Санкт-ПетербургЯсно+6°C
$ЦБ:76,98ЦБ:92,23OPEC:63,39

Сколько бюджетных мест останется в российских университетах к 2024 году?

выпускники
© Общественное достояние

Контрольные цифры приёма на бюджетные места в вузы – документ, который, казалось бы, для рядового жителя страны имеет не большее значение, чем перечитывание американской конституции перед походом в Мосгорсуд.

Однако сегодня старшеклассники и их родители судорожно подсчитывают шансы на поступление в университеты. Количество бюджетных мест, безусловно, решающим образом влияет на конкурс. Закон спроса и предложения. Чем больше бюджетная квота на поступление, тем ниже будет проходной балл.

Можно себе представить, как воодушевило заинтересованную общественность прошлогоднее февральское заявление вице-премьера Татьяны Голиковой об увеличении бюджетного приёма в университеты на 142 тысячи к 2024 году. Столь масштабная корректировка значительно повлияла бы на пороговый уровень результатов единого госэкзамена, позволяющий учиться бесплатно.

Сегодня, например, Московский государственный университет может принять на обучение за государственный счет на все свои факультеты 3705 абитуриентов. То есть правительство фактически обещало к 2024 году 38 дополнительных бесплатных МГУ.

Вспомним, как развивались события. В июне 2019 года Правительство РФ утвердило доклад с изложением перспектив развития вузовской системы на ближайшие пять лет. В нём было сказано, что, несмотря на демографический рост количества выпускников школ, объем бюджетного приёма в университеты с 2020 по 2024 год будет ежегодно сокращаться на 4%. Предполагалось, что к 2024 году он составит 432,4 тыс. человек, или менее 85% от текущего уровня.

В январе 2020 года Владимир Путин выступил с ежегодным посланием Федеральному собранию. Тем самым, после которого правительство Дмитрия Медведева подало в отставку. Президент говорил о мерах, прямо противоположных правительственному плану – «ежегодно увеличивать количество бюджетных мест в вузах».

послание путина
© kremlin.ru

Спустя месяц после послания состоялось заседание Госсовета и Совета по науке и образованию, на котором Татьяна Голикова сделал своё заявление о расширении бюджетного приёма к 2024 году с 509 до 651 тысячи человек.

В марте 2020 года Минобрнауки выпустило приказ о распределении контрольных цифр приёма (КЦП) на бюджетные места в вузы на 2021/22 учебный год с увеличением сразу на 6,5%, до 542,4 тысячи мест.

Заинтересованная общественность восприняла новые КЦП как подтверждение курса президентского послания, но уже через три месяца вышел очередной ежегодный правительственный доклад о реализации государственной политики в сфере образования практически вернул ситуацию на старые рельсы.

«Меры по корректировке КЦП и оптимизации сферы высшего образования за счет сокращения числа вузов, не соответствующих современным требованиям к предоставлению образовательных услуг, могут повлиять на сокращение числа обучающихся по программам высшего образования» - говорится в докладе.

А бюджетные места в вузах на 2024 год прогнозировались в докладе уже в количестве 527 тысяч, то есть с почти неощутимым в масштабах страны увеличением.

В начале нынешнего года опубликован приказ Минобрнауки о КЦП на 2022/23 учебный год. Он утвердил 550 тысяч мест. Это больше, чем в докладе, но меньше, чем обещала Татьяна Голикова. Такое впечатление, что во властных коридорах проходят соревнования по перетягиванию каната между сторонниками сокращения бюджетного приема и поборниками его увеличения. Силы практически равны, а профильное министерство с переменным успехом пытается маневрировать между сторонами.

минобрнауки
© Общественное достояние

Чтобы выработать аргументированную позицию в запутанном вопросе о том, сколько студентов требуется стране для успешного развития, обратимся сначала к демографическому тренду. От провала рождаемости девяностых годов страна начала оправляться только к 2007-му, когда вступила в действие программа материнского капитала. Сегодня дети, рождённые в этом году, подходят к старшим классам школы. К 2024 году они будут готовы стать вузовскими абитуриентами.

Российское законодательство гарантирует финансирование не менее 800 бюджетных мест на каждые 10 тысяч человек в возрасте от 17 до 30 лет. Согласно этой схеме, примерно каждый второй выпускник может рассчитывать на бесплатное обучение в вузе.

Если рассматривать гарантию отдельно по регионам, то наибольшее перевыполнение покажет Томская область. Это сравнительно немногочисленный субъект федерации с давними, еще дореволюционными традициями университетского образования. Условие о бюджетных местах выполняется также в Орловской области, Татарстане и еще нескольких регионах. Но тех, где гарантия не работает, гораздо больше. Поэтому и в своём послании Владимир Путин сделал акцент на увеличении приёма именно в региональные вузы.

Сегодня уже можно с большой вероятностью утверждать, что президентское поручение не будет выполнено. И дело, пожалуй, не в саботаже правительства. Неожиданно в пику планам увеличения числа абитуриентов к 2024 году обозначился другой тренд, связанный уже с рынком труда.

Выпускники школ и их родители перестали рассматривать высшее образование, как привлекательную цель. Опрос, проведенный исследовательским центром портала SuperJob.ru показал, что за минувшие десять лет доля желающих поступать в вузы сократилась почти вдвое. В 2010 году об этом заявляли 80% родителей, сегодня только 43%. Гораздо больше стало ответов о том, что ребёнок за пару месяцев до выпускного еще не определился в дальнейших действиях. Также значительно увеличилась доля желающих идти в средние специальные учебные заведения.

рабочий
© pixabay.com

Может быть, многие родители старшеклассников рассудили, что раз уж планы повысить доступность высшего образования не реализуются, то лучше синица в руках, чем журавль в небе. И начали ориентировать своих чад на техникумы и колледжи.

Тем более что сравнение заработков, например, сантехников или квалифицированных станочников с доходами дипломированных педагогов, рядовых менеджеров и администраторов сегодня явно не в пользу последних. При такой ситуации рост числа бюджетных мест не будет подкреплён фактическим спросом со стороны абитуриентов.

Метанья из стороны в сторону на высоком государственном уровне, как в случае с КЦП, никогда не идут на пользу экономике и социальной стабильности. Принцип – семь раз отмерь, один отрежь – как нигде желателен в нормотворчестве.

Какие стратегии гипотетически могут быть реализованы в высшем образовании? Например, линия на возвращение ему элитарного статуса, как было в Российской империи. Или повышать общий образовательный уровень страны, превращая вузовский диплом в обыденную норму. Оба варианта имеют свои резоны. Однако играть ими как в напёрстки – кручу – верчу, обмануть хочу – не лучший пример государственной политики в образовании.