Перейти к основному содержанию

Владимир Литвиненко рассказал об истинных причинах противостояния России и Запада

добыча
© perm.lukoil.ru

Еврокомиссия продолжает искать «оптимальные решения по эмбарго на нефть из России». Такое заявление сделал официальный представитель ЕК Эрик Мамер. Глава МИД ФРГ Анналена Бербок сообщила прессе, что «власти Германии работают над полным и бесповоротным отказом от энергоресурсов из РФ». А госсекретарь при МИД Франции Клеман Бон анонсировал, что запрет на импорт чёрного золота из нашей страны «будет введён в течение нескольких дней».

Все эти три высказывания появились в публичном пространстве практически одновременно, 10 мая. Впрочем, ничего удивительного здесь нет, информационный шум вокруг отечественного нефтегазового сектора не утихает ни на сутки. Но какова цель всех этих деклараций? Ведь эксперты, в том числе и на Западе, в одни голос предупреждают о катастрофических последствиях для Старого света в случае разрыва энергетических связей с Москвой.

«Форпост» адресовал этот вопрос ведущему эксперту в области ТЭК, ректору Санкт-Петербургского горного университета Владимиру Литвиненко.

- Владимир Стефанович, в ЕС признают, что в случае эмбарго на нефть из России, многие страны Евросоюза могут столкнуться с дефицитом топлива на АЗС. И это лишь одна из потенциальных проблем, которая возникнет в случае разрыва партнёрских соглашений Европы с нашей страной. Почему же в таком случае мы ежедневно слышим заявления о намерении Старого света и дальше пилить сук, на котором держится вся его экономика?

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

Владимир Литвиненко: Это попытка создать негативный фон вокруг российских углеводородов. Нечто подобное происходило и раньше, только механизмы использовались другие. Нам, например, долго и безапелляционно рассказывали о том, что потребление нефти и даже природного газа ведёт к непоправимым климатическим изменениям. Это утверждение не было подкреплено никакими новыми научными знаниями, а представляло собой всего лишь гипотезу. Тем не менее, она была возведена в ранг аксиомы.

В итоге, что мы видим сегодня? Выступления экоактивистов в Европе неожиданно прекратились. Они больше не выходят на митинги, не требуют наложить вето на использование ископаемого топлива. Более того, в ЕС на самом высоком уровне прозвучали заявления о том, что в рамках диверсификации поставок газа, вместо 30 млрд кубов метана, который сейчас экспортирует туда «Газпром», могут быть использованы мазут и уголь. То есть гораздо более опасные для окружающей среды ресурсы, сжигание которых, конечно же, приведёт к увеличению эмиссии СО2. Причина такой трансформации понятна: появился другой, гораздо более эффективный способ дискредитации российских углеводородов.

ветротурбина
В МИД Франции заявили, что ЕС введёт эмбарго на российскую нефть до 15 мая. Кому от этого будет хуже?

- А зачем это нужно? Не секрет, что во многом именно дешёвые энергоносители из России позволили Европе в семидесятые и восьмидесятые годы прошлого века совершить экономический рывок и оказаться на нынешнем этапе своего развития. Зачем же отказываться от курицы, несущей золотые яйца?

Владимир Литвиненко: В ЕС полагают, что предстоящие проблемы в энергетике – лишь временные трудности, которые удастся сравнительно безболезненно преодолеть. Чиновники и еврокомиссары готовы пойти на них ради достижения стратегической цели, стоящей перед коллективным Западом. А точнее – перед наднациональным западным истеблишментом. Его цель – получить свободный доступ к минеральному сырью и энергии, сосредоточить в своих руках управление всеми мировыми ресурсами и сократить до минимума число потребителей «со стороны».

Полезные ископаемые, лежащие в недрах, - основа экономического развития, но этот природный капитал ограничен исчерпаемостью. Доступ к нему - задача планетарного масштаба, причём даже не экономическая, а геополитическая. Её решение, вкупе со способностью превратить природный капитал в человеческий, социальный и натуральный, позволяет гарантировать устойчивость и независимость любой державы.

СПГ
© qatargas.com

Монополизация ресурсов – нефти, газа, стратегических металлов - наиважнейший фактор доминирования одних стран над другими. Именно это и является целью сегодняшнего международного противостояния, спровоцированного коллективным Западом. Его политика, основанная на вытеснении конкурентов с рынка силовыми способами, ослаблении и дискриминации государств, обладающих богатой сырьевой базой, в том числе за счёт недостоверных сведений и откровенных фальсификаций, которые распространяются через подконтрольные СМИ, а теперь и социальные сети, не нова. Она реализуется уже давно, начиная с 1986 года.

- Однажды Запад уже достиг успеха на пути реализации этой стратегии. Ведь после распада Советского Союза он получил контроль над нашими углеводородами. Нечто похожее планируется и сейчас?

Владимир Литвиненко: Действительно, многие молодые люди не знают, а те, кто постарше, возможно, подзабыл, но в девяностые годы, благодаря чрезмерному увлечению членов Правительства либеральными идеями, все сливки с нашего нефтегазового комплекса снимал именно Запад. Туда шли не только огромные объёмы сырья, но и почти все доходы, полученные недобросовестными олигархами от его реализации за границей. Федеральный бюджет получал крохи, которых не хватало ни на выплату пенсий, ни на медицину, ни на благоустройство, ни на содержание армии и правоохранительных органов.

Ситуация изменилась лишь в ХХI веке, после того как Президентом РФ был избран Владимир Путин, который заставил добывающую и перерабатывающую промышленность работать на благо населения нашей страны. Это привело к беспрецедентному экономическому росту и повышению уровня жизни подавляющего большинства российских граждан. Именно тогда, если помните, наличие в семье автомобиля стало нормой, в девяностые же он воспринимался, скорее, как роскошь, чем, как средство передвижения.

Последние несколько лет мы наблюдаем за очередной попыткой Запада монополизировать наши ресурсы. Поверьте: все разговоры о полном и бесповоротном отказе от них – не более, чем информационный шум. Один из инструментов, призванных внести раскол в наши ряды и ослабить, тем самым, наше государство. А затем воспользоваться нашей слабостью и вторично, как в девяностые годы, получить доступ к отечественной сырьевой базе.

полюс
© polyus.com

Именно эта цель стала первопричиной госпереворота в Киеве в 2014 году. Она же лежит в основе превращения Украины в неонацистское государство, «антиРоссию», крайне агрессивно настроенную против нас с вами и напичканную оружием для выплеска этой агрессии наружу. Всё это находится на поверхности, но, к сожалению, с трудом доходит до сознания тех, кто руководствуется либеральными ценностями, логикой потребителя, и предпочитает искать на своём жизненном пути исключительно «лёгкие варианты».

- Станет ли успешное завершение специальной военной операции на Украине гарантией того, что Россия сохранит социально-экономическую устойчивость и независимость?

Владимир Литвиненко: Специальная военная операция на Украине – важнейший и необходимый шаг, который позволит нашей стране гораздо более уверенно смотреть в будущее. Однако далеко не единственный. Например, в прошлом году Владимир Путин подписал закон о так называемой социальной газификации. Программа предусматривает, что в тех районах, где проложены магистральные трубопроводы, стоимость подведения сетей к границам частных земельных участков оплачивает государство.

Эта крайне своевременная инициатива, которая позволит использовать наши природные богатства, прежде всего, в интересах россиян, а не западных партнёров, которые уже довольно давно ведут себя крайне неприлично. Достаточно вспомнить о ситуации вокруг «Северного потока-2», который то разрешали достраивать, то не разрешали… Европа решила пожертвовать полувековой историей успешного партнёрства с нашей страной в энергетической сфере ещё тогда, в 2020 году. Это её выбор.

Северный поток 2
© nord-stream2.com

Нам же, в свою очередь, необходимо сосредоточиться на проектах, которые позволят вывести отечественный нефтегазовый комплекс на новый уровень. Позволят в полной мере раскрыть потенциал нашего уникального минерально-сырьевого сектора и использовать его в интересах именно российской экономики!

Речь, конечно, не только о программе социальной газификации, на участие в которой уже сегодня подано свыше 800 тысяч заявок, но также о развитии нефтегазохимии. О создании новых технологических цепочек, что приведёт к появлению дополнительных рабочих мест и активизации внутреннего спроса.

Нам также необходимо закрепить конкретные перспективные месторождения метана за СПГ-сегментом. И срочно, за несколько лет построить рядом с этими залежами всю необходимую инфраструктуру. С тем, чтобы довести производство сжиженного газа с нынешних 30 млн тонн в год до 120-140 млн (165-193 млрд кубометров – ред.).

Что бы ни говорили сегодня европейцы об излишней зависимости от поставок российских энергоносителей, у трубы, как известно, два конца. И в данном случае продавец точно так же зависит от покупателя, как и покупатель от продавца. Для того, чтобы избежать такого положения дел в будущем, нам, конечно, необходимо развивать производство СПГ, что позволит поставлять газ исключительно в адрес дружественных нам стран.

СПГ
© novatek.ru

Например, Индии, которая кровно заинтересована в увеличении импорта углеводородов из России. Так, с начала специальной военной операции на Украине Нью-Дели закупил по данным из ряда источников уже более 40 млн баррелей сорта Urals. Это в 2,5 раза больше, чем за весь 2021 год. Продажи СПГ в Индию также могли бы значительно возрасти, если бы у нас была физическая возможность направить туда больше газгольдеров.

От поставок сырья из-за рубежа зависят не только Индия или Китай, но также постиндустриальные государства. Они в огромных объёмах потребляют как ископаемое топливо, так и многие металлы. Такие, например, как медь, никель, литий, необходимые, в том числе, для строительства возобновляемых источников энергии и производства электрокаров. Их импортозависимость колоссальна.

В связи с этим у меня нет ни малейших сомнений в том, что коллективный Запад и впредь будет стремиться ослабить государства, обладающие богатой ресурсной базой, чтобы получить к ней свободный доступ. Наша задача – не позволить оппонентам монополизировать российские ресурсы и направить этот природный капитал на развитие отечественной экономики. На повышение уровня жизни россиян.