Перейти к основному содержанию

Профессия будущего: геолог нефти и газа

Мировой энергетический рынок, не успев восстановится после пандемии COVID, оказался в новой зоне турбулентности. Как нынешняя геополитическая ситуация скажется на востребованности геологов-нефтяников, их перспективах и заработанных платах?

Это будет шок

В начале марта впервые с 2008 года стоимость нефти эталонной марки Brent превысила 130 долларов за баррель. По мнению аналитиков, такие котировки, как и запрет на импорт российских энергоносителей, сулят всему миру жестокий экономический кризис. Иранская нефть, при снятии экспортных ограничений, не способна сегодня полностью заменить собой российскую продукцию. В JPMorgan Chase & Co допускают, что к концу года цены на Brent могут превысить 180 долларов за баррель. Вице-премьер РФ Александр Новак считает даже подобные цифры излишне оптимистичными и прогнозирует цену «более 300 долларов, если не больше».

Его позицию разделяли и ряд американских экспертов.

«Санкции в отношении Ирана и Венесуэлы — это просто несравнимо с тем, что может быть с нефтяным рынком, если отменить большую часть российской добычи, то есть 13–15% от объема мировой нефти, — подчеркнула на CNBC старший советник по энергетике Фонда защиты демократий Бренда Шаффер. – Люди приветствуют это как приятный момент, но на самом деле это будет огромный шок для компаний и фондового рынка».

Однако Байден пошел ва-банк и уверил граждан своей страны, что, несмотря на то, что с начала российской операции на Украине цены на топливо на американских АЗС уже превзошли исторический максимум, Вашингтон может себе это позволить. Правда, затем он признал, что не все союзники могут принять аналогичные меры.

Missing материал.

Власти стран, обладающих собственными запасами, начали искать решение проблемы. Среди вариантов - расконсервация нерентабельных объектов добычи и разработка новых месторождений. На Западе необходимость в геологах нефти и газа очевидно будет стремительно расти, хотя еще месяц назад добыча ископаемого топлива подвергалась ожесточенной критике на фоне популяризации «зеленой экономики». Не грозит безработица и российским специалистам.

Перспективы: сложно, но можно

В декабре 2021 году стоимость нефти марки Brent составляла 68 долларов. Порядка 45% добываемой в РФ нефти уходит на экспорт. 53% всех поставок приходится на Европу и США, и 39% - на Азию. По сути, мы можем продолжить продавать в страны, которые не введут запрет, и, что называется, «остаться при своих». При этом параллельно интенсифицировать работу в таких областях как нефтехимия и нефтепереработка, и освободившиеся резервы перенаправить туда. Расширение ассортимента позволит не только сократить импорт продукции высоких переделов, но в сравнении с продажей сырой нефти в разы увеличить поступления в бюджет. Это новые рабочие места и заказы для других отраслей промышленности, которые могли бы дать мультипликативный эффект.

Несмотря на то, что в контексте текущих событий ряд нефтегазовых компаний испытывают сложности с реализацией своих спотовых партий через балтийские порты, главный геолог экспедиции компании «Сургутнефтегаз» Александр Чеботарев уверен в стабильности своих перспектив.

«Сегодня новых уникальных и гигантских месторождений (от 1 до 5 млрд тонн нефти согласно общепризнанной классификации – ред.) таких как Самотлор, Федоровское и Ромашкинское в России больше нет. При этом крупные открытия (100—1000 млн тонн нефти – ред.) более чем реальны. Предположительно они будут сосредоточены в Восточной Сибири и Арктическом секторе. Но в текущей ситуации мы можем ожидать сокращения инвестиций на исследования, поэтому акцент будет смещен с затратных проектов вроде месторождений пришельфовых зон и северной части Ямала на разработку когда-то пропущенных залежей в местах с уже развитой инфраструктурой. Они были обнаружены ранее, но проигнорированы по причине недостаточного объема запасов. Пришло время о них вспомнить. Актуальным станет и переход на более глубокие горизонты. Речь об исследовании коры выветривания палеозойских и доюрских отложений», - подчеркивает Александр.

самолтор
© CC BY-SA 4.0, An2nv/ Панорама Самотлора/ Кустовые площадки, отсыпанные песком/ 2018 год

Минерально-сырьевой комплекс ожидает очередной этап импортозамещения, причем протекать он будет не так хаотично и спонтанно, как во многих других отраслях. В 2014 году доля импорта в поставках критически важного нефтегазового оборудования была на уровне 80%, а по отдельным позициям российских аналогов не существовало вовсе. Поэтому в 2015 году министерство энергетики приняло решение инвестировать в импортозамещение нефтегазового сектора от 8 до 10 млрд рублей до 2020 года.

«Наша компания активно работает в этом направлении. Уже к 2018 году «Сургутнефтегаз» до 90 % изделий приобретал у отечественных производителей, а остальные — производил собственными силами. Около 70% потребностей в запасных частях к приобретенному ранее импортному оборудованию компания также удовлетворяла, размещая заказы у российских производителей», - говорит геолог.

Где учиться

Александр родился в городе Кумертау республики Башкортостан. Именно здесь в 1955 году был основан известный «Башкируголь». Неудивительно, что юноша со школьных лет имел представление о базовых профессиях добывающей отрасли и хотел стать геологом.

