Перейти к основному содержанию

Кому Россия обязана «большой нефтью»

Чернов
© Форпост Северо-Запад

Каждое первое воскресенье сентября в России отмечается День работников нефтяной и газовой промышленности, зачастую именуемый просто - Днем нефтяника. Хотя первое упоминание об источниках «черного золота» на территории страны встречается еще в трактате X века византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении государством», специалисты ключевой для отечественной экономики отрасли получили свой профессиональный праздник только в 1965 году уже после шахтеров, железнодорожников, строителей и металлургов. Что же произошло в середине XX века?

Начало индустриальной нефтедобычи связано с освоением недр Кавказа. В середине XIX века на территории Грозненского и Бакинского районов разразилась нефтяная лихорадка, которая привлекла большое количество инвесторов, включая известные семьи Нобелей и Ротшильдов. Здесь была пробурена первая разведочная скважина промышленным способом, построены первые НПЗ и нефтепровод.

баку
© Общественное достояние

С 1861 по 1913 год – с отмены крепостного права и до начала мировой войны – нефтедобыча в России увеличилась в 1469 раз. Так, в 1901 году в Бакинском районе была достигнута максимальная дореволюционная добыча нефти – 11 млн тонн, благодаря чему Россия стала добывать 50% от общемировых показателей.

С учетом роста запросов развивающейся промышленности и постепенном истощении уже известных месторождений перед геологами была поставлена задача поиска новых залежей. В первой половине XX века их стали находить в других частях страны: между Поволжьем и Уралом, в Куйбышевской области, Казахстане и Башкирии. Но настоящим прорывом стала Западная Сибирь, хотя на сводной геологической карте 1915 года ее просторы представляли собой лишь белые пятна.

Сегодня многие знают такие фамилии как Эрвье, Салманов или Муравленко, в память о которых называют города, улицы, теплоходы и аэропорты.

салманов
Телеграмма, отправленная 60 лет назад молодым геологом первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, была весьма дерзкой. Однако сообщение оказалось настолько судьбоносным, что тон формулировки не помешал Фарману Салманову стать в 30 лет мировой легендой нефтегазовой отрасли.

Однако они вплотную занялись регионом между Уральскими горами и руслом Енисея, когда его перспективность с точки зрения нефтегазоносности уже была подтверждена другими. Лишь единицы могут назвать имена реальных первопроходцев, чьи знания и разведочные работы привели к большой нефти. Одним из организаторов поиска и открытия первых месторождений стал геолог Сергей Чернов.

В 1949 году он приехал с семьей в Сибирь на начало поисков углеводородов одним из первых специалистов. Когда приказом Министерства геологии СССР была организована Западно-Сибирская нефтеразведочная экспедиция, начальник ГЛАВКа поставил Чернова на одну из самых «сложных» и ответственных должностей - главного геолога и заместителя начальника экспедиции. Требовалось наладить проведение геофизических исследований на всей территории провинции и определить места бурения опорных скважин. От успешности предприятия зависело подтверждение или опровержение оптимистичных прогнозов, данных такими учеными как Иван Губкин и Дмитрий Наливкин.

Чернов
© Общественное достояние

Это был зрелый и хорошо знающий нефтепоисковые работы специалист с солидным багажом знаний после окончания Ленинградского горного института, прохождения производственных практик, в том числе в тресте «Ишимбайнефть», и опытом проведения геологоразведочных работ в различных регионах страны. Старший геолог на промыслах Сахалина, Украины, Казахстана и Кемеровской области в рамках Ермаковской партии – он трудился практически везде, где на тот момент добывали петролеум. О профессиональном уровне Чернова говорил тот факт, что трест «Укрнефтепромразведка», где он работал в 40-х годах, присылал ему в Новосибирск премиальные вознаграждения по мере проведения разведки и доразведки открытых им месторождений вплоть до 70-х годов.

Сергей Иванович был широко известен как высококлассный практик, поэтому кабинетной работе он предпочитал командировки на участки, где непосредственно работали партии. С 1950 по 1954 годы он занимал позицию начальника Полевой геолого-поисковой партии треста «Запсибнефтегеология».

