Санкт-ПетербургПеременная облачность+5°C
$ЦБ:75,47ЦБ:89,89OPEC:46,91

Google признался, что он супермаркет

смартфон
Фото © pixabay.com

Минюст США объявил войну крупнейшей американской интернет-компании Google. В экстраполяции на Россию это выглядит, как если бы правительство вступило в схватку с Газпромом.

Поданный 20 октября антимонопольный иск обвиняет Google в нарушении принципов свободной конкуренции при продвижении своей поисковой системы. По мнению бывшего гендиректора Google Alphabet Inc. Эрика Шмидта судебные преследования необоснованны, но за ними скрывается реально существующая более серьезная проблема регулирования контента в интернете. Прямое отношение к ней имеет поисковик Google и принадлежащие ему интернет-сервисы, такие как YouTube.

«Социальные сети, распространяющие влияние сумасшедших – это не то, что мы планировали. Если отрасль не сможет выстроить свою политику умным способом, то внешние ограничения неизбежны» - заявил бизнесмен на недавней виртуальной конференции The Wall Street Journal.

Главный вопрос, как для саморегулирования интернет-сервисов, так и для надзирающих за ними государственных органов, состоит в том, кого считать сумасшедшим при отсутствии официального психиатрического заключения. Если раньше споры по этому поводу возникали вокруг отдельных маргинальных элементов, то сегодня подобная риторика звучит в отношении обоих кандидатов на пост президента США.

сервисы Гугл
Фото © Сервисы Google / "Форпост Северо-Запад"

Холдинг Alphabet (владелец Google), не скрывает своих симпатий к противостоящей Дональду Трампу Демократической партии. А генеральные прокуроры, поддержавшие антимонопольный иск, представляют штаты, настроенные в пользу республиканцев.

В пресс-релизе американского Минюста Google назван «привратником интернета», который путем заключения неконкурентных соглашений с производителями гаджетов добился предустановки своего поисковика по умолчанию на «миллиардах мобильных устройств по всему миру».

Google уже ответил на эти обвинения в своем блоге: «Как и бесчисленное множество других компаний, мы платим за продвижение наших услуг. Точно так же как продовольственный бренд может платить супермаркету за то, чтобы его продукты стояли на полке на уровне глаз».

Продолжая эту аналогию можно представить себе такую выкладку товара, когда бренды одного, самого влиятельного производителя, занимают «первую линию» на всех полках. Продукцию конкурентов магазин не отвергает, но покупателям она не видна. В информационном пространстве такое вытеснение контента на периферию внимания равносильно его отсутствию, небытию.

товар на полке
Фото © pixabay.com

Конечно, на принципы функционирования всей маркетинговой системы американский суд не покусится. Тем не менее, Google может грозить немалый, хотя вполне посильный штраф. В 2018 году Еврокомиссия по схожему поводу присудила им выплатить 4,34 миллиарда евро. Годом ранее по результатам антимонопольного дела в России пришлось раскошелиться на ₽438 миллионов. Кроме того было заключено мировое соглашение c ФАС о том, чтобы не препятствовать установке альтернативных сервисов на устройствах с операционной системой Android, которая тоже принадлежит Google.

Проблема цензурирования контента в интернете гораздо сложнее, и одним из главных объектов политического противостояния здесь является YouTube. Этот сервис в последние годы становится наиболее динамичным подразделением Alphabet. Его доля в общей выручке пока не преобладает ($15 млрд из $161,9 млрд по 2019 году), но темпы роста значительно превышают средние по всей компании – 34% против 18% за год. А влияние видеохостинга как механизма формирования социальных настроений интернет-пользователей значительно масштабнее даже его многомиллиардной выручки.

Британская газета The Guardian сослалась недавно в одной из своих публикаций на вывод, к которому пришла Палата представителей США, изучив влияние технологических компаний на аудиторию: «Они обладают слишком большой властью и подвергают цензуре политические выступления, распространяя фальшивые новости и «убивая» двигатели американской экономики».

багдата и прочее
Фото © pixabay.com

Ответом на столь радикальное резюме стало ужесточение интернет-гигантами своей цензурной политики. YouTube предусмотрительно активизировалась еще в 2017 году. Тогда были объявлены планы увеличения количества модераторов, цензурирующих публикации, до 10 тысяч человек.

В мае прошлого года администрация хостинга опубликовала заявление о своих новых принципах сокращения «пограничного контента» и повышения авторитета отдельных угодных сервису блогеров. В заявлении было сказано, что в качестве нежелательных материалов могут рассматриваться, например, высказывания о том, что «Земля плоская».

Они выбрали пример, относящийся к сфере естествознания, научные споры по которому действительно уже не возникают. Но важен провозглашенный принцип. Ограничению подлежат уже не только призывы к насилию и демонстрация непристойности, но и противоречащие мейнстриму воззрения. А это удар по свободе слова.

Новые принципы YouTube в том же году пригодились при модерации роликов о проблеме коронавируса. Достаточно вспомнить заявление директора хостинга Сьюзан Войкицки о намерении препятствовать распространению любой информации об этой инфекции, противоречащей установкам Всемирной организации здравоохранения. То есть именно той организации, которую резко критиковал Трамп.

В позиции YouTube можно было бы усмотреть определенную логику, апеллирующую к тому, что ВОЗ как международная организация отражает консолидированную, а значит единственно верную позицию профессионалов. Однако если и раньше такая логика имела очевидные изъяны, то сегодня в период переформатирования мировых регуляторов она совершенно недопустима.

МВФ
Фото © imf.org

Факт переформатирования уже почти никем не оспаривается. Не далее как 15 октября глава Международного валютного фонда Кристалина Георгиева опубликовала заявление о том, что мир переживает «новый Бреттонвудский момент». Напомним, что в 1944 году в Бреттон-Вудсе (штат Нью-Гемпшир) было подписано международное соглашение, которое определило принципы послевоенной глобальной финансовой системы. Сейчас, по мнению Георгиевой, они меняются.

В периоды трансформации вряд ли кто-то может претендовать на истину в последней инстанции. Особенно сервисные компании, которые по определению должны предоставлять площадку для высказываний всем заинтересованным сторонам. А всю мощь самоцензуры YouTube хотелось бы ощущать на таких направлениях как, например, пресечение незаконной рекламы интернет-казино.

Федеральная антимонопольная служба РФ долгие годы добивалась от YouTube блокировки подобных роликов. В какой-то момент даже «опустила руки», сообщив, что не может повлиять на сервис, расположенный за пределами рунета (доменной зоны ru, su и рф).

YouTube, выждав паузу, все-таки продекларировал политику ограничения рекламы азартных игр. Однако желающие могут и сегодня встретить эту рекламу у блогеров с многотысячной аудиторией, опубликованную месяц назад и более. Чем же весь этот месяц занимались тысячи модераторов по всему миру? Вероятно охотой на ведьм.