с исследованиями в области ценностной трансформации в России. Это в частности проект «Томская инициатива», работы доктора педагогических наук Александра Кондакова.

Главная их идея в том, что образовательные цели должны учитывать изменение базовых общественных ценностей в соответствии со сменой типов цивилизации – от традиционного к индустриальному и постиндустриальному.

Например, если среди традиционных ценностей исследователи выделяют гармонию мира, то в постиндустриальной версии она трансформируется в гармонию образа жизни. А такая ценность как мастерство в индустриальном обществе замещается полезностью и результативностью деятельности, а в постиндустриальной версии – участием в созидательном процессе и жизненном потоке.

дети танцуют
Фото © Prawny

Новое «цифровое» поколение, по мнению идеологов ценностной трансформации, отличается «постматериализмом». Оно отрицает такие понятия как ответственность, самоотверженность, упорство, риск, карьера, престиж, накопление, семья и дети, государство, обыденность и даже, как ни странно, здоровье.

Кстати, согласно предложенной исследователями классификации, творчество является отдельной ценностью только в постиндустриальном обществе. Но это уже не то творчество, от которого предлагал двигаться в сторону воспитания потребителя Андрей Фурсенко.

В постиндустриальной парадигме оно понимается как самоценный увлекательный процесс. То есть, говоря метафорически, цветущее дерево становится важнее плодоносящего. Кто же будет в обществе, которое состоит из таких детей-цветов, заботиться о пропитании? И будут ли способны будущие выпускники школ преодолеть технологическое отставание России от передовых экономик мира?

Скорее нет, чем да. Ведь конкуренция как ценность тоже исчезает вместе с индустриальным обществом.