Санкт-ПетербургПасмурно+2°C
$ЦБ:74,36ЦБ:90,41OPEC:55,14

Кто был первым ректором Горного университета

горный университет
Фото © Фридрих фон Мартенс (1809-1875). Вид Горного института. 1830-е годы

Старейший технический вуз России был создан по указу императрицы Екатерины II после обращения с соответствующей просьбой горнозаводчика из Урала. Но кем был человек, который создал и возглавил учебное заведение? Знаменитый сын знаменитого отца.

Соймонов – представитель почтенного дворянского рода, который упоминается в истории России еще с ХVI века. Его отец Федор Иванович был вице-адмиралом Российской империи, исследователем и первым русским гидрографом. «Птенец гнезда Петрова» и автор карт Каспийского, Балтийского и Белого морей десятки лет потратил на составление географического атласа России и развитие навигацких и геодезических школ. Стоит ли удивляться, что отпрыск такого неутомимого ученого пошел по его стопам и сделал ничуть не меньший вклад в развитие страны.

Федор Соймонов
Фото © Общественное достояние/ Федор Соймонов

Михаил Федорович в юном возрасте воспитывался в доме деда. Если в петровскую эпоху многие дворяне сопротивлялись требованию властей учиться, то спустя несколько десятилетий образование из навязываемого государством фактора стало важной частью жизненных стратегий представителей элиты. Так, и Соймонова еще в 8 лет (в 1738 году) отдали на обучение в Академию наук, где он изучал иностранные языки и точные науки, затем – в Московскую артиллерийскую школу.

После ее окончания в чине унтер-офицера молодой человек отправился в Сибирь. Там под эгидой научных изысканий он провел конец 1740-х и почти все 1750-е годы. Вместе с отцом юноша исследовал местные земли и проводил гидрографические, геодезические и картографические работы. А в 1753 году он принял участие в знаменитой Нерчинской секретной экспедиции, которую возглавил Федор Иванович. Ее основными целями были выявление пригодных для жизни и сельского хозяйства земель в Приамурье, обследование рек Ингоды, Аргуни и Амура, разведка сухопутного и водного пути от Иркутска до Нерчинска, поиск подходящего места для строительства морских судов.

Нерчинск
Фото © Вид на Нерчинск, гравюра XVIII века

Сегодня историки пишут монографии о значительной роли экспедиции в распространении российской государственности на территории Сибири и Дальнего Востока. Для Соймонова-младшего она тоже была уникальной – полученный опыт продемонстрировал перспективы, которые могли дать хорошее образование, преданность своему делу и упорство. Изучая российско-китайскую границу и укрепляя позиции Нерчинска, Михаил Федорович стал поручиком, капитаном и затем майором.

В 1762 году он приехал в столицу. Поначалу заседал в Комиссии по устройству крепостей и расположению войск в Сибири, а через 2 года стал обер-прокурором Сената.

Переломный момент в карьере произошел в 1771 году, когда офицера назначили директором Берг-коллегии и монетных дворов. Только в 41 год Михаил Федорович, вошедший в учебники истории как крупный организатор горного производства и горно-геологической службы, обратился к отрасли, в которой ему суждено было совершить настоящую революцию.

Одним из первых решений, принятых Соймоновым на новой должности, стала подготовка специалистов – горных инженеров. Эта мысль неоднократно приходила ему в голову еще во время экспедиций в Сибири. Толчком к претворению ее в жизнь стало обращение в Берг-коллегию уральского рудопромышленника Исмагила Тасимова с инициативой:

«…Чтоб начальники заводов или надзиратели их трудов и промысла были знающие люди, ибо они часто спрашиваться должны, и от умного и сведущего охотее слушать наставления, нежели от глупого невежи, то просить, чтоб завести офицерскую школу, как здесь кадетские корпусы и академии…».