«После 11 класса я поехал получать высшее образование в Петербург. Среди всех возможных вариантов выбрал геологию нефти и газа. Это направление является одним из самых востребованных и всегда сможет обеспечить стабильной и высокооплачиваемой работой. Сегодня в городе на Неве подобная программа обучения есть только в Горном университете, в Москве - в РГУ нефти и газа имени Губкина и МГРИ. Помимо качественного образования для меня важным было наличие военной кафедры, современных общежитий и специалитета. Многие другие профильные учебные заведения не могли этого предложить», - отмечает выпускник Горного.

Сегодня он с ностальгией вспоминает студенческое время. Один из преподавателей молодого человека работал на Новой Земле и в ходе занятий настолько подробно и увлекательно рассказывал о своем опыте, приводил примеры, демонстрировал собственные фото, что юноша даже засомневался – не стоит ли поменять профиль подготовки на геологическую съемку, поиск и разведку твердых полезных ископаемых.

Missing материал.

«У студентов часто возникают сомнения относительно правильности выбора профессии. Горный университет помогает познакомиться с различными направлениями и понять, что подходит именно тебе. После второго курса я отправился на практику в Крым, после третьего – вел геологическую съемку площадей на горном хребте Пай-Хой в центре Югорского полуострова, расположенного между Баренцевым и Карским морем. После четвертого курса прошел практику в НТЦ «Газпром нефть». Для полной картины мне не хватало знакомства с нефтепромыслом, и я решил начать карьеру с производства», - рассказывает Чеботарев.

Где работать

В конце пятого курса Александр разослал резюме в десяток организаций. О востребованности специальности можно судить по тому, что еще студентом его пригласили в буровую компанию «Евразия», «Лукойл-Коми» и «Сургутнефтегаз». Последняя, по данным Forbes, в 2021 году стала пятой крупнейшей частной компанией России.

Как минимум половина абитуриентов Горного университета приезжают учиться в Петербург из Сибири - ХМАО и ЯНАО. Однокурсники в один голос твердили юноше: «Ты вытащил золотой лотерейный билет! Выбирай Сургут, это лучший город севера».

Через два дня после получения диплома он уже оформлялся на должность оператора по добыче нефти и газа в нефтегазодобывающем управлении «Сургутнефтегаза» на Северо-Тоньчинском месторождении. Спустя еще полгода стал полевым геологом в Управлении поисково-оценочных работ компании. С этим переходом началась профессиональная деятельность, о которой Чеботарев мечтал во время обучения в вузе.

Missing материал.

«Я устроился в комплексную экспедицию глубокого разведочного бурения, которая работает в Восточной Сибири, и начал летать вахтами в Якутию. Там моими обязанностями было сопровождение строительства поисково-оценочных и разведочных скважин, ведение геологической документации, сопровождение геофизических работ, осуществление привязки к разрезу, отбор и описание керна. Я отвечал за тот объект, на который меня отправляли. Каждый раз он был новым. Так я побывал в городе Мирный, поселке Таас-Юрях, где расположено крупное газовое месторождение, проехал вдоль нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан». Это очень интересно!», - рассказывает Александр.

В компании штат геологов обычно представлен следующими позициями: полевые геологи – геологи 1 и 2 категории - ведущие геологи - главные геологи экспедиции. Также обособленно существует аппарат управления, где имеется геологический отдел, занимающийся проектной работой и оформлением документации. В нем есть начальник отдела и главный геолог всего управления.

Missing материал.

«Полевым геологом я проработал с марта 2019 года по август 2020 года, а потом меня повысили сразу до главного геолога экспедиции. В итоге формально я «перепрыгнул» сразу через 3 ступени. Этому способствовали такие как факторы как образование, продемонстрированные компетенции и ответственность, а также успешное участие в Конференции молодых специалистов компании. Многие доходят до этой ступени к 40 годам, мне же удалось в 26 лет. Сегодня, по долгу службы я взаимодействую с сотрудниками аппарата управления «Сургутнефтегаза» напрямую. Должность предполагает не вахтовый метод, а режим стандартной пятидневки в офисе. Я отвечаю за сопровождение по геологической части всех строящихся поисково-оценочных скважин компании в Западной Сибири. В моем подчинении 18 специалистов», - говорит Александр.

Статистика заработанных плат

«Горный университет готовит специалистов, способных выполнять как проектную и исследовательскую работу для НИИ и научно-технических центров, так и трудится на производстве. То есть спектр возможного применения навыков и знаний широк. Работа в поле дает возможность понять все тонкости нефтегазового дела, и ее не стоит бояться. А при наличии высокого уровня образования стартовая должность станет трамплином для строительства отличной карьеры. Поэтому многие выпускники готовы начинать с нее».

Зарплата полевого геолога начинается с 45 тысячи рублей за две недели вахты в месяц с условием обеспечения проживания. На эту должность чаще всего устраиваются молодые специалисты. Главный геолог экспедиции получает в среднем от 120 тысяч рублей в месяц.

Missing материал.

Доход геологов-нефтяников, как и всех специалистов, работающих на севере, зависит не только от опыта и должности, но и полярных надбавок. Люди, родившиеся и выросшие там, получают больше, чем только переехавшие. Однако надбавку можно заработать - она автоматически оформляется и увеличивается поэтапно за «выслугу лет».