Перейти к основному содержанию

Как «венгерская собака» помогала поднимать промышленность Западного Урала

венгерская собака 1
© Горный музей

Сегодня словосочетание «венгерская собака» вызовет с ходу в памяти образ короткошёрстной легавой выжлы, шедевра мадьярской охотничьей селекции. У них яркий золотистый окрас и тонкий нюх на пернатую дичь. В России 200 лет назад у профессионалов горного дела она ассоциировалась с предметом, весьма далёким от охоты.

Ноябрь 1839 года стал самым ярким месяцем в жизни поручика Александра Платонова – у него родился первенец, и вышла статья в «Горном журнале» об усовершенствовании технологии откатки на рудниках Пермских заводов.

Этот уважаемый журнал и сегодня в топе соответствующей отраслевой периодики. Тогда же он был единственным научно-техническим и производственным изданием в области использования недр, издавался на базе Института Корпуса горных инженеров (ныне Санкт-Петербургский горный университет). Публикация здесь считалась делом весьма почётным.

Технологические эксперименты Платонова оказались настолько успешны, что позволили рассчитывать на сокращение расходов по перемещению горной массы от забоев к рудоподъёмным шахтам – вполовину.

Будущий горный инженер родился там же где и пригодился – на Западном Урале в Юговском заводе в 70 верстах от Перми, в семье заводского исправника. Отец Платонова надзирал от имени государства за сбором податей с завода. Для качественного выполнения фискальных обязанностей требовалось верифицировать объёмы производства, и естественно радеть за их увеличение.

рудники урала
© Общественное достояние / Железные рудники Урала

Отправляя сына учиться в Петербург, в Горный Кадетский корпус (в 1834 году он был переименован в Институт Корпуса горных инженеров), старший Платонов напутствовал Александра искать новые технологии для стареющих западноуральских рудников и металлургических производств. Родной Юговский завод, например, с 1821 года начал сокращать выпуск меди и терять рентабельность.

В стенах альма-матер Александр Платонов познакомился с шахтной тележкой под странным на первый взгляд названием «венгерская собака». Незадолго до начала его учёбы модель в масштабе один к шести была приобретена Горным для учебных целей.

Она представляет собой деревянную четырехколёсную вагонетку. Корпус сужается кверху и от задней части к передней. Колёсные оси для удобства установлены со смещением центра тяжести. Колёса катятся по доскам. Между ними иногда помещали прикрепляемый к тележке следовой гвоздь. Он не позволял «венгерской собаке» сойти с направляющих.

венгерская собака 2
© Горный музей / "Венгерская собака"

Название своё тележка носит с лёгкой руки саксонских горняков. Они внедрили у себя мадьярское изобретение и эффективно использовали его с конца 18-го до середины 19-го века. Венгерское слово «hyntow» - повозка – созвучно немецкому «hund» - собака. Поэтому неодушевлённый транспорт и превратился в домашнее животное.

Окончив Горный в 1836 году, Александр Платонов вернулся к родным местам и был неприятно удивлён отсталости технологий. На пермских рудниках всё ещё использовали старые тачки. К их рукояткам привязывали кожаные ремни, которыми горняк обматывал плечи и накрест грудь. От тяжести груза ремни впивались в кожу до крови. Ни о безопасности персонала, ни о бережливом производстве на Урале тогда речь не велась.

Перемены в личной жизни и карьере поручика Платонова (горные инженеры в те годы выпускались с присвоением военного чина поручика или подпоручика) шли параллельно. Эксперимент по внедрению «венгерских собак» на российских рудниках совпал с женитьбой на дочери гиттен-фервалтера (руководящая должность на рудниках и горных заводах) Любови Цытович. Успешное завершение экспериментов, как уже было сказано, ознаменовалось появлением на свет сына Николая.

Статью в «Горном журнале» заметили, ноу-хау нашло интересантов. Правда, в Европе венгерские собаки вскоре начали вытесняться английскими железными вагонетками. Постепенно прогресс докатился и до Урала.

Та самая модель тележки, по которой учился Платонов, до сих пор бережно хранится в Горном музее. Правда, сегодня она уже относится не к инновационным технологиям, а к историческим. Современные потомки вагонеток и другое горное оборудование, в том числе цифровое и роботизированное, наполняет лаборатории и образовательные центры старейшего технического вуза России.

Ниже фото различных видов шахтных тележек из коллекции Горного музея.

тележка 1
© Горный музей / Вагон для земляных работ на железных дорогах, Австрия, 1841 г.
тележка 2
© Горный музей / Вагон для открытых земляных работ, Австрия 1841 г.
тележка 3
© Горный музей / Вагонетка с боковой разгрузкой для перевозки грузов в рудниках, 19 век.
тележка 4
© Горный музей / Вагонетка с лобовой разгрузкой для перевозки грузов в рудниках, 19 век.
тележка 5
© Горный музей / Деревянный вагон и катящийся круговой опрокидыватель вагонеток, Урал, 1883 г.