Перейти к основному содержанию

Как российская школа превращает одарённых детей в немотивированных лентяев

усталость
© pexels.com

Низкий уровень знаний у российских восьмиклассников по естественнонаучным предметам шокировал международных экспертов. В совместном исследовании ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ (фонд помощи детям при ООН) и Всемирного банка о влиянии пандемии коронавируса на качество школьного образования сказано, что они показали пробел в знаниях, эквивалентный полутора годам обучения. То есть в период локдаунов и дистанта подростки в РФ фактически только делали вид, что учатся. Эффект с точки зрения освоения знаний оказался близок к нулю. Такого вопиющего результата в 8-х классах нет больше нигде в мире.

Общий фон знаний в мире, конечно, тоже не вызывает оптимизма. Последствия противоэпидемических ограничений для глобальной школьной системы оцениваются как почти непреодолимые. До ковида 53% десятилетних детей не могли адекватно понимать простой текст (по исследовательской методике международной программы PISA). Сегодня таких школьников уже около 70%. Причём падение наблюдается, например, как в бедной Эфиопии, так и в богатых Соединённых Штатах.

Впрочем, в указанной категории четвероклассников Россия выглядит как раз неплохо. По читательской грамотности у них даже не обнаружилось ухудшения уровня подготовки по сравнению с допандемийным периодом. Шестиклассники уже выглядят слабее. Они потеряли в пандемию эквивалент 3-4 месяцев обучения. А вот 8-е классы вышли в безусловные антилидеры по сравнению со сверстниками в странах со средним и низким доходом. В благополучных странах ситуация лучше. То есть российские школьники в локальной, но принципиально важной категории оказались хуже всех в мире.

скейтбордисты
© pixabay.com

В качестве репрезентативного региона исследователи выбрали в России относительно благополучный Красноярский край. У него 41-е место по рейтингу качества школьного образования от Рособрадзора. Регион получил 51,3 балла, а некоторые отстающие субъекты РФ недотянули даже до 20-ти. Например, Забайкальский край - 19,4 балла, Ингушетия – 7,8. Остаётся только догадываться, какие знания показали бы их школьники, если даже средние по российским меркам красноярцы удивили международных экспертов своим невежеством.

Руководители отечественной школьной системы предпочитают не заострять внимание на шокирующих результатах исследования. Глава Рособрнадзора Анзор Музаев на ХVII Всероссийском съезде уполномоченных по правам ребёнка в субъектах РФ оценил влияние пандемии коронавируса на качество знаний школьников вполне удовлетворительно. Свою оценку он подтвердил ссылкой на такие инструменты мониторинга, как государственные экзамены и всероссийские проверочные работы. Хотя Рособрнадзор конечно же осведомлён о результатах масштабного исследования, проведённого под эгидой ООН и ЮНЕСКО.

Министр просвещения РФ Сергей Кравцов на том же мероприятии поднимал вопросы нравственного воспитания, ремонта и строительства школьных зданий, работы с трудными подростками. Затронул даже проблему булинга (психологическая травля) в школе, но потерю качества образования в восьмых классах оставил за скобками.

гаджеты
© pixabay.com

Вероятно, организаторов образования устраивает тот факт, что по усреднённому значению исследований PISA, PIRLS и TIMSS страна выглядит неплохо. Если же рассмотреть вопрос по существу, то для оптимизма не останется поводов: успех начальной школы никак не компенсирует провал в средних классах.

Малыши в России, как правило, приходят на учёбу, уже умея читать и считать. Они обгоняют школьную программу и соответственно получают определённую фору в дальнейшем. К подростковому возрасту эффект высокого старта полностью исчерпывается. Одаренных малышей современная российская школьная система постепенно превращает в демотивированных лентяев, которые не владеют ключевыми понятиями из сферы природы и социума.

