Санкт-ПетербургЯсно+10°C
$ЦБ:76,82ЦБ:89,66OPEC:41,22

Чем Минфин США отличается от «МММ»?

биржа
Фото © Онлайн-счетчик госдолга в Нью-Йорке / thebalance.com

Возможна ли финансовая пирамида, которая никогда не разрушится? Примеры постсоветского рынка, такие как «МММ» или «Властелина», казалось бы, свидетельствуют об однозначном ответе «Нет». Однако правительство США уже многие десятилетия с успехом занимает деньги у всего мира и рассчитывается с кредиторами за счет новых облигационных выпусков.

Пандемия коронавируса спровоцировала беспрецедентные заимствования. Обязательства Соединенных штатов на начало июня достигли 25,7 триллионов долларов (это в 92 раза больше объема доходов бюджета России на 2020 год), но пирамида не рушится. В чем её секрет?

Исторический максимум соотношения объема заимствований к валовому внутреннему продукту страны (ВВП) зафиксирован в после окончания Второй мировой войны в 1946 году. Долг тогда превысил годовую стоимость произведенных в США товаров и услуг на 21%. Но из-за проблем разрушенной войной европейской экономики на Америку приходилась тогда половина мирового ВВП. Поэтому рост долгов не был критичным.

ввп
Фото © Соотношение госдолга и ВВП (из публичных материалов Конгресса США)

Сегодня соотношение госдолга к валовому продукту составляет 116%, а доля США в мировом хозяйственном обороте - менее четверти. Еще пару лет назад в Конгрессе США рассматривали сценарий, что послевоенный рекорд может быть превышен не ранее 2030 года. Однако существующая динамика позволяет прогнозировать достижение пика уже к 2022 году. Кредиторы всё чаще поднимают вопрос о невозможности правительства расплатиться по своим обязательствам, однако о практической возможности скорого дефолта речь не заходит.

«Если вы печатаете облигации, номинированные в вашей национальной валюте, то вы просто не можете объявить дефолт – считает один из самых известных международных частных инвесторов Уорен Баффет. - Соединенные штаты были достаточно умны, чтобы занимать в национальной валюте. Правительство США может напечатать деньги одним нажатием на кнопку, чтобы заплатить вам. У него есть лимиты по наращиванию долга, но мы видели, как легко они могут пересматриваться. И я просто не вижу причин, чтобы этого не делать».

Баффет
Фото © Уорен Баффет с Бараком Обамой / The White House

Доля иностранных государств среди держателей американских облигаций составляет около трети всего объема (самые крупные кредиторы – Китай и Япония). Остальные две трети находится на балансе банков, инвестиционных компаний и внутриамериканских финансовых структур, таких, например, как пенсионные и страховые фонды, Федеральная резервная система.

Диверсифицированный долговой портфель позволяет Штатам обезопасить себя от резкого сброса облигаций отдельными странами. Например, Китаем и Россией, которые объявляли о проведении политики дедолларизации.

Риск дефолта, как мы выяснили, минимален. Но не может же пирамида расти бесконечно? Тот же Уорен Баффет, соглашаясь с наличием долгосрочного тренда на наращивание американского долга, предлагает обращать внимание на то, как он соотносится с макроэкономикой: «Нужно смотреть не на абсолютные значения долга, а на то, растут ли доходы страны и её платежеспособность».

В этом отношении сегодня дела обстоят хуже, чем после Второй мировой войны, в которой США оказались одним из немногих бенефициаров. Послевоенный долговой пик пришелся на мощный экономический рывок. Он был так стремителен, что к 1970 году удалось сократить соотношение долга к ВВП к значению около 30%. Сейчас реальные доходы американцев не растут, и нет предпосылок для столь резкого улучшения макропоказателей.

Правда, в середине июня президент США Дональд Трамп спрогнозировал невиданный в истории страны рост ВВП в третьем квартале 2020 года. Президент не уточнил, за счет чего произойдет прорыв. Кампания по возврату производств, выведенных в свое время в Китай и другие страны Юго-Восточной Азии, не дает ожидаемого эффекта. Поэтому пока основным драйвером остается рост государственных расходов.

МИНФИН США
Фото © Минфин США / cbo.gov

Америке нужны более надежные резервы увеличения валового продукта. Посмотрим, какие отрасли вносят наибольший вклад в экономику штатов, и как их пропорции изменились в течение двух последних десятилетий.

Сразу отметим, что доля обрабатывающей промышленности к 2019 году снизилась до 18,4%. В начале 21 века она еще составляла 23,6%. Статистика фиксирует падение по всем статья кроме выпуска компьютеров, коммуникационного оборудования, легких грузовиков и внедорожников. Снизилась также доля строительства, ЖКХ, транспорта. Вложения в инфраструктуру, которые помогли Америке преодолеть Великую депрессию, в 21-м веке стагнируют. Среди традиционных отраслей индустриального производства увеличивается только значение добывающей отрасли. Но ее доля в ВВП по-прежнему менее 2,2%.

Какие же направления являются сегодня китами американской экономики? По влиянию на ВВП лидируют финансы и страхование. На них приходится 7,2% валового продукта, и значение этого сектора продолжает увеличиваться. Но все-таки его динамика несопоставима с отраслями нового технологического уклада – информационными технологиями, НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки), здравоохранением и социальной защитой. Значение этих сфер в валовом продукте США за последние восемь лет увеличилось на 19%, а финансовый сектор усилил свою долю лишь на 4%. При существующих темпах быстрорастущие социальные отрасли станут лидерами уже в следующем году.

капсулы
Фото © pixabay.com

Важная тенденция трансформации американской экономики состоит в опережающем росте отраслей, связанных не с потребительским, а с корпоративным спросом. Например, биотехнологии и медицина развиваются с акцентом на исследовательские направления, а не на выпуск конечных продуктов. Растет доля коммерческой недвижимости в ВВП, а доля жилья снижается. В торговом секторе значительно быстрее развивается оптовое направление, а не ритейл.

Можно сделать вывод, что денежная накачка экономики уже настолько далеко оторвалась «от земли», что потребительский спрос её не в состоянии «переварить». Поэтому торговля перестала быть драйвером. И соответственно рост доходов и кредитования большинства американцев больше не является условием экономического роста.

К тому же торговый бум был сопряжен с чудовищным количеством мусора. Антропогенное воздействие на природу дошло до критического уровня. Опережающий рост в отраслях биотехнологии, медицины и цифровизации свидетельствует о появлении более экологичных объектов для накачки финансовых пузырей. Новая индустрия способна принять дополнительные триллионы долларов, сохраняя приемлемое соотношение госдолга к ВВП. Поэтому у США есть возможность наращивать госдолг хоть до бесконечности. Если, конечно, уличные протесты последних месяцев не перерастут во что-то большее.