Санкт-ПетербургНебольшой ливневый дождь+9°C
$ЦБ:78,87ЦБ:92,60OPEC:39,53

Кто был реальным прообразом «Рассеянного с улицы Бассейной» ?

Каблуков
© Общественное достояние

В начале XX века по Москве и Петербургу ходили анекдотичные истории о профессоре МГУ и известном физикохимике, мимо которых не смог пройти поэт Самуил Маршак.

Робинзон Крузо, три мушкетера, Мюнхгаузен, кукла Суок из «Трех Толстяков», герои «Республики ШКИД» и многие другие персонажи популярных литературных произведений имели в качестве прототипов конкретных исторических личностей, вдохновлявших писателей на создание того или иного образа. Одним из них был Иван Каблуков.

Как это иногда случается с фанатично увлеченными своим делом людьми, ученый был настолько занят идеями, что ничего не замечал вокруг, путал слова и попадал в нелепые ситуации.

Например, Иван Каблуков мог запросто подписаться или представиться Каблуком Ивановым. Студенты составляли именной словарь оговорок. Химия и физика регулярно превращались в «физию» и «химику». В ходе лекции профессор объединял фамилии известных химиков Менделеева и Меншуткина в «Мендельшуткин», а среди великих русских писателей, сыскавших славу в Америке, называл «Толстоевского».

Каблуков
© Общественное достояние

Самуил Яковлевич хоть и не знал лично ученого, но курьезные истории о нем слышал и использовал в своем творчестве. Биографы говорят, что в черновых набросках стихотворения поэт даже «примерял» своему герою «обувную» фамилию. Например, сохранился такой вариант:

На свете жил да поживал

Иван Иваныч Башмаков.

А сам себя он называл

Башмак Иваныч Иванов.

И хотя в результате литератор полностью убрал из произведения имя и фамилию «рассеянного», когда в 1930 году шутливое произведение опубликовали, Каблуков узнал себя в главном герое. Обладая отличным чувством юмора и здоровой самоиронией, он не обиделся и от души посмеялся. В беседе с братом поэта Ильей, погрозив пальцем, сказал: «Ваш брат, конечно, метил в меня!»

Однако никакие чудаковатости профессора не сказывались на результатах его научной деятельности. Он считался авторитетнейшим ученым, чьи работы посвящены органической, физической и технической химии. Почетный член Академии наук СССР не разделял науку на теоретическую и прикладную, логично полагая, что каждое открытие по возможности должно находить применение в производстве.

В органической химии к его заслугам можно отнести разработку способа получения формальдегида. К слову, официально этот газ был впервые синтезирован Бутлеровым, но Александр Михайлович разглядел в молодом сотруднике собственной лаборатории при Петербургском университете талантливого исследователя и предложил ему попробовать разработать новый, более эффективный, способ получе­ния. Задача была успешно выполнена в 1881 году - путём про­пускания паров метилового спирта через плати­нированный асбест. Именно вариация Каблукова в результате положила начало техническому получению этого продукта, являющегося сегодня важнейшим «строительным блоком» при производстве различных химикатов - красителей, лекарств, отдушек, парфюмерии, дубящих средств и других химикатов.

Каблуков
Фото © Общественное достояние, Каблуков в кругу коллег, известных ученых

Исследования природных со­левых растворов и процессов переработки мине­рального сырья привели Ивана Алексеевича в Крым, где в 1911 году он познакомился с соля­ным промыслом на Сакском озере и Сиваше. Вернувшись в Москву, на базе Московского сельскохозяйственного института профессор изучил и проанализировал условия получения калийных солей и брома из маточных растворов при добывании поваренной соли. Результаты этих работ стали основой для организации российского производства минеральных удобрений: в Крыму был открыт бромный завод, началась добыча калийных солей из морской воды. Сегодня броморганические соединения эффективно применяются как инсектициды и пестициды, используемые для борьбы с вредителями и болезнями растений, а калийные удобрения позволяют не только увеличить урожайность, но и улучшить качественные характеристики выращиваемой продукции. Кроме того, Каблуков занимался исследованиями фосфоритов, вопросами получения окислов азота из воздуха, известковой селитры и цианистого кальция.

