Санкт-ПетербургПасмурно+10°C
$ЦБ:72,66ЦБ:85,04OPEC:77,73

Профессии будущего: Шахтер

шахтер
© Пресс-служба компании "СУЭК"

Каждое последнее воскресенье августа в России празднуют День шахтера. Как наступление эпохи цифровизации отразилось на доходах, условиях труда и перспективах представителей самой опасной профессии в горном деле?

В конце августа 1935 года забойщик Алексей Стаханов с двумя крепильщиками провёл рекордную смену, добыв 102 тонны угля - в 14,5 раз больше, чем предписывалось по норме. Это послужило началом стахановского движения, вышедшего за пределы отрасли. В память об этих событиях в 1947 году по инициативе Министерства угольной промышленности было решено учредить профессиональный праздник.

стаханов
© Алексей Стаханов с помощником в забое шахты

Заработная плата: в СССР и сегодня

Во времена Советского Союза шахтеры по уровню героизма и приносимой пользы для государства воспринимались на уровне космонавтов. Они считались элитой рабочего класса, уважаемыми людьми, ежедневно в тяжелых условиях добывающими «черное золото» из недр земли. Оплачивался их труд соответственно: при средней заработной плате по стране в 115–145 рублей в месяц проходчики могли получать до 700-800 рублей. Для сравнения, цена «Запорожца» в 1980 году составляла 3 750 рублей.

шахтер
© Общественное достояние

В 90-е и начале 2000-х годов на фоне распада СССР и реструктуризации всей отрасли престиж профессии заметно упал. За период 1993-1997 годов было закрыто 153 угледобывающих предприятия, что привело к угасанию многих городов и поселков. Безработица привела к голодовкам и «рельсовым войнам», в ярких красках освещаемых новостными каналами.

Только спустя десятилетие антикризисные меры правительства смогли стабилизировать ситуацию. С 2002 по 2012 годы объем добычи российского угля вырос на четверть, объем экспорта - в три раза, объем инвестиций в основной капитал угольных предприятий - в четыре раза. Важную роль сыграла и Долгосрочная программа развития угольной промышленности до 2030 года, обеспечивающая планомерное вливание в нее более 3,7 триллионов рублей. Правда, за исключением одной компании «Государственный трест «Арктикуголь» вся отрасль стала частной…

Хотя доходы шахтеров так не вернулись на «космический» уровень, их труд по-прежнему высоко оплачивается. Конечно, суммы во многом зависят от локации и специальности.

шахтер
© Южкузбассуголь

Понятие «шахтер» весьма обширное: это и руководитель угледобывающей компании, и начальник участка, и горный мастер, и подземный горнорабочий, и электрослесарь, и машинист горно-выемочных машин. Есть еще длинный перечень дополнительных профессий: горно-технический инспектор, инженер по охране труда, горномонтажник и многие другие.

Они требуют разного уровня образования и квалификации. Если рабочие обучаются в училищах и колледжах, то инженерно-технический персонал - в профильных вузах.

В Кемеровской области заработная плата шахтеров, работающих под землей, составляет: горнорабочий от 40 до 80 тысяч рублей, монтажник – от 70 до 80 тысяч, проходчик – от 60 до 90 тысяч, электрослесарь – от 60 тысяч, машинист горных машин – от 65 тысяч, механик по проходческому оборудованию - от 100 до 140 тысяч, специалист по охране труда – до 140 тысяч.

Принципиально иная картина на Дальнем Востоке, скажем, в Хабаровском крае: горнорабочий – от 120 тысяч рублей, машинист подземных установок – от 125 тысяч, электрослесарь – от 160 тысяч.

Стандартный пакет, предлагаемый компаниями при трудоустройстве, включает в себя и помощь с проживанием, и медицинскую страховку, и раннюю пенсию, и прочие социальные блага для сотрудников и их семей.

Не удалось пока вернуть былой престиж профессии. Например, в Австралии и Америке шахтер в переводе на рубли получает порядка 350-450 тысяч. Во многом этим объясняется престижность сферы деятельности.

шахтеры
© Сотрудники компании Anglo American заканчивают свой рабочий день в шахте Грастри, Австралия

Но и условия там иные. Только в России рабочая смена в шахте длится, как правило, 6 часов, на Западе же она по согласованию с профсоюзом может составлять и 8, и 10, и даже 12 часов. Кроме того, распространена почасовая оплата труда, поэтому работодатель заинтересован в том, чтобы после прибытия работника на шахту как можно быстрее доставить его к месту ведения горных работ и максимально загрузить его работой.

Образ шахтера у обычных людей складывается преимущественно из новостей и фильмов. Однако, о проблемах напишут все и в красках, о победах – сдержанно и единицы. Сколько человек знает о том, что в 2018 году в Кузбассе на шахте имени Владлена Ялевского был поставлен мировой рекорд в производительности длинного очистного забоя – 1 миллион 627 тысяч тонн в месяц из одного забоя? В 80-90-е годы шахта, на которой работает несколько очистных забоев, считалась крупной по своим размерам при производственной мощности более 1 млн тонн в год.

Что принесла «угольщикам» эпоха цифровизации?

