Перейти к основному содержанию

Зачем в Лахта-центр приглашали «шахтостроителей»

чертков
© Из личного архива

Во времена СССР профессия «шахтостроитель» ассоциировалась, прежде всего, с такими городами как Воркута и Кемерово и такими регионами как Кузбасс и Донбасс. Сегодня, как ни странно, она одна из самых востребованных в Санкт-Петербурге, причем не только при строительстве метро. О возможных карьерных перспективах рассказал руководитель обособленного подразделения по СЗФО компании «Синерго» Василий Чертков, участвовавший во всех главных стройках Санкт-Петербурга начала XXI века – дамбе, Фрунзенском радиусе, второй сцене «Мариинского театра» и Лахта-центре.

Банкротство «Метростроя», продолжающее обрастать скандальными подробностями в ходе судебных заседаний (последнее состоялось в 1 февраля), помимо обсуждения зарплатных долгов и разорванных договоров вызвало опасение относительно возможного переизбытка на рынке труда специалистов по возведению подземных сооружений. СМИ наперебой писали, что в новую компанию – «Метрострой Северной столицы» - возьмут лишь часть из более 3 000 человек, уволенных из прежней. Якобы не все они соответствуют предъявляемым высоким требованиям, да и темпы развития петербургского метрополитена не требуют такого количества горнорабочих, машинистов и их руководителей. Куда нам до Москвы, где Сергей Собянин одномоментно открывает целые линии, а не единичные станции. В итоге по факту более 90% от озвученной цифры перешли из одной организации в другую.

Но даже если бы этого не произошло, они не остались бы без работы, не были вынуждены менять сферу деятельности или регион. Строителей, имеющих соответствующее образование и опыт, не так много даже для Петербурга, чтобы отказываться от них.

Василий Чертков – представитель династии горных инженеров. Он родился в Казахстане, провел юность в Монголии. Его дед, отец, мать и супруга окончили Горный институт и связали свою жизнь с минерально-сырьевой отраслью. Отец вырос от горного мастера Орловского рудника до первого заместителя генерального директора СП «Монголросцветмет» и СП «Эрдэнэт», директора «Кольской ГМК» и Горного департамента «НПО «РИВС».

чертков
© Из личного архива

В первый раз Василий оказался в шахте еще в детстве – родитель показал ему Золотушинское месторождение на Алтае, где сам работал в то время. После школы в 1997 году юноша поступил в Санкт-Петербургский горный университет на факультет освоения подземного пространства. Производственную практику проходил в Монголии и стажировался в Австрии.

«Шахтострой – это универсал, который может работать и на месторождениях, и в условиях города. При наличии должного образования ему открываются самые широкие возможности - промышленное, транспортное, гражданское, гидротехническое строительство. Если раньше тот же самый «Метрострой» принимал, как правило, выпускников Петербургского университета путей сообщения, то сегодня их потеснили горные инженеры. Специалист, который проектирует и строит выработки на глубине более 1км для добывающего предприятия, сможет соорудить тоннель на глубине 60-80 м для метрополитена. Есть даже такой жаргонизм – «погреба», которым горняки в шутку называют шахты городской подземки», - рассказывает Василий Чертков, который сам после получения диплома устроился в «Метрострой».

чертков
© Из личного архива

Он уверен, что для построения серьезной карьеры необходимо начинать со стартовых позиций. Руководитель не сможет обеспечить эффективную работу предприятия, если он сам не был шкуре шахтёра и не знаком со всей производственной цепочкой.

«За 14 лет работы в компании «Метрострой» я вырос от проходчика до начальника участка. Я участвовал в проведении комплекса горных выработок на перегоне между «Лесной» и «Площадью Мужества», после размыва руководил проходкой и строительством автодорожного тоннеля и шахт дымоудаления дамбы в Кронштадте, возведением и сдачей в эксплуатацию второй сцены Мариинского театра, строительством, капремонтом и реконструкцией 8 станций метро. С учетом проблемной геологии нашего региона каждый раз мы имели дело с интересными задачами: внедрением технологии подачи конструктивного бетона с дневной поверхности в шахту на расстояние до 1 км, заморозкой грунтов, струйной цементацией, устройством буро-набивных свай и стен в грунте. Поверьте, с подобным опытом потом возьмут на шахту любого уровня сложности», - отмечает Василий Чертков.

