Санкт-ПетербургПасмурно-11°C
$ЦБ:73,85ЦБ:83,36OPEC:71,41

Профессии будущего: Cупервайзер по буровым работам

супервайзер
© Из личного архива

Есть распространенное мнение, что, работая вахтовым методом в нефтегазовой отрасли, невозможно построить серьезную карьеру. Николай Серов, сотрудничавший с крупнейшими в мире российскими и зарубежными нефтегазовыми компаниями, называет это убеждение не более чем мифом и с помощью наглядных примеров его развенчивает.

На начальном этапе даже самому талантливому выпускнику профильного вуза для получения работы в нефтегазовой компании предстоят многоэтапные собеседования. Они включают в себя анкетирование на несколько сотен вопросов, оценивающее профессиональный уровень претендента, тестовые задания, общение с психологом и, если повезет, встречу с потенциальными руководителями интересующих подразделений.

Однако когда опыт эксперта достигает рубежа в 15 лет, работодатель уже сам его ищет и приглашает. Причем, не только отечественный. Именно таким человеком является супервайзер по буровым работам Николай Серов.

Надо сказать, что профессия, сохранившая в отечественных реалиях свое «американское» название, появилась в России совсем недавно. Только в конце весны 2008 года первые в стране специалисты данного профиля получили дипломы, а в 2014 году Минтруда РФ утвердило профстандарт нового вида трудовой деятельности.

Необходимость возникновения супервайзеров объясняется произошедшим в начале 90-х годов разделением труда в нефтегазодобывающем комплексе. Из структуры буровых предприятий выделились отдельные инженерные и технологические функции (телеметрическое сопровождение траектории ствола скважины, сервис буровых растворов и цементирование скважин, бурение гидравлическими забойными двигателями, геофизические исследования, отбор керна и другие), за которые стали отвечать многочисленные сервисные компании. Необходим был эксперт, который выступит связующим звеном между компанией оператором и подрядчиками, будет координировать взаимодействия всех подразделений на объекте для получения запланированного дебита углеводородов в проектные сроки. То есть контролировать эффективность полного технологического процесса строительства скважины и финансовые вложения для возврата инвестиций.

Необходимые навыки

«Безусловно, как супервайзер вы ничего не добьетесь без высшего образования в области разработки и эксплуатации нефтегазовых месторождений. Нужны обширные знания в литологии, геофизики, гидравлике, термодинамике, техники и технологии бурения, основах производственного менеджмента. Кроме того, сегодня представляется невозможным эффективная работа без свободного иностранного языка. Это касается не только зарубежных организаций. Например, только вчера я вернулся из Арктики, где участвовал в разработке одного из крупнейших газоконденсатных месторождений на территории России. Буровая платформа - это всегда технически сложный проект, где собран международный коллектив. Вся документация дублируется на двух языках. В этот раз около половины геофизиков были экспатами, с которыми приходилось тесно сотрудничать. Вместе с тем, какими бы уникальными знаниями вы не обладали, насколько престижный университет не окончили бы, они будут только базой. Без солидного опыта вас никто не пригласит на должность супервайзера, - рассказывает Николай Серов.

платформа
© flot.gazprom.ru/ ППБУ «Северное сияние»

Требуемый опыт

Он вырос в Казахстане. Именно там молодой человек получил высшее образование, окончив Каспийский государственный университет технологий и инжиниринга по специальности «Технологические машины и оборудование».

После распада СССР в регион пришло много иностранных добывающих компаний, которые стали привлекать для работы местные кадры. Они буквально ходили по вузам и приглашали студентов на стартовые позиции. Так, еще на первом курсе во многом благодаря высокому уровню английского языка Николай устроился помощником бурильщика в канадскую компанию Nations Energy, а на третьем - прошел собеседование и подписал трехгодовой контракт с компанией Schlumberger. Как инженер по буровым растворам он занимался и морскими, и сухопутными проектами в Казахстане.

«Это стало отличным стартом в карьере, которая начала развиваться невероятными темпами. Проектная занятость позволяла мне регулярно менять компании, а каждая следующая позиция - претендовать в будущем на более высокий статус в более престижных организациях. После Schlumberger была американская корпорация Halliburton. В течение года я принимал участие в освоении месторождений Кашаган и Дунга. Затем получил место концептуального инженера по бурению в нефтегазовой австрийской компании OMV. Два года я учился в Вене в Академии по бурению, совмещая получение дополнительного образования с работой в офисе и удаленным курированием объектов на территории Австрии, Казахстана, Новой Зеландии и Ливии», - вспоминает эксперт.

omv
© www.omv.com/ OMV in New Zealand

Когда он вернулся в Казахстан, туда пришла американская компания ConocoPhillips. Компания предложила ему должность инженера по бурению и консультанта на полупогружной платформе. Перед специалистом поставили задачу строительства конкретной скважины. Учитывая ее сложность, заработанная плата Николая Серова выросла сразу в 10 раз.

