Перейти к основному содержанию

Тайны Горного музея. Как Ильф и Петров читателей обманули

пресс-папье
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

В России нет человека, который не читал бы «Двенадцати стульев». И, соответственно, нет читателя, который не помнил бы эпизода с аукционом по продаже «стульев из дворца». Деньги у народа в разгар нэпа водились, а царское и дворянское имущество было предметом вожделения и заветным символом успеха.

Справка о стоимости рубля. В 1927 году в Советском Союзе можно было купить ржаную муку по стоимости 0,11 рубля за килограмм, десяток яиц – по 0,40 рубля, масло топленое – за 1,93 рубля, говядину – за 0,87 рубля и масло подсолнечное – за 0,52 рубля. То есть, чтобы получить представление о ценах в сегодняшних рублях, скажем, считая по модному индексу бигмака, нужно умножить тогдашний рубль примерно на 600.

12 стульев
© "12 стульев", реж. Марк Захаров, 1976 год

Слово авторам:

Был разгар аукциона. Свободных мест уже не было. Как раз позади Остапа дама, переговорив с мужем, польстилась на стулья (Чудные полукресла! Дивная работа! Саня! Из дворца же!) и подняла руку.

— Сто сорок пять в пятом ряду справа, раз. Зал потух. Слишком дорого.

— Сто сорок пять, два.

Остап равнодушно рассматривал лепной карниз. Ипполит Матвеевич сидел, опустив голову, и вздрагивал.

— Сто сорок пять, три...

Но, прежде чем черный лакированный молоточек ударился о фанерную кафедру, Остап повернулся, выбросил вверх руку и негромко сказал:

— Двести!

То есть купил, точнее хотел купить, Остап Ибрагимович их за 120 современных тысяч. И у этой цены есть маркер из того же литературного произведения:

– Бронзовый бюстик Александра Третьего. Может служить пресс-папье.

— Купите, предводитель, — съязвил Остап, — вы, кажется, любите! Ипполит Матвеевич не отводил глаз от стульев и молчал.

— Нет желающих? Снимается с торга бронзовый бюстик Александра Третьего. Фигура, изображающая правосудие. Кажется, парная к только что купленной. Василий, покажите публике «Правосудие». Пять рублей. Кто больше? <…>

— Девять с полтиной, — тихо сказал любитель правосудия, подымая руку.

— С полтиной прямо. Второй раз, с полтиной прямо. Третий раз, с полтиной.

На самом деле выкуплены были два парных пресс-папье из Аничкова дворца, принадлежавших Александру Третьему и Марии Федоровне. А приобрел их уполномоченный из Горного музея, каждое соответственно за 75 и 100 рублей. То есть за 45 и 60 тысяч. Выставлены они были ввиду ликвидации Музея города, а в Горном появилась «революционная» идея воссоздать в назидание юношеству экспозицию «Смотрите, как жили цари, в то время как народ голодал». Колоссальные по стоимости и не нужные в быту советского человека безделушки, как нельзя лучше иллюстрировали бы «купание аристократии в роскоши».

пресс-папье
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

Тем более, что Государственный музейный фонд передал музею вуза пресс с гроздьями винограда, принадлежавший великому князю Константину Константиновичу, который великолепно подошел к этим работам уральских мастеров, украшенным каменными малиной, крыжовником и смородиной.

пресс-папье
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

С выставкой как-то не получилось, нэп приказал долго жить, аукционы прикрыли. И сегодня эти экспонаты уже не «осколки эпохи», а образцы филигранной работы мастеров Императорской гранильной фабрики в Екатеринбурге. Аметистовый виноград, прикрытый яшмовыми листьями, – настоящее произведение искусства, ничуть не уступающее тем же яйцам Фаберже. Кстати, до их появления, российские императоры дарили иностранным гостям как раз такие вот пресс-папье.

пресс-папье
© Форпост Северо-Запад / Горный музей