Перейти к основному содержанию

Ученые-полярники рассказали о типичном дне на научной станции Восток

Полярники
© Алехина И. А., ААНИИ

Совсем скоро стартует 68-й сезон Российской антарктической экспедиции, в рамках которой на научную станцию Восток по традиции отправятся ученые Санкт-Петербургского горного университета, а также Арктического и Антарктического НИИ. В прошлом году старейший технический вуз нашей страны отправил на Белый континент рекордное число своих представителей – сразу 7 человек, четверо из которых до этого не имели опыта пребывания на полярных станциях. «Форпост» попросил их вспомнить свой типичный день в Антарктиде.

“С утра первым делом я надевал валенки”

Восток – самая труднодоступная и суровая в плане условий проживания российская станция на Шестом материке. Она находится почти в его центре, на высоте около 3500 метров над уровнем моря. Именно там была зафиксирована самая низкая температура на планете, и именно там прошлой зимой в течение месяца и 10 дней работали исследователи Горного университета.

Это без преувеличения уникальное место, ведь под толщей ледяного панциря, на глубине свыше 3700 метров находится реликтовое озеро Восток, которое свыше миллиона лет было изолировано от земной атмосферы. В перспективе буровики петербургского вуза планируют взять из него пробы воды, уже в третий раз за историю, и, впервые, – образцы донных отложений.

Станция Восток в Антарктиде
© Алехина И. А., ААНИИ

Пока же они проводят комплекс научно-исследовательских работ, направленных на создание новых экологически безопасных технологий бурения ледников и исследования подледниковых водоемов. Еще одна задача – получение из нового ответвления в стволе скважины кернов льда, возраст которых составляет сотни тысяч лет. Изучение этих цилиндров позволяет понять, какие процессы происходили в атмосфере Земли в момент их формирования и к каким последствиям они привели. Благодаря этим исследованиям и постижению закономерностей в данной области знаний, прогнозы климатических изменений, которые делают ученые, становятся значительно точнее.

Полярники работали в три смены по 8 часов: утреннюю, дневную и ночную, в каждой из смен – по три человека. Такой распорядок позволял вести работу на станции круглосуточно.

Первая смена обслуживала буровую установку с 8 утра до четырех, поэтому имела самый близкий к обычному распорядок дня. А вот работники дневной смены начинали бурение в 16 часов, поэтому вставали после полудня, завтрак к тому времени уже заканчивался, а потому они сразу шли на обед. Однако сначала отпускали подкрепиться предыдущую смену, в это время присматривая за оборудованием и полностью выполняя функции коллег на время пересменки. Третья, ночная смена, начинала бурение в полночь и заканчивала в 8 утра.

“С утра первым делом я надевал рабочий костюм и валенки – иначе слишком холодно. Во время нашей экспедиции температура воздуха колебалась от -30 до -50 градусов. Лучше валенок обуви еще не придумали, даже в век нанотехнологий. Опытные полярники подшивают их двойной или тройной подошвой, но нам, молодым ученым, с двумя парами шерстяных носков хватало и одной. Без шерстяных носков, связанных бабулей с любовью, на Востоке делать нечего!”, – вспоминает Вячеслав Кадочников

Добыча керна
© Алехина И. А., ААНИИ

Быт

Жилые помещения, буровая и камбуз на станции находятся в разных местах, поэтому, одевшись, Вячеслав сразу выходил на улицу. В кармане рабочей куртки у него всегда была зубная щетка с пастой. Умыться и почистить зубы полярники могли там же, где спали, только если приносили воду заранее, но так делали не все.

"Самое важное на станции – это доверие в коллективе и понимание каждым своей ответственности за результат. Например, за наличие воды на Востоке, которую добывают из снега, отвечает дежурный по станции. Но остальные ученые в свободное от основной работы время никогда не отказываются ему помочь – пилят снег, а затем возят его в плавильное помещение. Ничего удивительного в этом нет, от нашей способности работать в единой команде зависит не только наличие воды на следующие сутки, но и благоприятный микроклимат, особенно важный в условиях изоляции от внешнего мира», – говорит молодой ученый.

Кстати, заниматься физическим трудом на Востоке значительно сложнее, чем в привычных условиях. И дело не только в морозе. Атмосферное давление там почти в два раза ниже нормы, кислорода в воздухе очень мало, и это ведет к быстрой утомляемости.

"Несмотря на то, что расстояния между постройками на станции Восток небольшие, поначалу нам было очень тяжело между ними перемещаться. Кто-то может не поверить, но прогулка от основного здания станции до буровой с перепадом высоты в пять метров становилась настоящим испытанием. В нормальных условиях в этом, конечно, нет ничего сложного, но в Антарктиде, пройдя метров 25, ты точно остановишься, чтобы отдышаться, потому что начинает кружиться голова и темнеть в глазах", – вспоминает Вячеслав

Параллельно – диссертация

У него и коллег с дневной смены после обеда до начала работ оставался час. Каждый распоряжался временем по-своему: кто-то пил кофе, кто-то обменивался с коллегами новыми знаниями и планами исследований, кто-то звонил домой или читал новости в интернете. Кроме того, можно было пообщаться с радистом и узнать от него последние известия или же помочь метеорологу выполнить ежедневные измерения. А вот работник ночной смены, аспирант Дмитрий Васильев, в это время начинал научные эксперименты.

Дмитрий Васильев
© Алехина И. А., ААНИИ

В экспедиции он не только работал на основной буровой установке, но также занимался диссертационным исследованием, в рамках которого вместе со своим научными руководителями разрабатывал более эффективный метод бурения верхних горизонтов.