Однако основные научные работы ученого относились к области теории растворов и их теплопроводности, а также термохимии. На рубеже XIX и XX веков эти темы занимали умы крупнейших химиков по всему миру.

Каблуков
© Общественное достояние

Иван Алексеевич открыл явление аномальной электропроводности неводных растворов электролитов и увеличение ее при добавлении воды к спиртовым растворам. Исходя из этих наблюдений, в 1889-1891 годах ученый предположил химическое взаимодействие между растворителем и растворяемым веществом, а также ввел в научный оборот представление о сольватации ионов. В результате его работы положили начало сближению физической и химической теорий растворов. Каблуков издал одни из первых учебников по дисциплинам «Основные начала физической химии» и «Основные начала неорганической химии».

Будучи теоретиком науки, большое значение академик придавал и подготовке квалифицированных кадров в высших учебных заведениях. Он читал курсы лекций в МГУ, Московском сельскохозяйственном институте и Московском инженерном училище, и сегодня по праву считается создателем школы физикохимиков в СССР.

По причине рассеянности и специфической манере общения профессора в студенческой памяти прижилось бесчисленное множество «каблуковских комментариев» и «каблуковских шуток», которые впоследствии превратились в анекдоты. Вот лишь некоторые из них:

«Другая фамилия». На химфаке МГУ - вечер выпускников вместе с преподавателями. К Каб­лукову подходит молодая женщина: «Здравствуй­те, Иван Алексеевич! Вы меня не узнаёте?» - «Нет. Ведь у меня много было студентов. А как вы живёте?» - «Да вот работаю, замуж вышла» - «Наверное, и фамилию сменили?» - «Да, у меня теперь фамилия мужа» - «Ну, вот поэтому я вас и не узнал!».

«Экзамен». Однажды, экзаменуя студента и убедившись в его слабых знаниях, Каблуков спросил:

- Хотели на тройке прокатиться?

- Да, - ответил студент.

- Идите пешком, - и поставил двойку.

«Менингит». Профессор, узнав, что один из его студентов лежит в больнице с менингитом, сказал аудитории: «Менингит — опасная болезнь. Человек умирает или после излечения навсегда остается дураком. Я, например, в молодые годы тоже болел этой болезнью».

«В С Н X». Понадобилось Каблукову в Выс­ший совет народного хозяйства (ВСНХ). Узнал, что это где-то на Варварской площади. Приехал туда, а точно дома не знает. Подходит к постово­му милиционеру посреди площади: «Молодой че­ловек, где здесь Вэ Эс Эн Ха?». Тот козырнул и показывает: «Вот это серое здание на углу и есть ВСНХ». Каблуков со своей палкой поковылял ту­да, постоял перед дверью и сердитый возвращает­ся обратно: «Что же вы, молодой человек, мне не­правильно сказали?!» - «Да я тут второй год стою и точно знаю, что это ВСНХ». – «Извините, но я человек грамотный. Там на двери написано не ВэЭсЭнХа, аВэХаОДэ!».

«Пришлите некролог». В начале войны Каблуков был эвакуирован в Самарканд. И вот до Казани, куда бы­ла эвакуирована Академия наук, дошел слух, что Иван Алексеевич скончался. Собрали, как положено, траурное заседание и направили в журнал «Известия Академии наук» некролог. А спустя пару дней от него самого пришла телеграмма с просьбой выслать протокол казанского заседания, посвященно­го его памяти. Химик хотел узнать, что будут о нём го­ворить после его смерти.

Сегодня только специалисты знают о научных заслугах Ивана Каблукова, ведь чаще всего он упоминается как герой многочисленных шуток и одного сатирического стихотворения.

маршак
© Общественное достояние

«Однажды на трамвае

Он ехал на вокзал

И, двери открывая,

Вожатому сказал:

«Глубокоуважаемый

Вагоноуважатый!

Вагоноуважаемый

Глубокоуважатый!

Во что бы то ни стало

Мне надо выходить.

Нельзя ли у трамвала

Вокзай остановить?»