Перейти к основному содержанию

Тайны Горного музея. Макеевские диаманты, или как на Донбассе «бриллианты» находили

диамант
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

Если сегодня Макеевка появляется в новостной повестке исключительно в контексте спецоперации на Украине, то до этого – город был на слуху благодаря успехам в угледобыче, металлургии и коксохимии местных предприятий. Однако в 80-ых годах прошлого века донбасский населенный пункт стал широко известен совершенно необычной для региона находкой.

Тогда в Макеевке произошла практически детективная история. На шахте имени Бажанова, которая, кстати, первой в стране достигла глубины 1000 м, работал проходчик Леонид Симбирцев.

шахта
© Википедия/ Шахта имени Бажанова

В отличие от своих коллег, которые в глубине выработок видели лишь уголь и пустую породу, он умудрялся в толще земли замечать необычные кристаллы и завитушки древних раковин, аккуратно выносить их на поверхность и пополнять личную коллекцию. «Камешки собирает, как мальчишка», - по-товарищески шутили над ним шахтеры. Интерес к минералам мотивировал его к самообразованию – он заказывал в библиотеке геологические энциклопедии и зачитывался популярными книжками о самоцветах, в частности, авторства известной Татьяны Здорик.

Однажды Леонид Симбирцев проходил мимо отвала пустой породы у поселка Северный Батман, как вдруг тонкий луч света мелькнул перед глазами. Он вернулся и сразу же нашел источник сияния. Разноцветные искры исходили от кристалла необыкновенной чистоты и прозрачности. Он вспомнил, что точно такой же видел в одной из книг с подписью «алмаз в кимберлитовой породе»… Проходчик не верил своим глазам! Ранее в Донбассе, где с середины 19 века велись горные работы по добыче угля, никто ничего подобного не встречал.

диамант
© Форпост Северо-Запад / «Макеевские диаманты» из коллекции Леонида Симбирцева, переданные в Горный музей Татьяной Здорик

Симбирцева буквально одолела алмазная лихорадка – он не мог спать и есть от навязчивой идеи. Ведь находили же южноамериканские алмазы в глине, обмазывая ею стены, так почему же драгоценным камням не прятаться в отвалах угля? Чуть свет энтузиаст поехал обратно в шахту. Там, вооружившись молоточком, он принялся простукивать породу и изымать из нее острогранные камни, переливающиеся желтыми и оранжевыми цветами.

Дома Леонид Александрович запаковал кристаллы и отправил их писательнице Татьяне Здорик в Москву, в надежде, что она сможет подтвердить его предположения.

здорник
© Фотохроника geo.web.ru/ Татьяна Здорик

Татьяна Борисовна переадресовала вопрос одному из крупнейших отечественных кристаллографов того времени Илариону Шафрановскому. Профессор Горного института определил, что камни не относились к алмазам, однако от этого находка не стала менее уникальной. Дело в том, что шахтер впервые на территории Донбасса обнаружил редкую разновидность горного хрусталя (кварц). Такие кристаллы называли «мармарошскими диамантами» за их сходство с настоящими алмазами и до этого момента находили в Румынии, в одноимённом массиве Восточных Карпат.

Это был настоящий успех, как для энтузиаста Симбирцева, так и отечественной минералогии. В «Минералогическом журнале» за 1982 год вышла соответствующая научная статья, полноценным соавтором которой стал рядовой донецкий проходчик.

В ней говорилось, что «бриллианты» имеют скелетное строение, то есть кристаллизовались за счет отложения вещества на ребрах и вершинах, а не на гранях, как обычный хрусталь. Камни росли из растворов сложного состава, находящихся под высоким давлением и содержали органические соединения типа нефти. Под микроскопом можно рассмотреть мельчайшие пузырьковые жидкие и газово-жидкие включения, захваченные во время роста кристалликов. Было установлено, что они содержат насыщенные углеводороды, среди которых преобладает метан. Это дало основание геологам использовать «диаманты» в качестве поискового критерия на нефть и газ.

диамант
© Форпост Северо-Запад / Горный музей

Кристаллы примечательны не только родниковой чистотой и прозрачностью, но и ярким сверканием вкупе с совершенством природной огранки. Это позволяет их использовать в ювелирных изделиях без предварительной огранки. Размеры — 1-15 мм, форма призматически-дипирамидальная.

Симбирцев был необыкновенно щедр. Он легко расстался со своими диамантами, так как верил, что в руках геологов они могут принести куда большую пользу, чем на его полке. Находка была передана Татьяной Здорик в Горный музей Санкт-Петербурга, где по сей день своим сиянием производит эффект на впечатлительных посетителей.

Там же хранится образец «мармарошских диамантов» из Закарпатья от первооткрывателя российских коренных месторождений алмазов Ларисы Попугаевой. Есть теория, что они являются спутниками драгоценных кристаллов, и, вероятно, геолог проверяла это предположение.

диамант
© Форпост Северо-Запад / «Мармарошские диаманты» из Закарпатья , переданные в Горный музей Ларисой Попугаевой

Спустя время особую разновидность горного хрусталя стали находить и в других частях мира – Германии, Канаде, Швейцарии. Только называются они уже не «мармарошскими диамантами», а по месту их локации. Так, в Горном музее представлен внушительных размеров «Херкимерский диамант» из штата Нью-Йорк в округе Херкимер. Камни здесь образуются в мягкой породе, что позволяет расти им не только продольно, но и в ширину, образуя удивительные по красоте кристаллы.