Портрет перепачканного угольной пылью трудяги относит нас в прошлое. Современные шахты и рудники – это высокотехнологичные предприятия, где применяется мощное и надежное оборудование, внедрены многофункциональные системы безопасности, производится постоянный мониторинг и контроль работы состояния горного массива, шахтной атмосферы, положения персонала .

шахтер
© Пресс-служба компании «ФосАгро»

Механизация, автоматизация и даже роботизация основных технологических процессов существенно меняет содержание труда шахтеров. Как отражается это на их условиях труда и перспективах?

«Безусловно, потребность в кадрах низкой квалификации на угольных шахтах снижается. В течение 10-15 лет многие из операций, ранее выполняемых ими, будут автоматизированы. Отдельные виды уже сегодня выполняются дистанционно. Так, автономный транспорт постепенно внедряется на разрезах и карьерах, вытесняя водителей и машинистов. В Австралии как минимум три длинных очистных забоя функционируют полностью в автоматическом режиме. Со временем этот опыт будет распространен и на другие страны. В России уже сейчас достаточно высокий уровень автоматизации достигнут на предприятиях Кузбасса», - отмечает декан горного факультета Санкт-Петербургского горного университета Олег Казанин.

По его словам, угольный сектор в плане модернизации нисколько не отстает от нефтегазового. Если в «Газпромнефть-Хантосе» есть Центр управления добычей с использованием технологии «Цифровых двойников», то в компании «СУЭК Кузбасс» создан единый диспетчерско-аналитический центр, в который также стекается информация со всех предприятий компании. Установлена большая видео-стена с массой экранов, на которых операторы в режиме онлайн видят, что происходит в каждом забое и на участках открытых работ. Там же размещена матрица, куда выводится сводная информация об основных шахтных подсистемах и поведении массива. Светофорная индикация отображает степень необходимости реагирования на любые изменения в показателях. Это повышает как эффективность технологического процесса, так и безопасность работ.

шахтер
© Диспетчерский центр, шахта Имени Сергея Кирова/ Пресс-служба компании "СУЭК"

Дальнейшая реализация концепции «умная шахта» предполагает повсеместное внедрение информационных технологий на всех стадиях жизненного цикла горных предприятий: от геологоразведки с построением 3D модели месторождения, проектирования с определением наиболее рационального сценария развития горных работ, эксплуатации с онлайн оптимизацией процессов и оценкой рисков, до закрытия шахты.

«Наряду со снижением потребности в работниках низкой квалификации, с каждым годом будет возрастать необходимость в привлечении высококвалифицированных специалистов, способных обеспечивать работу дорогостоящей и сложной техники. Модернизация отрасли находит отражение в системе подготовки горных инженеров. Помимо обязательного освоения основных программ, используемых в горном деле, у студентов нашего университета есть возможность приобрести дополнительные компетенции. По мере появления нового ПО, технологий или оборудования мы оперативно разрабатываем соответствующую программу, обучение по которой студенты могут пройти на бесплатной основе и получить сертификат. Кроме того, сегодня очень популярны программы повышения квалификации для сотрудников горных предприятий по самым различным направлениям – «Цифровые технологии», «Современные горные технологии» и многие другие», - рассказывает Олег Казанин.

Почему стало меньше аварий?

Одним из трендов в сфере добычи угля является концентрация горных работ. Они сосредотачиваются на одном пласте, горизонте и в предельном случае в одном очистном забое, который полностью обеспечивает всю производственную мощность. Это приводит к сокращению количества людей в шахте, уменьшению протяженности и упрощению сети выработок, и, соответственно, более простым и надежным схемам транспорта, вентиляции.

Начиная с 2013 года, обязательным требованием для угольных шахт стало наличие многофункциональных систем безопасности, обеспечивающих мониторинг и контроль ситуации под землей. Внедрены системы позиционирования персонала - диспетчер видит, где именно находятся сотрудники. Причем, сегодня предлагается использовать не только стационарные датчики, но и встроенные в головной светильник. Они позволяют получать информацию о содержании метана непосредственно в том месте, где работает шахтер. Практически все компании реализуют стратегию «ноль несчастных случаев». Все перечисленные факторы значительно снижают риски возникновения ЧС.

шахтер
© Пресс-служба компании Anglo American

Есть и еще одна причина. В 2010 году был введен принцип при расчете зарплаты, согласно которому 70% от суммы не зависит от объема добычи. И только на 30% влияет производительность. Эти стимулирующие меры направлены на то, чтобы люди не рисковали ради выполнения или перевыполнения плана. Сегодня более эффективна стабильная системная работа в течение длительного времени, нежели редкие рекорды и регулярные простои. Иначе говоря, стахановцы нынче не в приоритете.

Угольная отрасль в России ориентирована на экспорт, и в долгосрочной программе предусмотрено дальнейшее наращивание объемов добычи угля. В связи с этим идет речь о расширении пропускной способности БАМа и освоении перспективного Улуг-Хемского бассейна. Мировой спрос на отечественное сырье со стороны стран Азиатско-Тихоокеанского региона по-прежнему высок и стабилен. В 2020 году на территории нашей страны работало 57 угольных шахт и 130 разрезов, где занято более 150 тысяч человек, и еще около 500 тысяч - в обеспечивающих смежных сферах.

шахтер
© Горные работы на Нерюнгринском разрезе компании «Якутуголь»

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен