Санкт-ПетербургПеременная облачность+15°C
$ЦБ:75,03ЦБ:88,96OPEC:42,98

«Земля Санникова» как мечта о геотермальной энергетике

Обручев
© Общественное достояние

Свой знаменитый роман Владимир Обручев написал в 61 год. За право сниматься в его экранизации боролись Высоцкий, Марина Влади, Даль, Дворжецкий, и только за первый год проката кино посмотрели более 41 млн человек. Самое удивительное: автор книги был в первую очередь не писателем-фантастом, а всемирно известным геологом!

Владимир Афанасьевич родился в старинной дворянской семье, члены которой строили военные крепости, командовали войсками и тесно общались с такими историческими деятелями как Чернышевский, Милютин и Герцен. Большое участие в начальном образовании мальчика приняла мать – немка по национальности и дочь лютеранского пастыря, читавшая своим детям Жюль Верна, Купера и Майн Рида. В результате в будущем популяризаторе науки скрестились любовь к путешествиям и усидчивость, строжайшая дисциплинированность и упрямство. Этот противоречивый симбиоз качеств помогал ему добиваться успеха на протяжении всей жизни.

горный университет
© Общественное достояние

Так, в 1881 году молодой человек поступил в Горный институт. Выбор объяснялся тем, что вуз позволял получить востребованную профессию и утолить жажду к путешествиям. В то время институт выпускал «горняков» и «заводчиков»: одни разрабатывали новые месторождения, трудились на рудниках и копях, другие – становились инженерами и руководителями на предприятиях. В студенчестве из-за вспыльчивости, энергичности и своеволия Обручева называли «бомбой». В очередной раз он оправдал свое прозвище, когда наотрез отказался выбирать из двух предлагаемых вариантов и принял твердое решение стать геологом.

В конце 19 века об этой специальности еще мало что знали. Например, Геологический комитет (главное профильное госучреждение в Российской империи) был создан лишь в 1882 году для геологического картирования и изучения недр государства. В структуру входило всего семь специалистов, и каждому суждено было стать первопроходцем. Возможно, Владимир Афанасьевич не обратил бы внимание на эту малоизученную на тот момент область, если бы не познакомился с географом и знаменитым путешественником Иваном Мушкетовым. На счету нового профессора Горного института были открытия неизвестных ранее минералов и крупных залежей полезных ископаемых, а также исследования Турменистана и Афганистана. Своими лекциями, проводимых не только в аудиториях, но и «в полях», он буквально заразил молодого человека страстью к геологии и поиску ответа на вопрос: как развивалось строение Земли на протяжении веков. После окончания вуза Мушкетов сделал Обручеву предложение, от которого юноша был в восторге – отправиться в экспедицию в Центральную Азию. Из Туркмении до Самарканда строили Закаспийскую железную дорогу, а так как часть пути должна была пройти через пустыню Каракумы, требовалась консультация геолога, который бы изучил движение песков и выяснил, как защитить от них дорогу.

пустыня
Фото © А. И. Шастов, Барханные пески

Молодой специалист влюбился в однообразие пустынных пейзажей, но спустя несколько лет экспедиций принял неожиданное решение - уехать вместе с семьей в Иркутск. Ему удалось получить должность в местном Горном управлении и стать первым геологом Сибири. Началась работа над ее исследованием, которая в конечном итоге заняла несколько десятилетий, вылилась во множество научных статей и стала основой для истории геологического изыскания региона.

В 1892 году Обручев присоединился к эпохальной экспедиции Григория Потанина в Китай и Южный Тибет, через Бурятию и Монголию. За два года команда преодолела в общей сложности более 13 тысяч километров. Это были именно те приключения, о которых Владимир Афанасьевич читал в детстве и ради которых стал геологом. Он побывал в местах, где до него еще не ступала нога европейца.

Обручев
© Общественное достояние

7 тысяч образцов горных пород и отпечатков ископаемых животных и растений, наброски карт и кипы фотографий позволили ему получить невиданный ранее «портрет» Азии - описать ее с точки зрения рельефа, природных особенностей и населения. Изданные научные статьи и путевые дневники сделали Обручева не только известным путешественником, но и ученым.

обручев
Фото © Обручев в ки­тайском костюме, Пе­кин, 1893.

Исследователь вернулся в Иркутск, а затем в 1901 году переехал в Томск. Оценив минерально-сырьевой потенциал края, он закономерно решил, что здесь необходимо развивать горнодобывающее образование. На основе воспоминаний о своей альма-матер и наработанного опыта, он создал горное отделение в Томском технологическом институте, став его первым деканом. По сути, Обручев основал сибирскую геологическую школу. Плодами его деятельности стали специалисты, с именами которых связаны открытие и освоение богатейших месторождений. Например, именно под влиянием лекций Обручева Николай Урванцев перевелся с механического факультета на горное отделение, впоследствии открыл уникальное норильское медно-никелевое месторождение и стал основателем Норильска.

Обручев
Фото © Горное отделение Томского института, 1905 год

Отдав преподаванию более 10 лет, Владимир Афанасьевич был вынужден подать в отставку. Министерство народного просвещения причислило его к «политически неблагонадежным сотрудникам». Мало того, что вольнодумный декан в своих фельетонах откровенно подшучивал над чиновниками от науки, так еще и предложил сделать почетным членом Томского института Потанина – того самого, с которым покорял Китай. Все бы ничего, если бы географ не оказался другом анархиста Бакунина и каторжанином, неоднократно судимым по обвинению в революционной деятельности.

Так, учёный с мировым именем в 49 лет оказался в вынужденном отпуске без четкого понимания, когда он окончится и произойдет ли это вообще. Обручев стал приводить в порядок накопленный им за 25 лет материал: возвратился к своим прежним записям и наблюдениям, которые когда-то откладывал из-за нехватки времени. Всего за несколько лет были изданы более сотни его научных работ по геологии – монографий, статьей и карт.

А почему бы не попробовать себя в художественном жанре, раз есть свободное время, спросил сам себя профессор. Ответом стал роман «Плутония» о путешествии учёных во внутреннюю полость Земли и об открытии подземного мира, населённого доисторическими существами. Российский геолог был уверен, что фантастика должна казаться читателю правдоподобной и избегать откровенных научных ляпов. И своей цели автор достиг:

«Я получил от читателей немало писем, в которых одни совершенно серьезно спрашивали, почему не снаряжаются новые экспедиции в Плутонию; другие предлагали себя в качестве членов будущих экспедиций; третьи интересовались дальнейшей судьбой путешественников, выведенных в романе».

Через 10 лет он написал еще один научно-фантастический роман, и успех новой книги был оглушительным.

обручев
Фото © "Земля Санникова", 1971 год

Однако, несмотря на небывалую популярность художественных произведений Обручева, его научная значимость всегда была весомее.Еще в начале 20 века Обручев в ходе экспедиции на север Якутии услышал от местных жителей историю о существовании загадочного теплого острова, лежащего далеко в Ледовитом океане. Якобы он покрыт лесами и лугами в кольце высоких гор, именно туда улетают перелетные птицы и именно там поселилось племя онкилотов, гонимое воинственными чукчами с земель Крайнего Севера. Эта легенда вдохновила ученого на написание романа «Земля Санникова». Вероятность существования теплой суши в Ледовитом океане академик объяснил гигантским кратером непотухшего вулкана.

После революции страна нуждалась в новом скачке развития тяжелой промышленности, а следовательно - горной отрасли. Владимир Афанасьевич был снова приглашен к работе. Он занимался разведкой цемента на Донбассе, преподавал в Таврическом университете в Симферополе и Московской горной академии, писал учебники по геологии, руководил такими масштабными учреждениями как Институт мерзлотоведения АН СССР и Геологический институт АН СССР.

Какие исследования сделали Владимира Обручева знаменитым на весь мир ученым:

- Лёсс

Еще во время своей первой экспедиции в Турмению после окончания Горного института Владимир Афанасьевич обратил внимание на динамическую геологию, а именно: роль ветра в происхождении лёсса – желтоватой осадочной породы, покрывавшей целые долины на территории нынешних Туркмении, Таджикистана и Китая. Эта тема стала одной из основных в его исследованиях. Эоловая гипотеза, согласно которой горные породы в виде неувлажненной пыли переносятся при помощи ветра и образуют мощные массивы, разрабатывалась им в первые годы научной деятельности. Но поскольку дискуссия о природе лёсса насчитывает не одно столетие, Обручев и в ходе своих последующих экспедиций и путешествий в Китай и Среднюю Азию искал (и находил!) доказательства в пользу этой теории.

лёсс
Фото © Till Niermann, Википедия

По возвращению из Туркмении он написал свой первый научный труд «Пески и степи Закаспийской области», который был удостоен серебряной медали Императорского Русского географического общества, и стал ее действительным членом.

- Золотоносность, оледенение и тектоническое строение

Сразу три важнейших для Обручева научные темы объединила в себе Сибирь.

Во время работы геологом в Иркутском горном управлении Владимир Афанасьевич много времени уделял изучению залежей золота. Он разработал собственные практические рекомендации для поиска драгоценного металла, которыми с готовностью делился с местными владельцами приисков. Поначалу собственники относились с сомненьем к их эффективности, но со временем убедились в правоте молодого специалиста. Например, он советовал искать золото там, где коренные породы богаты кубиками пирита. Прошло немного времени, и посещение Обручевым какого-нибудь золотоносного района Сибири тут же вело к росту акции компаний, ведущих там добычу.

Обручев
Фото © Обручев с сотрудниками-геологами на Ленских приисках в 1901 год

Научным результатом его экспедиций на Ангару, Лену и Байкал стала большая монография «Геологический обзор золотоносных районов Сибири», которая долгое время была настольной книгой специалистов.

Кстати, по мнению Владимира Афанасьевича, расположение золотоносных месторождений во многом определяется локацией древних ледниковых отложений в регионе. И эти убеждения относительно истории геологического строения Сибири были также революционными. Согласно общепринятой тогда точки зрения из-за засушливых условий сибирского климата в регионе в принципе не могло быть древнего оледенения. Обручев был уверен в обратном. Более того, он собрал необходимые доказательства и смог убедить научное сообщество, что оледенение Олекминско-Витимского района происходило дважды, а сибирские увалы образовались в результате движения ледника.

На протяжении всей своей жизни ученого увлекала тектоника. Он сформулировал одну из первых тектонических теорий - движение земной коры объяснялось пульсацией планеты. Сегодня она не является основной, однако по-прежнему находит последователей.

Обручев
© Общественное достояние

Когда в 1956 году Обручев умер, один из самых старых и авторитетных общенаучных журналов Nature опубликовал некролог, в котором подобрал великому геологу статус – «коммуникатор науки». Человек, создающий научные дискуссии, живо участвующий в них и поддерживающий интерес общества к ним…