Школа часто пеняет на родителей, которые якобы обязаны стоять церберами над своими чадами и требовать усердия. Однако на примере немногих, к сожалению, успешных школ мы знаем, что только здоровый микроклимат в учебном заведении способен сформировать нужную мотивацию. И здесь школам приходится действовать вопреки общему образовательному вектору. Не случайно лучшие школы часто являются авторскими, то есть идут собственным путём в методике и программах преподавания.

Помимо мотивационных причин международная группа исследователей связывает потерю качества образования в период пандемии коронавируса с недостаточным финансированием перехода на дистант.

«В странах с высоким доходом на образование выделено менее трех процентов государственных пакетов стимулирующих мер, а в странах с низким и средним уровнем дохода эта доля составляет менее одного процента» - сказано в исследовании.

В России общая стоимость господдержки в пандемию составила около 2,5 триллиона рублей. В том числе из резервного фонда Правительства РФ организациям здравоохранения, образования и науки выделено 29,8 миллиарда рублей на оплату труда, налоги, страховые взносы, коммунальные платежи, содержание имущества и оснащение в соответствии с санитарно-эпидемическими требованиями. Из этой суммы на долю подведомственных учреждений Минпросвещения приходится всего ₽1 миллиард.

класс
© pixabay.com

Помощь школам из резервов кабмина – это не 3% как у богатых стран и не 1% как у средних и бедных, а 0,04% от общей суммы коронавирусных субсидий по стране. Конечно, означенную долю можно увеличить, прибавив, к примеру, средства общенародной кампании по обеспечению учеников компьютерами. Только не будем забывать, что федеральные средства туда не вкладывались.

Более 500 тысяч школьников смогли получить устройства для обучения в режиме дистанта, но многие из этих компьютеров, к сожалению, были подержанными и часто устаревшими. Поскольку государство при триллионных резервах Фонда национального благосостояния не смогло обойтись без помощи частных жертвователей, рядовых граждан и бизнеса. Существенно помогли и региональные бюджеты, но большинство субъектов федерации не способны выделить сколько-нибудь значимую сумму. Поскольку являются глубоко дотационными. О серьёзных деньгах можно вести речь, пожалуй, только в столице.

Несмотря на недостаточное финансирование, национальную цель вхождения к 2030-му году в первую десятку стран мира по качеству общего образования никто не отменял. Определённое движение в этом направлении, конечно, нельзя не заметить. Существует, например, проект по доведению отстающих школ до достойного уровня («500+»). Федеральный институт оценки качества образования (ФИОКО) разработал для них рекомендации на основе лучших практик.

«Программа развития школы наполняется практическими шагами. Резильентные [способные конструктивно преодолевать проблемы] школы готовы к активной работе с учебными планами, адекватно оценивают возможности и потребности обучающихся и выстраивают вариативную программу обучения: они смело сокращают базовую сложность для школьников с затруднениями, зато гарантированно добиваются поставленных задач; сильные учащиеся при этом, получают возможность осваивать программу на продвинутом уровне» - гласит брошюра «Условия преодоления рисков низких образовательных результатов» от ФИОКО.

чиновники от образования
© obrnadzor.gov.ru / руководители Рособрнадзора и ФИОКО

Проект «500+» стартовал под лозунгом «Важен каждый ученик», а из цитаты видно, что взят курс на «сегрегацию» по способностям. Это уже повод для настороженности. Посмотрим, что будет дальше. Результативность школьных программ повышения качества образования можно будет оценить через два года после начала их реализации (об этом говорил заместитель руководителя ФИОКО Илья Денисенко).

Старт проекту был дан в июле 2020 года. На первом этапе проблемные школы знакомятся с результатами независимой диагностики своей деятельности. Затем приступают к разработке собственной концепции развития, которую необходимо согласовать и только потом начать реализовывать. Плюс два года на получение первых результатов. К 2024-му году можно и не успеть, а PISA работает в трёхлетнем цикле исследований: 2021, 2024, 2027-й. Так что международную оценку эффективности нынешних образовательных реформ можно будет получить к 2028-му году. Подождём новых откровений.