Санкт-ПетербургЯсно+10°C
$ЦБ:76,82ЦБ:89,66OPEC:41,22

Почему петербургскому УФАС удается так легко разоблачать картельные сговоры

благоустройство
Фото © Форпост Северо-Запад /

В понедельник 31 августа Управление федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу отчиталось о пресечении деятельности картеля, который незаконным путем получил госконтракты в сфере городского благоустройства на 230 млн рублей.

Расследование показало, что участники сговора - общества с ограниченной ответственностью «ПСФ-корт» и «Зеленстрой» - отправляли документацию по электронным торгам с общего ip-адреса. То есть заявки якобы конкурирующих между собой компаний оформлял один и тот же человек на одном и том же компьютере.

Хотелось бы поздравить ФАС с очередным большим успехом, но в этом деле бросается в глаза вопиющая неосторожность правонарушителей. Они как будто подарили правоохранителям доказательства злого умысла. Особенно если учесть, что только в 2020 году на своем портале петербургское антимонопольное управление уже десять раз публиковало сообщения о раскрытых картелях с указанием оставленных улик. Все они связаны либо с общим ip, либо с одинаковыми электронными, почтовыми адресами или телефонами. У фальшивых фирм-конкурентов встречались даже общие доверенные представители.

рука на клавиатуре
Фото © pixabay.com

Почему же злоумышленники как будто нарочито не «заметают следы»? Ведь участникам картелей грозят, казалось бы, чувствительные наказания. Согласно Кодексу об административных правонарушениях РФ с должностных лиц предприятий-нарушителей могут взыскать штраф от 20 до 50 тысяч рублей, а сами компании рискуют заплатить за свой сговор от одной десятой до половины начальной стоимости контракта, который разыгрывался на торгах.

Кроме того материалы дел ФАС как правило направляет в МВД, поскольку усматривает в них признаки состава преступления по части 1 статьи 178 УК РФ «Ограничение конкуренции». Максимальное наказание по этой статье предусматривает до трех лет лишения свободы.

Причины неосмотрительности фигурантов картельных дел проясняет стенограмма встречи главы ФАС Игоря Артемьева с Президентом страны Владимиром Путиным 29 июля 2019 года. Глава антимонопольного ведомства рассказал тогда, что количество картелей исчисляется тысячами, и особенно много их в закупах фармацевтических препаратов и дорожном строительстве. Там по его словам 80-90% государственных торгов «заражены» картельными сговорами. В масштабах страны это колоссальные деньги. В целом по экономике ущерб причиняемый картелями он оценил в 2% ВВП, то есть около 2,4 триллионов рублей.

мефографика ФАС
Фото © ФАС

Озвучив устрашающие цифры, Артемьев доложил, что в России по всем этим тысячам картелей, возбуждено «около 15 уголовных дел, некоторые дела закончились». Он не уточнил количество «законченных», то есть доведенных до суда расследований, но по данным Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству в 2019 году по всей стране их оказалось всего два.

Перспектива уголовного наказания для участников картелей эфемерна, но остаются же штрафы. Обратимся к статистике Петербургского УФАС. В Северной столице в прошлом году выявили 20 картелей против 17-ти в 2018. Штрафы выписаны на сумму более 57 миллионов рублей. Правда, оплачено из них только 18 миллионов. Похоже, что основная доля оштрафованных организаций – это фирмы-однодневки, созданные специально для имитации конкуренции.

Попавшись на картельном сговоре, эти пустышки часто просто прекращают деятельность. Активов у таких фальшивых игроков обычно не бывает, поэтому штраф может годами болтаться на их балансе в составе кредиторской задолженности.

Обязательство активно бороться с картелями Игорь Артемьев дал Владимиру Путину еще в 2017 году. Президент тогда начал встречу с руководителем ФАС словами: «Игорь Юрьевич, будем бороться с картелями?». «Да, Владимир Владимирович» - последовал ответ.

Артемьев и Путин
Фото © kremlin.ru

С тех пор статистика раскрытия нарушений законодательства по госзакупкам улучшается. Комиссии УФАС выносят типовые решения, сообщают о них на своем сайте. А участники торгов от лени и безнаказанности продолжают подавать на торги заявки подставных, якобы не связанных между собой компаний, составленные на одном и том же компьютере.

Единственное принципиальное усовершенствование, которое позволили себе злоумышленники, состоит в том, что вместо общего компьютера подставные конкуренты использовали единую «облачную» систему управления проектами. То есть с разных компьютеров заходили в одни и те же файловые папки на удаленном сервере. Но и тут антимонопольщики Петербурга все с той же легкостью раскрыли преступную уловку. Их дело о картеле в сфере строительства и ремонта, участники которого использовали инновационную технологию, признано прецедентным на уровне России.

Раскрытие картельных дел удалось даже «поставить на конвейер». Разработан так называемый «цифровой кот» - автоматизированная система, отыскивающая следы сговора на электронных торговых площадках. Систему презентовали в прошлом году. ФАС сообщила тогда, что подобный скрининг создают параллельно с Россией в Корее, Великобритании и Бразилии, но планы отечественных борцов с монополизмом идут дальше всех – к созданию системы, которая будет не только выявлять нарушения, но и самостоятельно собирать доказательства.

Проблему недостаточной строгости наказаний для участников картелей в ФАС признают. Игорь Артемьев приводил в пример США, где «можно легко получить 10 лет тюрьмы за картель на внутреннем рынке». Более того, к осени 2019 года антимонопольщики наконец-то внесли в Правительство РФ законопроект, ужесточающий наказания, в частности по той самой первой части статьи 178 УК РФ, на которую они ссылаются обычно в своих публикациях.

фемида
Фото © pixabay.com

Правительство поддержало инициативу, и уже в ноябре 2019 года документ попал в Госдуму. Совет нижней палаты российского парламента поручил профильному Комитету по госстроительству и законодательству до 14 января 2020 года собрать отзывы по поправкам к УК и подготовить документ к рассмотрению в первом чтении в январе 2020 г.

К сожалению никакого движения законопроект с тех пор и до сегодняшнего дня не получил. Но даже если он будет принят, увеличение максимального наказания вряд ли изменит общую ситуацию со сговорами при госзакупках. Ведь главная задача антимонопольной борьбы все-таки состоит не в том, чтобы «цифровой кот» выявлял все новые и новые подставные фирмы, плодящиеся со скоростью домовых мышей, а в обеспечении поставок качественного товара по приемлемым ценам для государственных нужд.

В недавнем деле о картеле на 230 млн рублей Петербургское ФАС сетует на то, что снижение цены контракта на торгах с участием заговорщиков не превысило 1,5% от заявленного начального уровня. Тогда как реальная конкуренция могла сбить сумму контракта почти на 50% - были такие прецеденты по закупкам на благоустройство.

Есть очевидная история. Объявления о предстоящих торгах публикуются на общедоступных информационных ресурсах, но почему-то в них не участвуют добросовестные компании, способные своим более низким ценовым предложением «сломать» картельную игру. Причин может быть только две. Либо независимые компании большая редкость на нашем рынке, либо их блокируют организаторы конкурсов на этапе подачи заявок или их оценки.