Перейти к основному содержанию

Брексит даст Британии новую предпринимательскую культуру. Чем станут санкции для России?

Риши Сунак
© gov.uk / Риши Сунак

Экономическая парадигма развития меняется сегодня не только в России. Британия, например, взяла курс на построение новой культуры предпринимательства. Об этом главный казначей страны, Риши Сунак, заявил в рамках своей лекции в лондонской Cass Business School.

Дополнительный вес его заявлению придаёт высокий статус мероприятия. Традиция ежегодных лекций премьер-министров, канцлеров казначейства и управляющих банка Англии в ведущей бизнес-школе Соединённого Королевства существует с 1978 года. Одно из главнейших финансовых событий Лондонского Сити не предполагает пустых заявлений. Так что слова Сунака об изменении взгляда на предпринимательство воспринимаются как старт глубоких реформ.

Намерение скорректировать принципиальные экономические постулаты появилось не от хорошей жизни. По оценке Национального института экономических и социальных исследований, в течение года количество британцев, живущих в «крайней бедности», может из-за возросшей инфляции увеличиться на треть и достигнуть 1 миллиона человек. Граница самой низкой социальной страты по доходам в Британии проходит на уровне 140 фунтов в неделю (43,6 тысяч рублей в месяц, по текущему официальному курсу) для семьи из 4-х человек за вычетом расходов на оплату жилья. Это 38 Биг маков на каждого члена семьи в месяц – каждый день по одному, и добавка в выходные.

Лондон
© pixabay.com

По мнению главы британского казначейства, простые решения, такие как рост бюджетных расходов или наоборот снижение налогового бремени с бизнеса, не дадут сегодня желаемого повышения уровня жизни и экономического роста. Отсюда и потребность в принципиальных реформах. Их предлагается построить на трёх китах: рост капиталовложений в промышленности, повышение уровня технического образования в стране и стимулирование инноваций через поддержку НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы).

Возможность для радикального поворота открывает брекзит - выход Британии из Евросоюза. Брюссель уже не диктует Лондону правила игры. В чём-то схожий эффект потенциально дают России сегодняшние западные санкции. Мотивация примерно та же. Проблема с инфляцией и, как следствие, падением доходов граждан, встала, как минимум, не менее остро, чем в Туманном Альбионе. Правда, по Индексу Биг мака сравнить уже не получится – «Макдональдс» всё-таки вынудили свернуть бизнес в РФ (по крайней мере формально).

Попробуем оценить глубину российских экономических проблем с позиции трёх факторов роста, обозначенных Риши Сунаком. Начнём с капиталовложений. Бюджетные ассигнования в основные средства в Британии в пределах текущего парламентского цикла увеличатся с 2,75% до 3% валового внутреннего продукта (ВВП). Серьёзный рост, но результат будет всё-таки даже ниже среднего по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, сообщество 38 развитых стран). В России же, несмотря на все разговоры о чрезмерно высокой роли государства в экономике, бюджетные инвестиции в основные фонды не превышают 2,4% ВВП. Несмотря на Фонд национального благосостояния в 13,6 триллионов рублей (на начало 2022 года), который как волшебный неразменный рубль пока что сохраняет свой вес при любых финансовых катаклизмах.

лазерный гравер
© pixabay.com

Повышение качества образования, особенно в технической сфере, Риши Сунак назвал моральным императивом. Упомянул об отставании от средних показателей ОЭСР по охвату дополнительным профессиональным образованием. Особенно по части привлечения компаниями внешних поставщиков образовательных услуг. На такие программы британский бизнес расходует не более 10% совокупного корпоративного образовательного бюджета. В России – 36%, что не может не радовать. Разделение труда в образовании – факт позитивный. Правда, в целом наша страна значительно уступает Британии по доле образовательных расходов к ВВП (4,3% против 6,7%).

Правительство РФ сегодня пытается относительно «малой кровью» (финансирование – 37 миллиардов рублей на период до 2024 года) навёрстывать упущенное, реализуя проект создания 30 передовых инженерных школ на базе университетов в партнёрстве с высокотехнологичными компаниями. Настораживает, что оператором программы является Федеральное государственное автономное научное учреждение «Социоцентр», с помощью которого был провален многолетний проект усиления международных рейтинговых позиций российских вузов (проект «5-100»).

Они же выступают в схожей роли и в нынешнем главном проекте Минобрнауки – «Приоритет-2030». Ещё на старте он обнаружил серьёзные организационные проблемы. Процесс отбора вузов на получение грантов опирался в основном на амбициозность заявленных участниками планов развития и их умение преподнести себя в рамках короткой презентации.

лестница на Луну
© pixabay.com

Конкурсные условия проекта создания передовых инженерных школ первым номером выдвигают всё тот же шапкозакидательский критерий отбора. Документы по программе оставляют ощущение, что университетам отводится лишь роль площадки, где преподаватели-практики из бизнеса будут натаскивать студентов для работы на каком-то конкретном своём производственном оборудовании. Вспомним о плачевном состоянии станкостроения в современной России. Оборудование на предприятиях в основном импортное, а значит с ремонтом и запчастями могут быть серьёзные проблемы из-за санкций. В такой ситуации, пожалуй, имеет смысл заняться возрождением конструкторской школы, а не делать из инженера всего лишь пользователя умных машин и программных продуктов.

По государственному финансированию НИОКР Россия, как и по расходам на образование, отстаёт от Великобритании. Там уже добились соответствия среднему уровню по ОЭСР (0,9% ВВП). Собираются сделать резкий рывок вперёд – увеличить долю сразу на 50%. В России же в 2015 году эта доля достигала 0,77%, а к 2019-му снизилась до 0,69% (примерно на уровне Латвии).

К чести отечественной высшей школы отметим, что её выходцы весьма успешно занимаются научной работой по всему миру. В том числе в Великобритании. Там почти половина исследователей в сфере STEM (естественные науки, технологии, инженерия и математика) – иммигранты. Точно такая же доля приезжих и среди основателей наиболее продвинутых инновационных компаний. Так что России, выстраивая новую предпринимательскую культуру, придётся позаботиться ещё и о сохранении умов на своей территории.