Убежденный сторонник создания в России высшего профильного учебного заведения Михаил Федорович тут же поддержал идею и составил проект учреждения Горного училища. Предлагая на рассмотрение в Сенат доклад «О заведении горной школы», Берг-коллегия признала «не только оное полезным, но и необходимо нужным для всего Горного корпуса».

горный университет
© Общественное достояние

На содержание вуза уральский предприниматель и члены «инициативной группы» готовы были платить с каждого пуда поставленной ими руды по полуполушке из получаемой на неё платы. Конечно, нельзя сказать, что это стало решающим аргументом в пользу благоприятного отношения Екатерины II к инициативе. Но приятным дополнением точно было.

21 октября 1773 года императрица утвердила решение Сената о создании училища, сегодня именуемого Горным университетом. Директором был назначен Соймонов.

Ко дню торжественного открытия в июле 1774 года Михаил Федорович подготовил устав и учебную программу, лично пригласил основных преподавателей, основал Горный музей и научную библиотеку, издательство и типографию. Осознавая значение практических занятий, он построил при училище лаборатории и специальный рудник, на модели которого изучались условия залегания горных пород, добывались образцы, производились химические анализы. Первыми право поступить в вуз получили лучшие ученики Московского университета, имеющие предварительную подготовку по французскому, немецкому, латинскому языкам, арифметике, геометрии, основам химии.

Ректор видел в учебном заведении научно-учебный и информационный центр сырьевой отрасли. Преподаватели и студенты переводили работы иностранных специалистов на русский язык, издавали их для распространения передового знания среди государственных и частных заводов. Крайне важным считалось сотрудничество с Академией наук, российскими и зарубежными исследовательскими и учебными заведениями. Для освоения иностранного опыта Соймонов не просто предлагал, а практически сделал обязательными заграничные командировки наиболее талантливых выпускников. Принципы, лежащие в основе Горного училища, в последующие годы как эталон перенимались другими отечественными вузами.

соймонов
Фото © Александровский завод, относящийся к группе Олонецких горных заводов

Естественно организацией высшего образования директор Берг-коллегии не ограничился. Важным производственным проектом, которому он посвятил много времени, стала реанимация Олонецких заводов, к тому моменту пришедшие в полнейший упадок. Со свойственной ему страстью Михаил Федорович приступил к работе, привлекая к делу известных инженеров и химиков. В результате выявив все накопившиеся неисправности, «горный министр» добился того, чтобы добыча полезных ископаемых в регионе была успешно реорганизована, и местные рудники достигли своего расцвета.

Это был лишь один из примеров. Соймонов инициировал разведку полезных ископаемых и разработку месторождений по всей России, подготовил проект организации горнозаводского производства. Причем предложил каждые 5 лет пересматривать и корректировать его.

Длительные разъезды подорвали здоровье Михаила Федоровича. Уже в преклонном возрасте ему приходилось делать перерывы в исполнении своих обязанностей, пока самочувствие не заставило уйти в отставку. Однако вступивший на трон в 1796 году Павел I, высоко ценивший заслуги «отца» Горного училища, настоятельно попросил его вернуться к должности, сделал тайным советником и сенатором, пожаловал Александровскую ленту и назначил директором горных и монетных дел. Согласился. За последующие годы он первым в стране основал государственные партии рудоискателей, по итогам которых были открыты множество рудных жил, а также создал проект нового Монетного двора с лабораторией. В 1799 году Соймонов был награжден орденом святого Андрея Первозванного, и только в 1801 году в 71 лет ушел со своего поста. На этот раз окончательно.

Михаил Соймонов
Фото © Михаил Соймонов

Историки писали о Соймонове:

«Во все времена своей продолжительной службы он не переставал с любовью и энергией заниматься горнозаводским делом, улучшать его и стараться в его развитии. Все его заслуги заставляют с особенным уважением и признательностью произносить его имя в память о нем как о человеке, принесшем столько пользы горному делу в России».