Санкт-ПетербургЯсно+3°C
$ЦБ:76,47ЦБ:90,41OPEC:40,91

Срочный или бессрочный? По каким договорам работать вузовским преподавателям

преподы 1
Фото © Форпост Северо-Запад /

В Госдуму 15 сентября внесены поправки к Трудовому Кодексу, радикально реформирующие систему найма преподавателей вузов.

В ответ на сложившуюся в течение последних лет тенденцию перехода на более короткие трудовые договоры авторы законопроекта предложили закрепить бессрочный контракт в качестве основного. А срочные - заключать не менее чем на три года, и только в особых случаях, которые должны быть отдельно прописаны в федеральном законодательстве.

Действующая редакция статьи 332 ТК дает широкие рамки для оформления трудовых отношений. Тот же подход содержится и в принятом Минобрнауки «Положении о порядке замещения должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу». Тем не менее, вся кадровая система высшей школы, выстроенная с момента провозглашения в 2012 году стратегии перехода на «эффективный контракт» в бюджетной сфере, логически подводит вузы к практике срочных договоров.

Прием на работу должен сопровождаться юридическим закреплением стимулирующих выплат, увязанных с выполнением KPI (ключевых показателей эффективности). А вектор развития, от которого зависят эти показатели, может меняться не единожды в году. Удастся ли авторам поправок решить проблему трудовых отношений, устраняя не её причину, а следствие?

подписание контракта
Фото © pixabay.com

Инициатива исходит от Совета Федерации. Один из авторов документа сенатор Ирина Рукавишникова подняла вопрос о необходимости внесения поправок в ТК на одном из пленарных заседаний еще в конце октября прошлого года.

«Сложилась устойчивая практика в вузах, особенно региональных, заключения с педагогическими работниками трудовых контрактов сроком на один год. Такая ситуация ничем не обусловлена – исключительно произвол со стороны администрации» – заявила Рукавишникова.

Последовавшие за ее заявлением отклики представителей ректорского сообщества вскрывают предпосылки той политики, которую сенатор назвала произволом. Многие университеты действительно используют годичные контракты, и это не только вопрос стимулирования конкуренции в преподавательской среде.

Не менее серьезной причиной является понятное желание избежать конфликтов в продолжающемся год за годом процессе сокращения кадров. В 2013 году, когда в стране стартовала программа поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных и муниципальных учреждениях, педагогический корпус вузов насчитывал 319,3 тысячи человек. По данным на 2019 год – 229,3 тысячи.

Администрации поставлены перед выбором: увольнять преподавателей, имеющих бессрочные договоры, по результатам аттестации, или не переоформлять трудовые отношения с теми, кого предполагается сократить. Последнее гораздо предпочтительнее, поскольку отказ в аттестации бросает тень на всю дальнейшую карьеру преподавателя. А в ситуации с короткими договорами всё решает открытый конкурс.

препод с сумкой
Фото © pixabay.com

Не способствует увеличению сроков найма и неопределенность бюджетного финансирования, даже в трехлетнем горизонте. В том числе утверждаемых ежегодно контрольных цифр приема абитуриентов. Государственные бюджеты сегодня, как известно, принимаются как раз на трехлетний срок, но суммы ассигнований за пределами первого года всегда условны. И это проявление не выстроенной до сих пор системы стратегического планирования, несмотря на принятие летом 2014 года соответствующего закона №172-ФЗ.

Естественно, что профсоюз «Университетская солидарность» будет говорить не о стратегии в целом, а о конкретной проблеме своего сообщества, заинтересованного в закреплении более длительных трудовых отношений с работодателем. В их петиции в адрес Минобрнауки содержится предложение установить трехлетний минимальный порог контракта (что соответствует поправкам сенаторов) и предусмотреть автоматический переход на бессрочный договор в случае, если преподаватель дважды успешно выдержал конкурс.

«Заставить себя качественно разрабатывать два-три учебно-методических комплекса, зная, что через год меня могут запросто уволить, лично я не могу» - пишет на портале Межрегионального профсоюза работников высшей школы доцент Василиса Перфильева.

Понимая эту проблему, руководство университетов, как правило, старается построить конкурсный процесс таким образом, чтобы у педагогов была максимальная гарантия сохранения за собой существующего учебного курса.

Достаточно осторожно, учитывая специфику отдельных стран, высказалась ЮНЕСКО в своих Рекомендациях о статусе преподавательских кадров учреждений высшего образования, выпущенных в 1997 году.

