Санкт-ПетербургПасмурно+1°C
$ЦБ:74,36ЦБ:90,41OPEC:55,14

Молодой инженер: как сэкономить полмиллиарда…

Посохов
Фото © Из личного архива

На первый взгляд, построение карьеры на Крайнем Севере – решение смелое, если не сказать отчаянное. Однако именно там расположены крупнейшие месторождения нефти в России, поэтому вкупе с суровыми зимами и удаленностью от мегаполисов местные специалисты получают возможность добиться стремительных успехов в работе. Выпускник петербургского вуза рассказал, как за несколько лет стать ведущим специалистом Сектора оптимизации добычи «РН-Юганскнефтегаза».

Хотя административным центром Югры, основного нефтегазоносного региона страны, считается Ханты-Мансийск, и по промышленному потенциалу, и по численности населения его превосходит Нефтеюганск. Объясняется это тем, что градообразующим предприятием последнего является «РН-Юганскнефтегаз» – главное добывающее подразделение «Роснефти», на долю которого приходится порядка 30% всей добычи компании.

юганскнефтегаз
Фото © Пресс-служба ООО "РН-Юганскнефтегаз"

«Мы живем в плотном окружении месторождений. Практически все жители Нефтеюганска, так или иначе, заняты в нефтяной отрасли: почти половина работают в «Юганскнефтегазе», остальные – на сервисных предприятиях, например, по ремонту скважин. Иногда у меня спрашивают: хотел бы я сменить климат и переехать в более крупный город. Это действительно непростой регион для жизни, но я никогда не жил в других реалиях и не думал о нем в контексте «тут сложно – там легко». Все вращается вокруг нефти. Когда живешь в нефтяном крае, сомнений не остается, какая отрасль является ключевой для экономики страны. Имеет ли смысл уезжать? В конце 9 класса родители предложили мне попробовать поступить в «Роснефть-класс», который курирует одноименная компания. Их всего 2 на город и 10 на весь наш регион, поэтому конкурс обычно превосходит 5 человек на место. Туда привлекают самых сильных учителей и учеников, так что качественное среднее образование обеспечено. По итогам конкурса мне удалось поступить в один из них», – рассказывает выпускник Санкт-Петербургского горного университета Александр Посохов.

Молодой человек говорит о начальной ступени системы подготовки кадров «Школа-вуз-предприятие». Она направлена на решение проблемы дефицита квалифицированных инженеров в ТЭК и минерально-сырьевом комплексе страны и используется в ряде крупных холдингов и корпораций. Школьники углублённо изучают точные науки, регулярно встречаются с представителями профильных профессий, которые рассказывают о своей работе, осваивают курс «Нефтешкола» с виртуальным посещением месторождений и изучением ключевых процессов предприятия.

юганскнефтегаз
Фото © Из личного архива

Формат обучения предполагает более строгие правила посещения учебного заведения. Например, шестидневную неделю и отсутствие актировки – обычные школьники могут пропустить занятия при температуре ниже 30-35 градусов, для воспитанников «Роснефть-классов» таких поблажек не существует.

«Как и все мои одноклассники, по истечении двух лет я получил возможность досрочно, до написания ЕГЭ, подать документы в один из ведущих горнотехнических вузов страны на основе результатов олимпиады. Она проводится по регионам, каждому из которых выделяется фиксированное количество мест в университетах-партнерах компании. В нашем случае отбор происходил среди учащихся в ХМАО. На каждую из пяти предлагаемых специальностей выделялось 4 места. Чем больше баллов набирал ученик – тем больше специальностей на выбор ему предлагалось. Самая престижная – «Разработка и эксплуатация нефтяных и газовых месторождений». Заняв четвертое место в общем рейтинге, я получил последнее место на данное направление и поступил в Санкт-Петербургский горный университет», – объясняет Александр.

Горный университет
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Масштабность Горного повергла меня в легкий шок. Учебный комплекс включает в себя как исторические здания с мраморными полами, колоннами и коваными лестницами, так и современные корпуса, в которых работают научные центры и аудитории с мультимедийным и экспериментальным оборудованием. Так, в лабораториях моего профильного факультета мы самостоятельно создавали буровые растворы, моделировали процесс бурения и учились контролировать его, изучали принципы работы скважин и с помощью тренажеров-имитаторов практиковались в их капитальном ремонте. Именно такие моменты вовлекают в процесс обучения, а впоследствии – в профессию. Причем это не просто стенды, а действующие лаборатории, принимающие заказы от ведущих компаний России», - вспоминает выпускник.

Учитывая целевой формат обучения Александра, производственную практику он проходил в своем родном городе. Стажировки сыграли большую роль в понимании профессии нефтяника и того, как можно приложить знания, полученные в вузе в огромном объеме. Это мотивировало к дальнейшему движению вперед и поступлению в магистратуру.

посохов
Фото © Из личного архива

«Альма-матер дала общую картину всей отрасли – от строения отдельно взятого пласта до тенденций в мировой экономики и того, от каких политических процессов они зависят. Такое полномасштабное понимание рынка сразу замечается руководством компании, которое начинает более пристально следить за успехами специалиста», – рассуждает Александр.

По его словам, большинство выпускников Горного занимают серьезные должности в «РН-Юганскнефтегазе» и активно участвуют в развитии предприятия. Однако вначале молодому человеку предстояло туда попасть. Получив диплом, он поехал домой с уверенностью, что его тут же возьмут на работу.

«Оказалось, обучение в вузе с именем – не гарант трудоустройства. Меня направили на собеседование. Его не назовешь типовым: в комиссии 12 человек, а на 100 вакансий претендует 2000 новоиспеченных выпускников со всей России. Среди них были не только целевики, но и все желающие. Массовость объясняется желанием попасть в программу «Молодой специалист», обязательным условием которой является трудоустройство сразу после окончания вуза. Такой набор кадров происходит каждое лето», – рассказывает Александр.

Речь идет о финальном этапе той самой глобальной системы непрерывного образования «Школа – вуз – предприятие». Ее популярность обусловлена тем, что участники получают целый пакет привилегий: досрочные повышения, развивающие курсы, стажировки на должностях руководителей и льготы (например, ускоренное получение северной надбавки к окладу).

Александр прошел собеседование, и его определили в самый крупный цех по добыче нефти в компании. На месторождении Приразломное юноша провел два года. Первая должность – это оператор по добыче нефти и газа. Полевая работа, где полученные академические знания – еще не залог успеха, здесь развивают другие компетенции: умение системно мыслить, работать в команде, принимать на себя ответственность.

юганскнефтегаз
Фото © Пресс-служба компании "РН-Юганскнефтегаз"

Спустя полгода молодого человека назначили геологом ППД (поддержание пластового давления), который контролирует работу 40 операторов. Он отвечал за весь фонд нагнетательных скважин (500 единиц!) на месторождении, используемых для закачивания воды в пласт. Еще через 6 месяцев Александр стал старшим геологом.

«Прожив два года в «вагончиковом городке» при графике 7 дней работы через 7 дней отдыха, я был переведен в центральный офис компании, расположенный в Нефтеюганске. Меня пригласили в Управление повышения производительности резервуаров и ГТМ в качестве ведущего специалиста Сектора оптимизации добычи. Сегодня я координирую ремонт скважин на территории целого региона – Майского. Накопленный опыт помог в этом году занять 1 место на Научно-технической конференции молодых специалистов, ежегодно проводимой ПАО «НК «Роснефть» среди своих подразделений. Я презентовал проект оптимизации станций управления на месторождении. Идея следующая: насосы для добычи нефти управляются с помощью специальных станций, расположенных на поверхности. Я заметил, что на большинстве скважин насосы работают не постоянно, а с регулярными интервалами, во время которых происходит накопление нефти. Это объясняется тем, что сейчас мы в основном разрабатываем низкопроницаемые запасы. Таким образом, есть соседние скважины с попеременной работой насосов – условно один качает 10 минут, потом другой. Режимы активной работы в них никогда не пересекаются, тогда зачем нужны две станции управления, если можно использовать одну, которая будет переключаться между ними?» – резюмирует Александр.

посохов
Фото © Из личного архива

Какова экономическая эффективность данного предложения? Если обычная станция стоит 100%, то одна двойная обойдется в 130%, принеся экономию в 70% с пары скважин. В денежном эквиваленте модернизация одной пары станций управления позволяет сэкономить 1 млн рублей. По последним подсчетам таких пар в компании насчитывается 500 штук, то есть речь идет о сумме в 0,5 млрд рублей.

Управление, в котором работает молодой специалист, заказало подрядной организации конструирование подобной инновационной станции. Буквально через неделю пройдут ее первые испытания. Заменять старое оборудование можно будет сразу же, как только появится техническая возможность. Высвободившиеся станции планируется использовать на новых скважинах, где насосы работают в постоянном режиме.