Перейти к основному содержанию

Профессии будущего: специалист по транспорту и хранению нефти и газа

ледовский
© Из личного архива

За последний месяц от поставок российского газа отказались еще шесть европейских стран. Общественно-политическая ситуация и санкции стали серьезным вызовом для российских предприятий сырьевой отрасли. Главный специалист компании «Газпром 335», курирующей импортозамещение технологий в ПАО «Газпром», рассказал о том, как текущие события скажутся на востребованности специалистов по транспорту и хранению нефти и газа, и стоит ли сегодня абитуриентам поступать на нефтегазовое направление.

Впереди – приемная кампания в отечественных вузах. Абитуриенты и их родители стоят перед важным выбором. Они стремятся понять, какие отрасли будут развиваться, какие – деградировать, и где шансы построить хорошую карьеру выше. Приведем лишь несколько цифр, которые смогут обозначить перспективы нефтегаза.

С 2017 года крупнейшим покупателем российской нефти является Китай. В 2021 году страна закупила в России 70,1 млн тонн (30,6% от общего объема российского экспорта). Причем только в апреле рост экспорта энергоносителей из России в Поднебесную составил 75%. Индия с конца февраля закупила 62,5 млн барр нефти, что в три раза больше, чем за аналогичный период 2021 года. Доля западных стран на порядок меньше.

Что касается газа, то в первой десятке импортеров нашего голубого топлива Турция, Белоруссия, Казахстан, Китай. Поставки тем самым «шести отказникам» платить за газ в рублях составили лишь 13% от всех поставок в Европу по трубопроводам.

трубопровод
© unsplash.com

И, наконец, прибыль «Газпрома» позволила еще до конца 2021 года полностью окупить затраты на известный проект «Северный поток — 2». Недавно компания объявила о намерении задействовать наземную инфраструктуру «СП-2» на территории России в решении вопросов газификации северо-западных регионов страны.

Григорий Ледовский сделал свой выбор в пользу горнотехнического образования в 2008 году. Он вспоминает, что тогда нефтегаз был наиболее перспективной и высокотехнологичной среди всех гражданских отраслей. Здесь как нигде больше создавали и внедряли инновационные оборудование и технологии, поэтому карьера обещала быть стремительно развивающейся и интересной.

«Что изменилось сегодня? Наряду с добывающим сектором получили развитие некоторые другие отрасли - IT, химическая отрасль, биотехнологии. Выбор у молодых людей, конечно, стал разнообразнее. Однако это никоим образом не сказывается на острой востребованности нефтегаза. Он включает в себя профессии по-настоящему широкого профиля. И отличным примером является непосредственно моя специальность – «Хранение и транспорт нефти и газа», - рассказывает выпускник Санкт-Петербургского горного университета.

Где и как учиться

На фоне всех сырьевых вузов РФ Григорий Ледовский выделяет именно свою альма-матер и тот уровень компетенций, который она дает.

«На профессиональном пути мне всегда с лихвой хватало полученного в Горном университете образования. Единственное условие: во время обучения я активно участвовал в научных исследованиях и конференциях, для прохождения производственных практик старался выбирать компании не по принципу «как бы поближе и полегче», а крупные производства, где стажировка обещала стать трамплином для развития важных моему профилю навыков. С докладами я участвовал в девяти международных конференциях, и в большинстве из них – в рамках обучения и прохождения аспирантуры в вузе. Нередко исследователи ограничиваются проведением изысканий и написанием статьи, которая будет опубликована в одном отечественном журнале. Однако для полноценного развития той или иной идеи необходим весь цикл, включающий защиту своей работы и обмен мнениями в профессиональном сообществе», - отмечает специалист компании «Газпром 335».

ледовский
© Из личного архива

Буквально месяц назад его доклад, посвященный подводным компрессорным агрегатам для добычи углеводородов на шельфе, был признан лучшим на Международной научно-технической конференции молодых специалистов «Исследование, конструирование и технология изготовление компрессорных машин» в Казани. Учитывая, что в работе секций принимали участие большое количество производственников, эта победа особенно ценна.

Где работать

Выпускники специальности востребованы во многих областях – нефтепереработка, строительство и эксплуатация нефтебаз и подземных хранилищ, в системе добычи газа и нефти, проектных организациях и инжиниринговых компаниях. Григорий Ледовский к своим 34 годам успел получить опыт работы в нескольких направлениях.

Вариант №1: Проектный институт и конструкторское бюро

Первым местом для молодого человека стал Институт по проектированию предприятий нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности в Санкт-Петербурге («Ленгипронефтехим»). В рамках этого дочернего предприятия «Сургутнефтегаза» выпускник получил должность инженера-проектировщика в секторе проектирования трубопроводов. То есть устроился непосредственно по специальности.

Спустя несколько лет руководство, оценив способности и успехи сотрудника, предложило ему перейти в конструкторский отдел нестандартизированного оборудования. Это одно из важнейших структурных подразделений предприятия, которое позволяет вести разработку нетипичных и сложных решений. Для работы в нем необходим большой опыт в высокотехнологичных областях машиностроения и приборостроения.

