Перейти к основному содержанию

Степень нелояльности к России на Западе начали оценивать по пятибалльной системе

Лукас Карнах Старший
© Лукас Кранах Старший, "Сожжение запрещённых книг перед правителем".

Профессор Йельской школы менеджмента Джеффри Зонненфельд подсчитал количество ушедших из России после начала спецоперации на Украине западных компаний. Их оказалось 470. Только на потребительском рынке закрылось около 3,5 тысяч торговых точек в 480 российских городах, в том числе 1,2 тысячи ресторанов и кафе и столько же магазинов одежды и обуви.

Станет ли это концом отечественной экономики или наоборот поможет ей стать более сбалансированной и самостоятельной? Мнение российского правительства на сей счёт известно. Оно вернулось к идее импортозамещения. На этот раз, кажется, действительно активно и системно. А как оценивают перспективы экономической войны зарубежные эксперты?

Политика западных компаний по отношению к бизнесу в России делится на 4 типа. К самому жёсткому относятся те, кому работа в нашей стране прямо запрещена санкционными документами своих стран. К таким относятся производители микрочипов или продукции двойного (военно-гражданского) назначения. В следующей категории фирмы, чьи цепочки поставок из-за санкций пострадали критическим образом. Это, например, Volkswagen. Немецкий автоконцерн достаточно самостоятелен в своей политике: это один из очень немногих транснациональных холдингов, контролируемых не обезличенными инвестфондами, а классическими частными промышленниками, семьями Порше и Пиех. Подобные люди прагматичны, но, имея десятки, а то и сотни смежников, сложно сохранить логистику в форс-мажорных обстоятельствах.

Третью группу составляют публичные компании, такие как Coca-Cola или McDonald's, открыто противопоставившие свои политические приверженности экономической выгоде от работы в России. В четвёртой естественно все те, кто остался. Такие, например, как Burger King, NIKE, Oriflame или Coca-Cola.

Зонненфельд
© Джеффри Зонненфельд на CNBC, скриншот.

За точными данными о количестве бизнес-беглецов из России Джеффри Зонненфельду не нужно обращаться к посторонним источникам – он сам ведёт «чёрный список» фирм, нелояльных к антироссийской позиции Запада. В интервью The New York Times он назвал свой кондуит «Залом позора» - лояльность там оценивается по пятибалльной системе. В отношении тех, кто не разделяет антироссийскую позицию западного мейнстрима организуется компания антипиара.

«Изначально у нас просто была дихотомия: кто согласился [уйти из России], а кто нет. Но теперь мы поняли, что из-за хитроумного пиара и некоторых корпоративных проблем существует несколько разных уровней. Итак, теперь у нас есть пять различных категорий [лояльности], почти как рейтинги A, B, C, D и F» - рассказал Зонненфельд изданию The New York Times.

Со всеми топ-менеджерами компаний из своего списка профессор общается лично. В западной экономической среде он заслужил репутацию «шептуна СЕO». На счету Зонненфельда уже несколько кампаний агитации менеджеров из списка Fortune Global 500 (крупнейшие корпорации мира) по разным политическим поводам. Естественно, Россия не могла не попасть под прицел профессионального «охотника на ведьм».

В подтверждение эпитета из времён инквизиции приведём ещё одну цитату из интервью The New York Times, о том, как Зонненфельд «уговаривал» компанию - символ западных ценностей времён советской перестройки - покинуть страну, которая приносит ей огромные деньги:

«Макдоналдс» упорствовал. И только из-за публичного позора Крис Кемпчински, который там очень хороший новый генеральный директор, понял, что они должны отреагировать. «Макдоналдс», даже, несмотря на то, что они опоздали, я думаю, заслуживают, по крайней мере, четверки».

бургер
© pixabay.com

К счастью далеко не все на Западе солидарны с позицией и методами «шептуна». Особенно в академической среде и среди независимых бизнес-консалтеров.

Вот что пишет колумнист британского делового еженедельника The Economist, скрывающегося от экзальтированной псевдодемократической общественности под псевдонимом Шумпетер (Йозеф Шумпетер – один из выдающихся экономистов 20-го века).

«Будучи лояльными гражданами, топ-менеджеры фирм поддерживают и навязывают демократические ценности. Тем не менее, идея нерепрезентативного кружка неизбранных руководителей, делающих моральный выбор от имени клиентов и сотрудников, может подорвать веру в демократию, а не укрепить ее» - считает Шумпетер.

Действительно, не слышно, чтобы транснациональные компании привлекали миноритарных акционеров к выработке решения о позиции по поводу бизнеса в России. Эти люди не только теряют дивиденды. Возможно, они думают иначе, чем Джеффри Зонненфельд и хотят, чтобы их голос был услышан. Сегодня это почти невозможно.

А по поводу оценки профессиональными макроэкономистами на Западе перспектив санкционной войны предлагаем цитату из другой, редакционной, статьи журнала The Economist (одного из самых влиятельных) от 30 марта: «Многие крупные предприятия, которые построены в советские времена, привыкли работать без импорта. Если бы какая-либо экономика могла приблизиться к тому, чтобы справиться с отрезанием от мира, то это была бы экономика России».