«Бессрочные контракты или их функциональные эквиваленты (там, где таковые предусмотрены) являются одной из основных процессуальных гарантий академической свободы и защитой от произвольных решений. Они стимулируют также индивидуальную ответственность и способствуют сохранению на работе талантливых преподавательских кадров» - говорится в п. 45 рекомендаций.

Наибольшей академической свободы и наивысших гарантий добились, как известно, профессора в США. Со второй половины 20-го века основной формой занятости в североамериканских университетах стал пожизненный контракт без права увольнения по инициативе администрации (теньюр). Получению теньюра как правило предшествует 3-5-летний испытательный срок в статусе ассистента.

американский профессор
Фото © amplifyconference.tv

Главный положительный эффект сторонники пожизненного найма видят в том, что у ведущих профессоров исчезает мотивация препятствовать продвижению молодых талантливых ученых из опасения потерять место. В этой связи вспомним, что на момент широкого распространения этой системы по окончании Второй мировой войны американские преподаватели вообще не ощущали никакой конкуренции в академической среде.

Это был настоящий научный бум, подкрепленный растущим финансированием и расширением штатов. Сегодня система пожизненного найма существует скорее по инерции.

«В последние годы практически ни одно совещание с участием коллег из Европы и США, проводимое в открытом режиме, не обходится без критики бессрочных контрактов. Не все европейские и американские университеты перешли на эту систему, но те, кто перешел, столкнулись с серьезной проблемой. Резко упали конкурентные возможности развития педагогических кадров. Обозначился крен на создание дополнительных социальных гарантий для отдельной общественной группы – преподавателей. Интересы студентов при этом не учитывались.

Университеты закрепили у себя многих сотрудников, которые не соответствуют сегодняшним требованиям к уровню педагогической работы и слабо ориентируются в текущем научном развитии, даже по своему направлению» - считает ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко.

Люди, с восторгом говорящие о социальной защищенности педагогов на Западе, забывают, что 60% из них не находятся в штате университетов, а работают по гражданско-правовым договорам. В России их доля составляет всего лишь около 17%. Но это нельзя расценивать как безусловное преимущество, поскольку во многих случаях внештатная схема работы оказывается эффективнее для самого сотрудника. Как в плане мобильности персонала, так и гибкости системы оплаты труда.

домашнее задание
Фото © pixabay.com

По мнению Владимира Литвиненко, российская кадровая политика высшей школы оптимальна с точки зрения законодательной базы. Хотя не все правильно понимают цели и задачи этой политики. С критиками срочных договоров можно согласиться лишь в том случае, когда в университете не установлены четкие критерии оценки компетенции преподавателей. Если такие внутренние установки существуют, и каждый сотрудник знает, как ему повысить свой уровень, то претензии к этому вузу относительно использования краткосрочных договоров беспочвенны.

«Если преподаватель не соответствует квалификационным требованиям, то он должен уйти, он неконкурентоспособен. И здесь идет речь не об отношениях между сотрудником и ректором, а об ответственности перед обществом» - говорит Литвиненко.

Тот же подход он считает необходимым и в отношении ректорского корпуса. Зарплата и премии руководителей должны базироваться на выполнении критериев оценки вуза, которые следует разработать при непосредственном участии министра науки и высшего образования. Он ответственен и за контроль их достижения. Владимир Литвиненко отметил, что оптимальным считает закрепление порядка 20 критериев работы университета в сфере научной, учебной деятельности, материально-технического обеспечения и повышения конкурентной позиции.

Ректор Горного напомнил также, что первый шаг к выстраиванию четких цифровых индикаторов был сделан Николаем Булаевым, возглавлявшим Федеральное агентство по образованию. По итогам инициированного им обсуждения в ректорском сообществе подписан министерский приказ, устанавливающий диапазон соотношения зарплат руководителя вуза и научно-педагогического состава. Документ действует по сей день, но это только один индикатор, и притом ограничительный. Эффективная система оценки университетов со стороны Минобрнауки до сих пор не выстроена.

«Мы путаем внешние индикаторы и государственную систему оценки – считает Литвиненко. – Если ректор не выполняет критерии, определенные министерством, то его нужно уволить, и не ждать окончания пятилетнего контракта, пока он разваливает университет. Ректор должен заниматься не охраной кресла, а вузом. Это принципиально. Если прозрачный механизм государственной оценки вузов появится, то это добавит уважения к системе образования, к министру, государству в целом и включит персональную ответственность ректоров» - резюмировал Владимир Литвиненко.