«Развивалось 3d моделирование, появлялись новые программные комплексы САПР для автоматизации работ производства, такие как Autodesk Inventor и AutoCAD, и отделу требовался свежий подход к решению своих задач. Поэтому они решили пригласить молодого специалиста, что для меня, конечно, стало прорывом. Мы создавали проекты для нефтеперерабатывающих заводов «Газпрома», «Омского нефтеперерабатывающего завода», «Татнефти» и других», - говорит горный инженер.

омский нпз
© gazprom.ru/ Омский НПЗ

Многие компании не имеют собственных проектных институтов таких, как у «Сургутнефтегаза». В их структурах имеются подразделения, которые занимаются приемкой работы и капитальным строительством, но разработать принципиально новое оборудование им не под силу.

«Прежде всего, речь идет о проектировании на основе базовых проектов зарубежных лицензиаров таких как Exxon Mobil , Uop, Shell, Shevron. Технологии запатентованы, и за отдельную плату они предоставляют их клиентам для последующей доработки. Чтобы подстроить типовые решения под конкретные задачи и условия, пройти путь от документа к строительству реального комплекса сооружений, необходимо проделать огромную работу в технологическом плане. В России есть всего несколько институтов, буквально 3-4, способных потянуть такие серьезные проекты. Нашей задачей было подойти к проектированию с точки зрения унификации нестандартизированного оборудования – каких-то составных узлов или оборудования в целом», - объясняет Григорий Ледовский.

Вариант №2: Топливно-энергетическая компания

Спустя два года, в 2017 году, выпускника Горного университета пригласили в «Газпромнефть АЭРО» в качестве главного специалиста управления капитального строительства.

Газпромнефть-Аэро
© Пресс-служба «Газпромнефть-Аэро»

Компания осуществляет реализацию авиационного топлива, а также эксплуатацию топливозаправочных комплексов для воздушных судов гражданского и специального назначения в аэропортах России и СНГ. Смену направления деятельности нельзя было назвать радикальной, так как новыми обязанностями специалиста стало курирование проектного направления - начиная от разработки ТЗ и до введения в эксплуатацию станций.

«Так как у меня был солидный стаж в нефтепереработке, а она подразумевает гораздо более высокий уровень квалификации, я смог оперативно переключиться на новую для себя стезю. Опыт был также полезен тем, что предстояло стать частью масштабной организации с различными профилями и бизнес-процессами. В отличие от предыдущих мест работы, которые оставались автономными подразделениями с ограниченной конкурентной средой, здесь я попал в компанию с хорошо налаженной коммуникацией и пересекающимися задачами между дочерними предприятиями.

Вариант №3: Инжиниринговая компания

Уже через год Григорию предложили должность главного специалиста в ООО «Газпром 335» - специализированном инжиниринговом подразделении, отвечающем за создание современных технологий и оборудования для обустройства шельфовых месторождений, переработки и сжижения природного газа. Организация была открыта 5 лет назад и по своей сути курирует направление импортозамещения технологий.

«В настоящее время я занимаюсь проектами разработки и внедрения инновационных технологий, инжиниринговых систем и оборудования для подводной добычи углеводородов. Речь идет не о платформах, а об автономных решениях, когда нефть или газ выводятся по трубопроводам непосредственно на берег. В качестве примера можно привести Киринское месторождение в Охотском море, где реализована подобная схема добычи. В частности, сегодня мы занимаемся перспективными проектами на шельфе Арктики и Дальнего Востока», - делится инженер.

Подводная добыча
© gazprom.ru/ Подводный добычной комплекс на Киринском месторождении

«Моей компетенцией является не экономика или политика, а наука и производство. Я горный инженер и кандидат наук, и о текущей ситуации могу судить, прежде всего, с технической точки зрения. Я убежден, что новые кадры, будущие проектировщики, конструкторы и специалисты, остро необходимы нефтегазовой сфере. Так, в нашем управлении в целом молодой коллектив, и мы готовы продолжить его пополнять. Опыт показывает, что молодые люди отличаются нестандартным подходом и при наличии хорошего образования способны предлагать принципиально новые эффективные решения. Если же перестанет происходить «подпитка» компаний начинающими инженерами, развивать основополагающую для российской экономики отрасль будет просто некому», - рассуждает главный специалист инновационного подразделения «Газпрома».

Как подчеркивает выпускник Горного университета, в этом случае государству станет еще сложнее замещать технологии, которые в будущем смогут стать недоступными, или создавать перспективное оборудование.

Десять лет назад импортозависимость в нефтегазе достигало 90%. Большинство технологий закупались из-за рубежа. Те же проектные институты только «перерабатывали» чужие идеи. За последнее время ситуация начала меняться, но не кардинально. Уход от технологической зависимости от Запада можно по праву считать одной из ключевых задач отрасли.