Санкт-ПетербургПеременная облачность+21°C
$ЦБ:73,14ЦБ:86,99OPEC:74,42

Готовьте ваши денежки. Газ сильно подорожал и уже вряд ли подешевеет

СПГ
© novatek.ru

Цены на метан во всём мире продолжают повышаться. Так, в Азии тысяча кубометров голубого топлива стоит 450 долларов, а в Европе – 395. Обычно подобные котировки можно наблюдать зимой, в отопительный сезон. Однако, как выяснил «Форпост», ничего нелогичного в сложившейся конъюнктуре нет. Поставщики попросту не успевают удовлетворять растущие запросы потребителей. Налицо явный дефицит ресурса, который возник не только из-за пандемии, но также из-за санкций в отношении «Северного потока-2» и «климатических» перегибов.

Европа

Клиенты «Газпрома» в ЕС могут радостно потирать руки и спать спокойно. Они платят за природный газ значительно меньше, чем те компании и организации, которые вынуждены покупать его на бирже. Всё дело в том, что расценки российского монополиста зависят не от баланса спроса и предложения, а от того на каком уровне шесть месяцев назад находились котировки нефти. Как полагают эксперты, средняя стоимость его продукции для потребителей в Старом свете по итогам года составит порядка 200 долларов.

А вот цены на самой популярной в Европе торговой площадке – нидерландской TTF уже превысили пик, зафиксированный в минувшем январе, когда ударили сильные морозы. Это далеко не предел, многие аналитики уверены в том, что совсем скоро мы станем свидетелями новых исторических максимумов. Причин сразу несколько: во-первых, снижение объёмов транзита через территорию Украины с 65 млрд кубов в 2020 году до 40 млрд (оно было изначально предусмотрено контрактом); во-вторых, отсутствие у Евросоюза достаточных резервов, потраченных прошлой зимой и пока не восстановленных, а, в-третьих, жаркая погода, которая заставляет людей включать кондиционеры и провоцирует рост потребления электроэнергии.

Понятно, что зловещая тень дефицита сырья и энергетического кризиса не маячила бы перед ЕС, если бы его лидеры проявили твёрдость в переговорах с США и вместо дежурных фраз вроде «это экономический проект, мы его полностью поддерживаем», помогли бы достроить «Северный поток-2». В конце концов, им он нужен гораздо больше, чем России.

Северный поток - 2
© Nord Stream 2 / Aксель Шмидт

Пока же ситуация напоминает театр абсурда. Американцы вот уже несколько лет подряд заявляют о том, что трансбалтийская труба «грозит снижению энергобезопасности Европы». Ангела Меркель, Себастьян Курц и некоторые их коллеги пытаются убедить «большого брата» в том, что дела обстоят ровно наоборот. Но не решаются при этом стукнуть кулаком по столу, и во всеуслышание объявить о своём нежелании играть роль «унтер-офицерской вдовы». Наша страна пытается в одиночку довести проект до конца, а рядовые европейцы, тем временем, получают всё более весомые счета за электричество и газ.

Конечно, ситуацию мог бы исправить рост поставок СПГ. Однако его производство в мире серьёзно упало в связи с рекордно низкими ценами, которые фиксировались несколько месяцев подряд во время первой волны пандемии. Сейчас предложение вышло на прежний уровень, но его объёмы недостаточны для того чтобы удовлетворить растущий спрос и уронить биржевые котировки.

Да и регазификационные мощности в ЕС тоже не резиновые, а строительство новых – весьма дорогое удовольствие. В Германии, например, собирались возвести аж целых три терминала, но как-то не задалось. Власти и бизнес взвесили все «за» и «против», после чего закрыли один из проектов, а два других отложили до лучших времён. Так что не исключено, что уже нынешней зимой север и центральную часть Европы ждут перебои с электро- и теплоснабжением.

Этого, конечно, не случится, если начнёт функционировать «Северный поток-2». Дополнительные 55 млрд кубов газа, вне всяких сомнений, на несколько лет вперёд обеспечат Старый свет жизненно важным для него энергоресурсом. В противном случае, придётся наращивать объём генерации старого, доброго угля (его доля в топливно-энергетическом балансе той же Германии и так велика – она составляет почти 30%). И надеяться на отсутствие слишком сильных морозов.

северный поток
© Nord Stream 2/Aксель Шмидт

Азия

В Азии не существует столь разветвлённой сети газопроводов, как в Европе. Единственная труба, мощность которой достаточно велика – это «Сила Сибири». Она предназначена для потребителей на северо-востоке Китая, а все остальные регионы этой части света импортируют СПГ.

Спрос на него растёт. Например, КНР приобрёл в мае более 7 миллионов тонн сжиженного газа (почти 10 млрд кубов), и это рекордный показатель. Ожидается, что по итогам нынешнего года Поднебесная выйдет на первое место в мире по объёмам его закупок, опередив неизменных лидеров прошлых лет: Японию и Южную Корею.