«В 2010 году в рамках «Сахалинской энергии» я стал старшим инженером по бурению и, по сути, супервайзером. Какие функции он выполняет? Прежде всего, отвечает за реализацию на производстве разработанного инженером проекта. Назвать его простым контролером и исполнителем было бы грубой ошибкой. Это скорее управляющий. Существует миллион нюансов, которые не учитываются в офисе и требуют принятия оперативных решений непосредственно в полевых или морских условиях. Например, как проходит опрессовка ПВО, сколько давать оборотов КНБК, в случае изменения горной породы и роста давления на манифольде, как спускать инструмент, если появился люфт в гидрорекере, в какой момент и так далее. Супервайзер лишь получает схему превентора и необходимые давления опрессовки из офиса, но сам готовит пошаговые инструкции и схему всего процесса, согласно которой будет выполняться работа, расписывает сменные задания и контролирует их выполнение. Он проверяет абсолютно все: соблюдение техники безопасности, технологический процесс, квалификацию людей и оборудование, - объясняет Николай Серов.

По его словам, требуемый опыт для позиции Супервайзер по бурению зависит от сложности месторождения и условий добычи. Например, для Западной Сибири может хватить и 5 лет, а для Ирака с его переслаиванием пород и высоким пластовым давлением – недостаточно и 10 лет. В целом негласным правилом среди крупнейших компаний является срок в 15 лет. Он обеспечивает эксперту стабильное получение предложений в интересные проекты и солидный доход.

супервайзер
© Из личного архива

Так, в 2014 году «Газпром нефть» самостоятельно нашла и пригласила Николая Серова к сотрудничеству. Сначала он как начальник направления по буровым работам в петербургском Научно-Техническом Центре (НТЦ) координировал все иракские проекты холдинга, а затем и вовсе переехал на Ближний Восток. С 2015 по 2017 год нефтяник занимал позицию операционного менеджера по бурению, а с 2017 по 2019 год занимал позицию суперинтенданта (контролирующего супервайзеров), одновременно выполняя работу супервайзера, в связи с нехваткой опытных людей в Ираке. В 2020 году компания предложила ему участие в освоении Арктики.

Как выглядит стандартный рабочий день

«Я просыпаюсь и иду в офис – это 10 метров от каюты до кабинета. На экранах отражаются текущие показатели буровых работ в реальном времени. Ночной супервайзер докладывает мне, что было сделано за его смену. Затем звоню мастеру и при необходимости на стол ротора, чтобы узнать у бурильщика, как идет процесс. Убедившись, что все в норме, в 8:00 утра я собираю митинг, где каждый из ответственных лиц рассказывает, что было сделано за ночь. Согласовываем планы на дельнейшие работы. Затем я поднимаюсь на стол ротора, лично оцениваю ход операции и готовность к следующему этапу. Делаю обход по буровой и возвращаюсь в кабинет, откуда отправляю суточный рапорт в Москву и созваниваюсь с офисом. Я должен в малейших деталях передать заказчику всю информацию о том, что происходит на платформе. Сверяюсь с планом и расписываю проектные задания и задачи на перспективу. Смена длится 12 часов, то есть таких митингов за день происходит несколько», - рассказывает Серов.

платформа
© flot.gazprom.ru/ СПБУ "Арктическая"

За одним буровым станком закреплено два супервайзера – дневной и ночной. Подобных команд на одном месторождении может быть порядка 30. То есть для крупного месторождения требуется около 60 супервайзеров основного состава. К этой цифре еще прибавляется «команда запасных» из 20 человек на случай непредвиденных обстоятельств.

Статистика заработанных плат

На сегодняшний день набор предложений для Николая Серова обеспечивает только одно резюме на международной платформе онлайн-рекрутинга.

«Этого вполне достаточно. Буквально через два месяца я снова уезжаю, на этот раз в Кувейт. Представители компаний сами связываются со мной, предлагают хорошие должности и доход. Когда достигаешь определенного уровня, не ты начинаешь искать, а тебя. На HeadHunter заработанные платы для супервайзеров достигают 200-х сот тысяч рублей в месяц, однако в рамках серьезных объектах они начинаются от 250 тысяч. И это не считая бонусов за переработку. На морских проектах доход будет в 2,5 раза больше, чем на наземных. Если вы будете работать за рубежом, то ставка возрастет еще в 2 раза», - отмечает эксперт.

Повышение квалификации

«Обязательным условием для профессионального развития я бы назвал повышение квалификации. Это позволяет оставаться в курсе международных трендов в отрасли. Еще мой первый работодатель Schlumberger отправил меня на обучение в США и Шотландию. Это были три краткосрочных курса длительностью от нескольких месяцев до пары недель, в ходе которых я изучал передовой опыт в области буровых растворов и утилизации буровых отходов. Как уже озвучивал ранее, живя в Австрии, параллельно с работой в OMV в течение двух лет я учился в Академии по бурению. А в 2019 году решил, что очередным этапом обучения должна стать магистратура в одном из престижных профильных вузов», - считает супервайзер.

супервайзер
© Из личного архива

Так, в возрасте 35 лет Николай Серов поступил на очное отделение в Санкт-Петербургский горный университет. На фоне пандемии обучение перевели на дистанционку, поэтому часть экзаменов по Zoom он сдавал из своего иракского офиса.

Эксперт в корне не согласен с тем, что нельзя сделать карьеру, работая вахтовым методом. Профессиональный путь всегда начинается на месторождении. Затем часть специалистов переходит в офис, занимая позиции от ведущих руководителей департаментов до генеральных директоров. Однако расти можно и на производстве: проходить путь бурильщик/ мастер/ супервайзер/ суперинтендант/ операционный менеджер или начальник буровой платформы.

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен