Перейти к основному содержанию

Как самые модные профессии стали «слабыми звеньями» российского рынка труда

деньги
© pixabay.com

Сотрудники банков и страховых компаний уже как минимум в течение 4-х лет отстают от представителей всех прочих сфер по темпам роста медианной зарплаты. С апреля 2017-го по апрель 2022 года она увеличилась всего на 28%, что почти на 7% ниже инфляции за тот же период. Почему самая престижная некогда сфера деятельности оказалась в упадке, и что это значит для экономики?

Расчёт зарплаты по медиане, как известно, наиболее близок к жизни. Он показывает не «среднюю температуру по больнице», а реальный доход среднеоплачиваемого сотрудника. Данные взяты с сайта «Сбер индекс», они получены на основе анализа проходящих через Сбер зарплатных транзакций. Так что информация вполне точна. К сожалению, она не содержит сведений о самом драматичном периоде – с 2014 по 2016 год. С ними картина была бы ещё драматичнее. Накопленная инфляция тогда достигла 30%, а доходы стагнировали. Росстат даже зафиксировал парадоксальный факт: в январе 2017 года средняя (арифметическая) зарплата в банках оказалась ниже, чем за тот же период в 2013-м году (₽61454 против ₽66873).

Динамика чистой прибыли банков с изменением оплаты труда их сотрудников никак не корреспондируется. В 2021 году российские кредитные организации показали рекордный финансовый результат – более 2,3 триллиона рублей. Не в последнюю очередь он обусловлен сокращением издержек на оплату труда. Высокая рентабельность, конечно, демонстрирует эффективность менеджмента, но нерадостная для клерков тенденция падения доходов может сигнализировать о кризисе в отрасли?

банк
© pixabay.com

Цену, в том числе на рынке труда, как известно, определяет соотношение спроса и предложения. В этом смысле финансистам не повезло – спрос на них падает. Если в 2004 году в стране насчитывалось 1277 банков, то сегодня только 735 (на 18 мая 2022 года). Специалисты Центробанка не покладая рук работают над отзывом банковских лицензий. В частности из-за нарушения «антиотмывочного» законодательства или искажения отчетности ради поддержания обязательных финансовых показателей. Общая численность персонала в отрасли сокращается. Соответственно увеличивается конкурс на вакантные места. Работодатель, как правило, на линейные позиции нанимает тех, кто не слишком притязателен в своих зарплатных ожиданиях.

Ещё один удар по доходам наносит ползучая автоматизация. Чем «умнее» становится техническое обеспечение, тем меньше нужно сотрудников и тем ниже требования к квалификации персонала. А труд низкой квалификации дёшев.

К 2019-му году средняя медианная зарплата работников финансовой сферы начала устойчиво уступать пальму первенства представителям горнодобывающей отрасли. По итогам апреля 2022 года у финансистов – 54392 рубля, у горняков – 60980 рублей. Тенденции разнонаправлены – первые продолжают отставать, вторые – идут в отрыв. В прошлом году банковцы смогли взять реванш только в декабре - новогодние премии у них традиционно выше, чем у других.

горняки
© pixabay.com

Второе место в антирейтинге зарплатного роста (после финансистов) заняли госслужащие. Это, конечно, повод для иронии на тему о лихоимстве «государевых людей». Однако высокий уровень коррупции диктует необходимость скорее поднять зарплаты во власти, чем снизить. Если семейство госслужащего «слаще морквы ничего не видало», то механизм исполнительной власти непременно забуксует. Сегодня без мобилизационной экономики не справиться с санкциями. Она возможна только при усилении государственного регулирования, которое потребует дополнительной отдачи от госслужащих. А у них уже как минимум 5 лет заработки индексируются ниже инфляции.

Зарплатная структура экономики – вещь серьёзная. Процесс перетекания умов между отраслями схож с движением капитала, где отрасль с низкой нормой прибыли через какое-то время неминуемо потеряет в инвестициях. В случае с рынком труда – потеряет в талантах и энтузиазме при низких заработках.

Текущие процессы в экономике, как было сказано выше, предъявляют серьёзные требования к компетенции госслужащих. Но и банки вошли в переломный период. Риски взрывного роста «плохих долгов» в потребительском кредитовании высоки вот уже несколько лет. С увеличением процентных ставок они только усиливаются. Для банкиров – самое время обернуться лицом к кредитованию промышленности. Импортозамещение требует массированной финансовой подпитки. Она должна сопровождаться качественным анализом бизнес-проектов потенциальных заёмщиков, чтобы деньги не ушли в песок. Для такой работы нужны грамотные финансовые аналитики, а многие из них уже давно разбежались по другим отраслям. Из-за сокращения реальных зарплат и бездумного насаждения скоринга (автоматизированная система оценки платёжеспособности клиентов).

По данным HeadHunter, 43% российских компаний в течение года будут увеличивать численность линейного производственного персонала. Это намного больше прогноза по найму ИТ-специалистов (29%). Производственный сектор начинает набирать обороты. Процесс нуждается в финансовой поддержке и тонком госрегулировании. А там, на низовом и среднем уровне – итальянская забастовка или некомпетентность.