Санкт-ПетербургСолнечно+12°C
$ЦБ:75,55ЦБ:90,46OPEC:65,21

Почему бюджетные места достаются вузам, которые не нужны экономике

формулы_30012021
© pbs.twimg.com

Количество бюджетных мест в высших учебных заведениях РФ в рамках предстоящей приёмной кампании 2022/23 года увеличено по сравнению с предыдущим учебным годом более чем на 11,5 тысячи. В планах правительства на ближайшие четыре года 142 тысячи дополнительных мест.

Сегодня бесплатное вузовское образование доступно уже для 60% выпускников школ. Государство дает чёткий сигнал о росте потребности в специалистах высшей квалификации. Однако не решена главная задача – как распределить квоты приёма абитуриентов на бюджетные места между вузами, чтобы через 4-6 лет структура выпуска соответствовала запросам рынка труда.

Подтверждением тому, что хотя бы примерное соответствие так и не достигнуто, является доля выпускников вузов, работающих не по специальности. Согласно данным HeadHunter, таких сегодня в России около 41%. Особенно много в области продаж (70%) и административном управлении (64%).

Фактически несколько сотен миллиардов рублей ежегодных ассигнований федерального бюджета на высшее образование тратятся вхолостую. При этом остро необходимые экономике специальности зачастую испытывают недофинансирование. То есть направления подготовки, куда абитуриенты идут по принципу диплом ради диплома, процветают.

«Форпост» уже приводил этот пример, но нелишним будет напомнить, что на обучение одного студента-дизайнера одежды в Санкт-Петербургском университете промышленных технологий и дизайна государство расходует 320 тысяч рублей в год, а на будущего специалиста лесной отрасли из Лесотехнического университета в той же Северной столице – 150 тысяч рублей. При этом для подготовки одного лесотехника требуется стабильное функционирование нескольких серьезных лабораторий, а студенту-дизайнеру достаточно компьютера.

Государство из-за нашествия короеда и лесных пожаров ежегодно теряет огромные суммы потенциальной экспортной выручки. Для успешной борьбы с этими напастями остро необходимы представители малопрестижной лесотехнической профессии. А количество бюджетных мест в головном отраслевом вузе меньше, чем в университете, выпускающем дизайнеров одежды.

подиум_30012021
© pixabay.com

С соотношением количества бюджетных мест по тем или иным специальностям сложилась примерно та же диспропорция, как и с объемом финансирования в расчете на одного студента. Существующая весьма наукообразная методика распределения квот между вузами находится в процессе перманентной модернизации, но успеха достичь не удается. В ноябре 2019 года Президент Владимир Путин достаточно жёстко отчитал тогдашнего главу Минобрнауки РФ Михаила Котюкова за излишнее внимание к «голым статистическим данным» и непонимание того, «что происходит на земле, в жизни».

Министерство в апреле прошлого года утвердило новую корректировку порядка проведения конкурса на распределение контрольных цифр приёма по специальностям и направлениям подготовки по образовательным программам высшего образования за счет ассигнований федерального бюджета (КЦП) – так официально именуется алгоритм распределения бюджетных мест.

Главной идеей очередной реформы стало постепенное снижение влияния инерции прошлых лет на текущий результат по КЦП. В 2020 году ретроданные еще определяли его с долей 85%. В 2021 году она снизилась до 60%, в 2022-м – до 30%. А с 2023 года бюджетные места, а значит и финансирование, будут распределяться только на основе результатов текущего конкурса. Такой подход, конечно, повышает гибкость методики, но и увеличивает и риски серьезных ошибок.

скрин из презентации_30012021
© Из презентации Минобрнауки РФ.

Пока система двигалась по накатанной, и контрольные цифры приёма прошлых лет определяли будущее распределение, несовершенство конкурсной модели еще как-то сглаживалось. А как она поведет себя в 2023 году? Особенно с учетом того, что благодаря реализации программы приоритетного повышения конкурентоспособности 21-го ведущего университета (проект «5-100») разрыв между образовательными организациями по определяющим рейтинговым показателям увеличился.

«Через два года переходный период завершается, и если вы сейчас уже не начнёте принимать меры по улучшению показателей, то рискуете остаться без бюджетных мест» - предупредила вузы на вебинаре 21 января представитель Минобрнауки Кристина Грекова.

Безусловно, расчетный алгоритм Минобрнауки содержит критерии, по крайней мере, формально учитывающие нужды экономики. Например, доля студентов, обучающихся по целевым договорам с бизнесом и органами власти. Но влияние этого показателя на общий результат (его вес) составляет всего 6-9 баллов. Тогда как, например, уровень результатов сдачи Единого государственного экзамена (ЕГЭ) у поступивших абитуриентов весит 23 балла. То есть абитуриент все-таки остается важнее выпускника. И нет централизованного подхода к прогнозированию потребностей рынка труда.

Еще один критерий, казалось бы увязывающий приём в вузы с нуждами экономики – процент трудоустройства. Он рассчитывается как отношение количества выпускников, которые нашли работу и имеют доход, превышающий удвоенную величину минимальной заработной платы, к общей величине выпуска. Показатель, в отличие от предыдущего, имеет солидный вес – 25 баллов. Однако он учитывает любые рабочие места, а не только трудоустройство по специальности. Этим, по сути, нивелируется вся его благая роль.

Среди прочих критериев методики количество научных публикаций, соотношение магистерских программ и бакалавриата, процент иностранных учащихся, соотношение количества абитуриентов и поступивших в вуз первокурсников (фактически дублирует критерий среднего балла), охват программами дополнительного образования, доходы вуза от исследовательской деятельности.

уггу_30012021
© Пресс-служба УГГУ

«Идея распределения бюджетных мест согласно результатам межвузовского конкурса, несмотря на внешнюю привлекательность, плохо согласуется с усилиями Минобрнауки РФ по установлению максимального соответствия структуры подготовки специалистов потребностям региональных экономик» - пишут в июньском номере журнала «Образование и наука» за 2019 год исследовавшие методику сотрудники Омского педагогического университета Люция Нуриева и Сергей Киселёв.

Такая оценка, пожалуй, верна и для текущей редакции конкурсных условий, которые в конце ноября 2020 года подверглись очередным косметическим изменениям.

О том, что методика не работает, свидетельствуют и многочисленные ходатайства региональных администраций перед Минобрнауки за вузы подведомственных территорий. Министерство к таким прошениям непреклонно – они прячутся за многоэтажными формулами как за каменной стеной.

«Коллеги, все ваши письма поддержки являются коррупционной составляющей. Конкурс проводится в соответствии с методикой и никакие письма не могут являться основанием для пересмотра результатов. Поэтому, пожалуйста, прекратите писать нам от имени субъектов федерации» - предупредила Грекова.

Справедливости ради надо сказать, что определенный рычаг влияния рынков труда в субъектах федерации на количество бюджетных мест по тем или иным специальностям всё же существует. Так называемый региональный этап. Правда и он формализован – определяется прогнозным изменением валового регионального продукта в отраслевом разрезе. Точность прогноза зависит от качества стратегического планирования. Оно, как мы знаем, оставляет желать лучшего. Более того, даже сама комплексная система подобной прогностики еще не выстроена. Но это уже тема для отдельной статьи.