“Суть нашего метода состоит в том, что очистка забоя скважины и вынос частиц шлама производится с помощью воздуха. В перспективе это позволит ускорить процесс и снизить риск простоев оборудования из-за неисправностей. Для проведения экспериментов мы забурили примерно в 700-та метрах от станции скважину глубиной 30 метров, апробировали наш метод, а также получили ледяной керн и шламовые частицы, которые после изучали в гляциологической лаборатории", – рассказывает Дмитрий.

Тем временем дневная смена обсуждала предстоящие задачи и на 8 часов включалась в цикл работ. От буровой установки во время своей смены команда практически не отходит, но задачи перед ней стоят разноплановые. От управления лебедкой на всех этапах работы до обслуживания бурового снаряда: его сборки и разборки, извлечения кернов, замены шламовых фильтров, проверки работоспособности различных узлов установки, подготовки оборудования для следующего рейса. Вячеслав Кадочников объясняет:

“Несмотря на то, что наши обязанности разделены, все работники взаимозаменяемы – каждый должен обладать таким набором компетенций, чтобы в любой момент включиться в процесс бурения"

Полярники
© Алехина И. А., ААНИИ

Досуг

Его работа на буровой установке завершалась в полночь, а после – наступало свободное время, которое можно было посвятить научно-исследовательской работе.

"Художественную литературу я, честно говоря, читал только на судне. Библиотека на станции состоит в основном из специализированных книг. Например, я изучал техническую документацию по строительству бурового комплекса 5Г имени Бориса Кудряшова, поскольку эта информация пригодится нам при проектировании нового современного комплекса, а мой коллега – международное право в Антарктиде. Погулять на Востоке толком негде, ведь вокруг ледяная пустыня. Вот на станции Прогресс, которая находится на берегу, – можно, но сначала следует сообщить маршрут следования радисту и получить у него специальное оборудование", – говорит Вячеслав Кадочников.

Вячеслав Кадочников
© Алехина И. А., ААНИИ

Молодые ученые почти все время на станции посвящали либо бурению, либо работе над собственными проектами. Однако, по словам Дмитрия Васильева, никто не воспринимал это как излишнее обременение и, тем более, обузу:

"Мы спешили реализовать все свои планы, ведь сезон – не резиновый, а в Петербурге выполнить натурные эксперименты попросту невозможно. К тому же, чем еще заниматься? Сидеть и тосковать по дому, по близким людям даже в выходной день совершенно не хочется. Лично я увлекся настолько, что в какой-то момент, ближе к концу экспедиции руководитель научной партии Горного Алексей Большунов даже не разрешил мне заниматься экспериментами, а отправил спать, чтобы я не подорвал здоровье из-за накопившейся усталости от почти круглосуточной работы"

Полярники
© Алехина И. А., ААНИИ

Поздний ужин

В 3-4 часа ночи, когда Вячеслав Кадочников и его коллеги по дневной смене завершали эксперименты и другие личные дела, наступало время ужина и сна. Однако поскольку время было уже позднее и повара к тому моменту заканчивали работу, вопрос своего "бригадного" ужина ученые решали самостоятельно.

Вячеслав рассказывает, что в их бригаде в прошлом сезоне большой популярностью пользовалась китайская еда, переданная когда-то российским учёным их коллегами из КНР.

"Возможно, они опасались, что на прибрежной станции эти запасы испортятся. Но на Востоке, при температуре поверхности ледника -57 градусов, они могут храниться вечно, так что для нас такой подарок оказался как нельзя кстати. Мы обжаривали такие маленькие китайские пельмени с овощами и чем-то вроде крабовых палочек на сковороде, плавили сыр, добавляли специи. Так что ужин получался хоть и поздний, но весьма вкусный", – заверяет он

Любой из нас скажет, что хочет вернуться

Конечно, по воскресеньям молодые люди работали меньше, чем в будни. Свободное время они обычно проводили вместе и не забывали об отдыхе.

"Мой коллега Данил Сербин играл на гитаре и пел прекрасные песни собственного сочинения, также все вместе мы пели Арию, Кино, Высоцкого. Смотрели фильмы и сериалы, причем те, которые никогда не стали бы смотреть дома, в Петербурге. Но в Антарктиде они казались очень интересными. В общем, занимались тем же, чем и в обычной жизни, но с примесью легкой головной боли от гипоксии (пониженное содержание кислорода в организме – ред.)", – смеется Дмитрий Васильев

Полярники, восток
© Алехина И. А., ААНИИ

Одной из задач 67-ой экспедиции была подготовка нового поколения специалистов для организации и проведения буровых работ в Антарктиде. Сейчас молодые ученые полны энтузиазма и готовы снова отправиться на холодный континент. Их влекут ледники, природа в первозданной красоте, к тому же, в Антарктиде молодые полярники столкнулись с тем, что никогда бы не испытали в обычной жизни.

“По возвращении мы были ошарашены ритмом жизни в городе, его суетой, я отвык от того, что нужно постоянно быть на связи, проверять телефон. В обычной жизни постоянно приходится куда-то бежать, заниматься миллионом дел, а на Востоке ценности совсем другие: все, что у тебя есть – твоя команда и ваше общее благородное дело. Даже если ты захочешь уйти со станции – куда? На многие километры вокруг ледяная пустыня и ни одного живого организма кроме полярников-восточников", – вспоминает Вячеслав Кадочников

По словам исследователей, все они – романтики, поэтому с нетерпением ждут момента, когда снова окажутся на станции Восток. Тем более, их ждут коллеги, оставшиеся там на зимовку.

"В Антарктиде чувствуешь себя первооткрывателем и часто ловишь себя на мысли, что возможно, ты – единственный человек, который стоял на этом конкретном кусочке Земли", – резюмирует он

Подписывайтесь на Дзен-канал "Форпост - Геократия"