чертков
© Из личного архива

В 2017 году, на фоне сокращения заказов для «Метростроя» от Смольного, он принял решение уйти. По его словам, сегодняшний кризис начался еще около 6-7 лет назад - предприятие стало «задыхаться», когда объемы «проходки» откатились до уровня 90-х годов.

Горного инженера пригласили в дочернее предприятие всемирно известной немецкой компании BAUER Technologie, выполняющей широкий спектр подземных работ в условиях сложных грунтов. То есть как раз в той сфере, в которой Чертков успел стать профессионалом. Василия Юрьевича сделали руководителем амбициозного проекта - ему доверили нулевой цикл зданий и сооружений второй очереди «Лахта-Центра».

«BAUER специализируются на технологиях, которые в вузе нам преподавались как «специальные способы строительства» и которые я активно применял на предыдущем месте работы. Например, «стена в грунте» используется в случаях, когда необходимо разработать котлован в слабых грунтах. Эта ограждающая конструкция минимизирует риск возникновения обрушений и подобных опасных явлений в условиях плотной городской застройки. Нулевой цикл для зданий «Газпрома» в Приморском районе – это котлован глубиной до 10 м и необходимость прибегать к массе технологических решений для сложных гидрогеологических условий. Словом, нужен был человек, отлично разбирающийся именно в подземном строительстве», - вспоминает выпускник Горного университета.

чертков
© Из личного архива

В ходе возведения сооружений главная концепция проекта осталась первоначальной, а вот используемые материалы порой приходилось менять на более современные. При чем, в тот момент практически все они были зарубежного производства.

Сегодня Василий Чертков возглавляет подразделение в СЗФО российской компании «Синерго», которая как раз занимается разработкой инновационных строительных материалов для осложненных условий и реализацией передовых научно-технических решений в производстве. По сути, это аналоги тех самых «иностранцев».

«В настоящее время я занимаюсь производством и внедрением продукции, в которой сам остро нуждался в период работы в «Метрострое» и в проекте «Лахта-Центра». Приведу пример. В горном деле используются гидропневмоаккумуляторы, которые могут быть предназначены для поддержки давления в шахтной пневмосети в период пауз между работой компрессоров. Гидропневмоаккумулятор представляет собой закрытый сосуд или изолированную систему горных выработок, заполненный сжатым воздухом. Чтобы минимизировать утечки и потери давления сжатого воздуха, поверхность горных выработок торкретируют и наносят на неё гидроизоляцию. Раньше в состав смеси входили жидкое стекло и высокомарочный цемент, но все равно потери сжатого воздуха достигали 15-17%. Сегодня наша компания производит особо тонкодисперсный микроцемент, который сокращает сроки создания и качество подобных сооружений в разы. Например, экономический эффект от введения таких аккумуляторов в монгольском ГОКе «Бор-Ундур» достигал до полумиллиона долларов в год», - объясняет Василий Чертков.

чертков
© Из личного архива

В последний год он снова стал частым гостем в своей альма-матер. Внедрение инновационных материалов на отечественный рынок требует проведения серьезных исследований, подтверждающих эффективность, например, строительной химии. Цена ошибки при освоении подземного пространства слишком высока. Компании нуждаются в инновационных продуктах и решениях, в разработке которых им помогает вузовская наука.

В перспективе Василий Чертков рассматривает для себя возврат к строительству подземки, в надежде, что новая организация «Метрострой Северной Столицы» сможет её реанимировать, и работу в транспортной инфраструктуре. Среди планируемых городом проектов – строительство КАД-2, которое также потребует специалистов, способных возводить тоннели и мосты.

чертков
© Из личного архива