Санкт-ПетербургПеременная облачность+10°C
$ЦБ:74,00ЦБ:89,62OPEC:67,10

Джо Байден бросил вызов российскому нацпроекту «Образование»

американские школьники
© alphajournal.com

Администрация президента США Джо Байдена внесла в Конгресс очередные ежегодные предложения о выделении так называемых дискреционных, то есть дополнительных стимулирующих расходов федерального бюджета на 2022 финансовый год. Главная сенсация - увеличение ассигнований на развитие образования на 41% по сравнению с 2021-м годом.

Самым ёмким с финансовой точки зрения образовательным проектом стала поддержка школ с высокой долей учеников из бедных семей. Он даже обогнал такие трендовые темы как борьба с изменением климата и медицинские исследования. Если в текущем году на подобные школьные гранты выделяли 16,5 миллиардов долларов, то в наступающем с октября новом финансовом году – $36,5 миллиардов.

Публикация на сайте Белого Дома планов радикального увеличения школьного финансирования в США по иронии судьбы совпала по дате с окончанием публичного обсуждения проекта приказа Минпросвещения РФ, актуализирующего норматив стоимости оснащения школ в расчете на одного ученика. Проект предусматривает сохранить его на уровне 2019 года, то есть в размере 198 тысяч рублей, несмотря на резко возросший уровень инфляции (5,8% в этом году, плюс около 4% в прошлом). Судя по этому документу, проблемы модернизации школ в России сегодня явно не в приоритете.

Инициатива нового американского президента нуждается в пояснении о природе неравенства между «бедными» и «богатыми» бюджетными школами в США. Дело в том, что размер финансирования школы определяется величиной совокупного налога на недвижимость, собранного на той территории, к которой относится учебное заведение. А налог в свою очередь зависит от реальной стоимости жилья в конкретном районе. То есть, чем более дорогое жильё могут позволить себе семьи, тем лучше будет оборудована школа, в которой учатся дети из этих семей, и тем выше там будут заработки учителей.

престижная школа США
© azparenting.com

Существует ли подобная дифференциация в России? На первый взгляд, кажется, что нет. Поскольку от сборов по налогу на имущество финансирование школ не зависит. Но не будем спешить с выводами и заглянем на официальный сайт Минпросвещения России, где опубликованы данные о материально-технической базе и финансовом обеспечении учреждений среднего образования.

Сравнение общего объема финансирования школ в расчёте на одного учащегося (последние собранные министерством данные датированы 2019-м годом) свидетельствует о пятикратном разрыве между отдельными субъектами Российской Федерации. Если в США идет борьба с дифференциацией школ по районам, то в России разрыв продолжает усугубляться на региональном уровне.

Например, в Москве финансирование в расчете на одного школьника составило ₽266,7 тысяч, в Петербурге – ₽142 тысячи, в Тюменской области – ₽91,7 тысяч, а в Ивановской – ₽56 тысяч. Следует отметить, что федеральный бюджет в финансовом обеспечении школ участия почти не принимает. В городах-регионах, таких как Москва, Петербург и Севастополь практически все расходы берут на себя региональные бюджеты, в остальных субъектах от четверти до трети ассигнований выкраивают муниципалитеты.

Повторимся, что анализ сделан исходя из отчётности 2019 года, когда уже стартовал национальный проект «Образование» и по нему пошло регулярное финансирование (₽106 млрд рублей в целом по стране согласно паспорту проекта). Надо отдать должное российскому правительству – распределение федеральных средств они старались проводить справедливо. «Богатым» регионам досталось заметно меньше, чем отстающим. Например, московские школы получили всего 151, а ивановские 270 миллионов рублей. И, тем не менее, в той же Ивановской области федеральная доля в школьных деньгах не доросла и до 5%.

грустная школьница
© pixabay.com

Прежде всего, потому, что нацпроект не затронул статью расходов, которая составляет львиную долю любого школьного бюджета – заработную плату. Здесь государство ограничивается контролем над соотношением доходов учителей по сравнению со средними значениями по их краям, областям и республикам. Эта мера, по сути, окончательно закрепляет социальный разрыв между регионами на школьном уровне.

Радует хотя бы то, что в школы наконец-то пришла компьютеризация. Правда, часто это делается традиционным для России методом пускания пыли в глаза. Проиллюстрируем нелицеприятный вывод небольшой доподлинно известной «Форпосту» историей внедрения информационных технологий в учебный процесс одной из рядовых общеобразовательных школ Фрунзенского района Петербурга.

Третьеклассникам там посчастливилось общаться с компьютерами пока что всего дважды. Первый раз, когда снимали сюжет для вечерних новостей. Качественные школьные ноутбуки с сенсорным экраном расставили по одному на парту, включили их, сняли на видео нужные для передачи слова и движения, затем выключили дорогие игрушки и унесли.

Второй опыт общения, уже более тесного, состоялся на открытых уроках. На математике компьютерный экран показал детям арифметические примеры и варианты ответов на них. Нужно было закрасить правильный ответ соответствующим цветом. Как и в первый раз, действо сопровождалось видеофиксацией.

На математике всё прошло гладко. Проблемы начались на занятиях по окружающему миру. Школьникам собирались показать компьютерную модель солнечной системы. На экране появилось Солнце, но потом что-то пошло не так. Планеты не отобразились даже после нескольких перезагрузок ноутбуков.

Во взаимоотношениях отечественных школ с компьютерной техникой, по сути, не произошло никаких принципиальных изменений за последние тридцать с лишним лет. Примерно с тем же трепетом в конце 80-х годов школьников приобщали к первым советским портативным компьютерам «Агат» с объемом памяти 128 килобайт.

компьютер Агат
© sketchfab.com

Типичный пример: учитель информатики включает аппараты, а дети набирают в командной строке магическое слово «park», чтобы выпуклый экран монитора погас.

Разница, пожалуй, в том, что тогда к «Агатам» допускали только старшеклассников, и то далеко не в каждой школе, а сейчас чудо техники пришло к малышам. Так ведь и сегодняшние третьеклассники являются несравненно более квалифицированными компьютерными пользователями, чем были в своё время их родители. Очевидно, что российской школе нужна глубокая модернизация, а не «танцы с бубнами». Деньги для этого имеются. Достаточно, например, включить образование в число инфраструктурных приоритетов, отбираемых для возможного финансирования за счет средств почти 14-триллионного (в рублях на 01.04.2021) Фонда национального благосостояния.