Как говорят геологи-нефтяники, для их профессии самое главное – всегда быть заряженным на победу. Тому, кого первая же трудность выбивает из колеи, приходится уходить. Ему нечего делать в отрасли. Можно сомневаться в своих прежних выводах, переосмысливать то, что казалось бесспорным, даже ошибаться, но всегда верить в конечный успех. Даже когда Лаврентий Берия, курировавший энергетику страны, не получив быстрых и громких результатов в Сибири, принял решение о ликвидации поисково-разведочных работ на нефть…

Чернов
© Общественное достояние

Все оборудование перевозилось в европейскую часть страны, прекратили существование Ханты-Мансийская и Туруханская экспедиции, закрывались недобуренные скважины. Но горные инженеры боролись. Буквально через месяц после решения Берии Березовская буровая партия, подлежащая расформированию после испытания скважины, доложила о газоводном фонтане 50 метров высотой. Это открытие спасло геологоразведочные работы в Западно-Сибирской провинции и способствовало резкому увеличению их объемов.

С 1954 и 1961 год Чернов работал главным геологом Новосибирской геолого-поисковой экспедиции, где он возглавлял геологическую службу работы экспедиции с колонковым бурением и геологической интерпретацией полученных результатов, построением структурных карт на чеканскую и люлинворскую свиты, с последующей прогнозной оценкой на унаследованные антиклинальные поднятия, возможные ловушки нефти и газа в более погребенных горизонтах. Он организовал лаборатории по изучению кернового материала, в том числе химическую, литологическую и другие, в рамках которых накапливался и изучался базовый материал перспективных отложений Западной Сибири.

Чернов
© Общественное достояние

Итогом тех первых работ и научных исследований стали долгожданное обнаружение месторождений в Западной Сибири. Нефть долго не открывалась искавшим ее геологам и буровикам, пока, наконец, в 1960 году на берегах реки Конда в Ханты-Мансийском округе не ударил настоящий фонтан – почти 400 тонн в сутки. Вскоре были обнаружены и уникальные месторождения, такие как Самотлор и Уренгой. Они таились в недрах и ждали своего часа, чтобы обеспечить экономическое развитие и энергетическую безопасность страны не только в XX, но и в XXI веке.

В регионе началась активная разработка месторождений углевородоров, запущено возведение ряда крупных объектов по добычи и дальнейшей транспортировке нефти и газа, стали прибывать тысячи рабочих, геологов и инженеров с разных уголков Союза. 28 августа 1965 года по указу Анастаса Микояна в календаре профессиональных праздников появился День нефтяника. Говорят, на это решение главы Верховного совета СССР повлияла лекция Николая Байбакова, в то время отвечавшего за организацию нефтедобычи в СССР. В Московском Политехническом музее он рассказывал об освоении запасов Тюмени.

байбаков
В своем последнем интервью в 2004 году министр нефтяной промышленности и председатель Госплана СССР Николай Байбаков предсказал, что через 5-10 лет мы «окажемся у гроба нефтегазовой отрасли». Удалось ли изменить ситуацию?

«Почему в нашей стране по-прежнему нет профессионального праздника работников нефтяной промышленности»? – задали из зала вопрос.

Ведущий инженер-нефтяник ответил, что демонстрируемый прирост добычи уже в скором времени вынудит верхушку СССР утвердить всесоюзный праздник. Что и произошло в самом скором времени. Сегодня его по-прежнему отмечают, не только в нашей стране, но и Белоруссии, Армении, Украине, Казахстане, Киргизии и Молдавии.

день нефтяника
© Общественное достояние

На сегодняшний день в нефтяной и газовой промышленности работает более 300 компаний в 34 регионах РФ. На профильных предприятиях трудится более 2 млн человек.

Плодотворная работа Сергея Чернова была оценена правительством – он получил медаль «За трудовую доблесть» и орден «Трудового Красного знамени». Кстати, Сергей Иванович был не единственным членом своей семьи, прославившимся в нефтегазовой отрасли. Младший брат - Василий Иванович – пошел по его стопам, стал первооткрывателем одного из крупнейших в Узбекистане Газлинского месторождения и лауреатом Ленинской премии.