Последняя, по оценкам аналитиков Goldman Sachs, также будет наращивать потребление СПГ, поскольку Президент Страны утренней свежести Мун Чжэ Ин по аналогии с властями Германии ведёт войну сразу на два фронта. Он планирует одновременно сокращать и угольную, и атомную генерацию. Понятно, что ветропарки и солнечные батареи не сумеют в полной мере заместить выпадающие мощности, поскольку не могут гарантировать бесперебойность работы сети во время пиковых нагрузок. Эту миссию будет выполнять именно природный газ.

Спрос на СПГ в Индии, которая находится на четвёртом месте в мире по объёмам его импорта , после снижения в апреле и мае из-за жёсткого локдауна, как ожидается, восстановится уже в июне. А по итогам текущего финансового года (завершается 31 марта) возрастет на 6-8%. Япония пообещала выделить $10 млрд на проекты, связанные со строительством газовых электростанций и СПГ-терминалов. Из общей картины выбиваются лишь Пакистан и Таиланд, но только потому, что у этих стран попросту нет денег на покупку метана по таким заоблачным ценам.

СПГ
© equinor.com

«Именно Азия станет основной движущей силой дальнейшего повышения спроса на СПГ. Это объясняется высокой долей угля в топливно-энергетических балансах подавляющего большинства государств, которые там расположены. Уголь оказывает наиболее пагубное влияние на окружающую среду по сравнению с другими видами ископаемого топлива, поэтому он будет постепенно уступать своё место газу, что открывает перед ним невероятные перспективы», - приводит портал Asian Oil and Gas мнение экспертов Fitch Solutions.

Но смогут ли экспортёры обеспечить рынок столь востребованной продукцией? Если в случае с Европой ответ на этот вопрос во многом зависит от судьбы «Северного потока-2», то в случае с Азией, - от австралийских производителей. По итогам 2019 года они догнали, а по некоторым данным даже перегнали Катар по объёмам продаж СПГ на внешнем рынке (78 млн тонн). Пандемия, конечно, внесла свои коррективы, но сейчас, казалось бы, ситуация наладилась. А вот сомнения в том, что Австралия сумеет внести достойный вклад в создание профицита предложения, остались. И вот почему. На этой неделе главный исполнительный директор одной из крупнейших местных нефтегазовых компаний Santos Limited Кевин Галлахер заявил, что отрасль должна постепенно отказываться от производства СПГ и переориентироваться на водород.

«Декарбонизация с помощью таких технологий, как улавливание и хранение СО2, а также производство водорода с использованием природного газа, имеет решающее значение. В том случае, если мы не обнулим выбросы, то не будем иметь морального права заниматься дальнейшей разработкой природных ресурсов», - считает г-н Галлахер.

НПЗ
© santos.com

То есть топ-менеджер крупной добывающей компании вместо того, чтобы заявить о своём твёрдом намерении стать гарантом глобальной энергетической безопасности, посодействовать снижению цен на сырьё и сокращению угольной генерации, то есть минимизации загрязнения природы, пересказывает нам книгу Жюля Верна. Именно этот автор, как все мы прекрасно помним, в своё время писал в романе «Таинственный остров», что «вода в один прекрасный день будет использоваться в качестве топлива, применяться будут водород и кислород, из которых она состоит».

Научная статья "The Role of Hydrocarbons in the Global Energy Agenda: The Focus on Liquefied Natural Gas"
https://doi.org/10.3390/resources9050059

Сказано это было в далёком 1874 году, то есть почти полтора века назад, но пока «этот прекрасный день» так и не наступил. Никакого рынка водорода нет. Автомобили, автобусы и поезда на этом виде топлива существует лишь в виде опытных образцов. Технологий безопасной транспортировки и хранения самого лёгкого в природе газа не создано. А основными потребителями ресурса являются вовсе не энергетика или транспорт, а химическая промышленность. Никакой уверенности в том, что вот-вот произойдёт научный прорыв, и мы станем свидетелями воплощения фантазий классика на практике, не существует.

Печальные выводы

Причина подобного рода высказываний проста – колоссальное давление на нефтегазовый сектор политиков и общественных организаций, которое оказывается теперь не только на производителей угля и нефти, но также и метана. Им усложняют доступ к кредитам, а в последнее время всё более настойчиво применяют в отношении их бизнеса запретительные меры. Такие, например, как отказ в выдаче новых лицензий или даже судебные решения, предписывающие продавать «грязные» активы.

Ямал СПГ
© www.novatek.ru

Но к чему это ведёт? Разве это способствует снижению спроса на тот же СПГ? Вовсе нет. Все эксперты в один голос говорят, что он вырастет через 20 лет примерно в два раза. Так, согласно сценарию Shell ежегодный спрос достигнет к этому времени 700 млн тонн. Прогноз Rystad Energy ещё более оптимистичен – 736 млн. Причём, по мнению сотрудников этой аналитической компании, удовлетворить потребности рынка в полной мере экспортёры не сумеют.

Это значит, что цены на сырьё продолжат расти, а для Пакистана и Таиланда природный газ окончательно перестанет быть доступен. При такой конъюнктуре эти страны, как и многие другие, будут, по-прежнему, жечь на своих электростанциях уголь. И о какой же в таком случае заботе о климате может идти речь?

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен