Санкт-ПетербургПеременная облачность+0°C
$ЦБ:76,32ЦБ:91,31OPEC:46,72

Почему школьное образование деградирует

абитуриентка
Фото © pixabay.com

Результаты Единого государственного экзамена в этом году оказались весьма неожиданными, если не сказать странными. Несмотря на затруднения из-за всеобщего дистанционного обучения, выпускники одиннадцатых классов выдержали ЕГЭ лучше, чем в условно благополучном 2019-м.

Среди первокурсников 2020 года 28% набрали 80 и более баллов на ЕГЭ (в прошлом году 26%). Такой результат соответствует оценке «пять с плюсом». Если к топовой категории прибавить обладателей 70-79 баллов, то общая доля отличников приблизится к 54%.

Можно ли на этом основании утверждать, что большинство российских первокурсников получили блестящее школьное образование? И о том, что на результат 2020 года благотворно повлиял вынужденный дистанс?

Впервые поступление в университеты стало определяться результатами ЕГЭ в масштабах всей страны в 2009 году. Вступительные испытания в вузах были в основном отменены, но некоторые все-таки проводили внутреннюю оценку уровня школьных знаний новых студентов. Например, на журфаке МГУ для первокурсников провели стандартный диктант, который показал на удивление слабый уровень знания орфографии.

Только 18% лучших абитуриентов страны с 83-мя баллами в среднем по русскому языку (в целом по стране – 56) смогли заслужить зачет, то есть сделали не более восьми ошибок. А из 15-ти стобалльников зачет получили только 5 человек.

В некоторых работах доходило до 80 ошибок. Встречались вопиющие примеры орфографической безграмотности: «врочи», «поциэнт» и другие в том же духе. Ученый совет факультета решил тогда, что диктант вскрыл проблему национального масштаба и предал его протоколы гласности.

журфак
Фото © Журфак МГУ / страница факультета ВКонтакте

Сторонники отмены ЕГЭ воспользовались данными МГУ как свидетельством порочности тестовой системы. Некоторые защитники реформы, оппонируя им, пытались объявить неудобные цифры фейком. А доцента кафедры стилистики русского языка журфака МГУ Анастасию Николаеву, которая первой прокомментировала для прессы результаты диктанта – вымышленным персонажем.

Более сдержанные приверженцы ЕГЭ сетовали на «проблемы взросления» нового механизма оценки знаний. Некоторые намекали на то, что из-за утечки ответов на экзаменационные вопросы из чиновничьих сейфов, в лучшие вузы поступили не лучшие ученики.

Одна из журфаковских первокурсниц 2009 года, Анастасия Беляева, призналась на радио, что два последних школьных года учителя их буквально натаскивали на решение типовых тестов. Например, для успешного выполнения части «С» ЕГЭ (это небольшое сочинение) предлагали «рыбу» - готовую схему, куда оставалось только вставить несколько слов.

Методика подготовки с тех пор не изменились. Казалось бы, и грамотность абитуриентов должна стабилизироваться на уровне 2009 года. Однако этого не произошло. Спустя четыре года, по словам Анастасии Николаевой, итоги стандартного журфаковского диктанта для первокурсников оказались троекратно хуже. Уже не 18%, а только 6% студентов смогли сдать зачет.

«Форпост» поинтересовался у Николаевой результатами диктанта в этом году. Пока удалось выяснить лишь то, что «это непростой разговор», и в двух словах не ответить. Достаточно красноречиво об отношении сегодняшних абитуриентов к орфографии свидетельствуют их комментарии под поздравительным постом по случаю завершению приемкой кампании на странице соцсети ВКонтакте «Абитуриенты журфака МГУ 2020». Обратите внимание на скриншот под этим абзацем, очевидно, что абитуриентам ближе невербалика.

Скрин страница журфака МГУ ВКонтекте
Фото © Сообщество факультета журналистики МГУ ВКонтакте.

Похоже, что школа уже махнула рукой на проблемы правописания. Приняла как данность тяготение детей к визуальным образам. Вот что думают сегодня методологи от образования по поводу растущей безграмотности школьников.

«Многие годы центральным звеном при обучении русскому языку было изучение именно орфографии и пунктуации, однако проблема невысокого уровня практической грамотности не снималась <…>; главные причины – сложность русской орфографии и пунктуации, сложность механизма формирования орфографической и пунктуационной зоркости. На формирование практической грамотности влияет не только специально организованный процесс обучения, но и на сегодняшний день агрессивная языковая среда, специфика письменного общения в Интернете и при помощи мобильной связи» - констатирует Федеральный институт педагогических измерений.

И вот какое резюме за этим следует: «Ученые доказали, что практическая грамотность формируется в тесной взаимосвязи с общекультурным развитием человека, в процессе развития интеллекта при вовлечении во все виды речевой деятельности».

Фактически говорится о том, что не до жиру, быть бы живу - обучить детей хотя бы связной речи и расширить кругозор, а орфография приложится. Это называется у них «коммуникативной методикой формирования правописных умений».

В 2020 году при сдаче ЕГЭ по русскому языку хуже всего выпускники справились с правописанием личных окончаний глаголов и суффиксов причастий. Средний бал здесь – 41,8%. Наивысший в блоке вопросов по определению лексического значения слова – 92%.

Да, дети в основном понимают значение общеупотребимых слов, но ведь в формировании словарного запаса заслуга школы далеко не решающая. На него больше влияют семья и информационное поле, тот же интернет. А правописание суффиксов – непосредственная задача учителя русского языка, которую методологи ему почему-то существенно облегчают. Результат налицо. И вероятно, что примерно так обстоят дела и с другими предметами.

школа
Фото © pixabay.com

Попробуем ответить на вопрос о причинах прогресса ЕГЭ в условиях самоизоляции, обратившись к математике. Это второй обязательный предмет, который сдают все одиннадцатиклассники.

«Несмотря на негативные факторы, сопутствующие подготовке к экзамену в 2020 г., отмечается заметный рост процента выполнения наиболее сложных заданий - отмечает Институт педагогических измерений. - Этот феномен можно объяснить массовым переходом наиболее подготовленных категорий школьников на самостоятельную подготовку к экзамену».

Парадоксальная формулировка. Самые сложные задания – это как раз то, что требует глубокого понимания, которого не добиться без участия квалифицированного преподавателя. Объяснить большую успешность самостоятельной подготовки можно, пожалуй, лишь тем, что высокий результат предопределяется усиленным штудированием типовых тестов. И в меньшей степени широким знанием предмета. Значит, он достигнут из-за того, что учебный процесс в этом году меньше отвлекал будущих абитуриентов от начетничества и доведении до автоматизма игры в «угадайку».

На интернет-форумах нередко можно встретить рассказы стабильных троечников о том, как они в последние школьные месяцы «перелопатили» кучи тестов и сдали ЕГЭ на отлично. В этом контексте становится понятнее причина массовой поддержки школьными преподавателями, учениками и родителями инициативы об отмене с 2021 года ОГЭ (основного государственного экзамена) для девятиклассников и обязательного ЕГЭ для детей, которые не собираются поступать в вузы.

Логика такая: раз эти экзамены не влияют на поступление, то они и не нужны. И неважно, что это окончательно демотивирует учеников 4-9 классов. В младшей школе они освоили чтение и арифметику, и теперь могут прозябать до поры. Школа обратит на них внимание, когда дорастут до старших классов, и начнется предэкзаменационная муштра. Так может быть назвать вещи своими именами - переименовать среднее образование в подготовительные курсы.