Перейти к основному содержанию

Как заставить предприятия выстроиться в очередь у исследовательских лабораторий

лаборатория
© National Cancer Institute, unsplash.com

Ананас, в отличие от других фруктов, созревает долго – в течение 3-х лет. В этом он подобен солидному исследовательскому проекту. В прошлом году страна увидела плоды трёхлетнего роста финансирования науки – на 40% увеличилось количество новых защищённых в правовом отношении отечественных изобретений, полезных моделей и компьютерных программ.

«О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух…» – эти слова классика зовут наконец-то воспользоваться интеллектуальным урожаем. Однако беспристрастный счётчик Единой государственной системы учёта НИОКТР (научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические разработки) отправляет оптимизм в нокаут: в 2022-м году ситуация с использованием авторами результатов своих исследований и разработок радикально ухудшилась. Количество оформленных лицензий сократилось на 46%, а передача исключительных прав – на 90% по сравнению с 2021-м.

Тревожный диагноз отечественной системе внедрения инноваций, который ещё в 2013-м году вынес профильный НИИ интеллектуальной собственности (РНИИИС), актуален по сей день:

«Внешняя инновационная активность научных организаций и вузов оценивается по числу публикаций, диссертаций, монографий, семинаров, тогда как внутренний учет ведется преимущественно по объектам патентного права, подлежащим государственной регистрации, но без оценки коммерциализации прав на них.

Сложилась парадоксальная ситуация, когда учитывается то, что не продается, а то, что продается на мировом рынке, в России зачастую не учитывается».

инфографика rosrid.ru
© Инфографика rosrid.ru

Лицензии и исключительные права – это как раз те юридические документы, которые позволяют учёным монетизировать результаты своего исследовательского труда. Теоретически деньги должны поступать от компаний, которые могут на их основе создать нечто полезное для себя и общества. Рынок интеллектуальной собственности в мире занимает 15% валового продукта, а в цене конечного товара доля продукции этого рынка составляет весомые 10-15%.

Рост финансирования и акцент на вузовские исследования уже конвертировался в увеличение площадей научных лабораторий в университетах: плюс 12% к 2019-му году (до 1,7 миллиона квадратных метров). Часть помещений пришлось перепрофилировать из учебных аудиторий. Более 111 тысяч квадратных метров арендовано.

научное оборудование
© Ousa Chea, unsplash.com

Доходы университетов от проведения научных исследований и разработок (по данным Минобрнауки) в 2022 году увеличились по сравнению с 2019-м на 54%, до 75,7 миллиарда рублей. Каждый процент прироста лабораторных площадей дал 4,5% дополнительной выручки. Весьма неплохо, но как всегда имеется внушительная ложка дёгтя: внебюджетные поступления от предприятий и организаций за тот же период сократились на 6%. С учётом накопленной инфляции – почти на 30%.

Вывод очевиден: результаты исследований, и в частности в вузовской науке, всё менее востребованы промышленностью. Причём, по мнению, Юрия Буча, доцента кафедры маркетинга ЛЭТИ, патентного поверенного РФ сегодня для учёных нет большого смысла биться за наращивание показателей использования результатов своей интеллектуальной деятельности:

«Готовых результатов, нужных заказчику для его конкретных задач, тем более свободных от прав предшествующих заказчиков, как правило, не бывает. Результаты выполненных работ должны служить своеобразной рекламой, подтверждением способности выполнять подобные работы, но не предложением к их продаже».

Люди с высокой научной репутацией в России имеются. Значит, не хватает коммерческой заинтересованности со стороны промышленников.

Причины иллюстрирует макроэкономика. В апреле текущего года Россия удивила мир рекордно низкой инфляцией 2,3%. Потребители смогли немного перевести дух после максимумов 2022 года. Производители же наоборот оказались в панике: падение спроса вынудило их переписать прайс-листы на свою продукцию со снижением в среднем на 12,7% к прошлогоднему уровню. Соответственно упала рентабельность и в очередной раз попали под нож программы финансирования инноваций.

инфографика trading economics
© Инфографика статистического портала Trading Economics

При благоприятной конъюнктуре большинство российских компаний вывозят прибыль за рубеж. Или она становятся объектом обезличенного в целевом отношении налогообложения. Даже если часть средств пойдёт на науку, спрос бизнеса на исследования не повысится. Нужна тонко настроенная политика стимулирования, такая как в Китае.

Как известно, один из крупнейших в мире производителей компьютеров Lenovo был создан при Академии наук КНР, а многопрофильная корпорация Founder Group (здравоохранение, фармацевтика, финансы, сырьевые товары) с доходом в 96 миллиардов долларов США – при Пекинском университете. Всё потому, что ещё с 1990-х годов государство стимулирует объединение научных и учебных центров с производственными предприятиями.

наука Китай
© Форпост Северо-Запад

Перечислим несколько других действенных решений: налоговые вычеты из прибыли до 150% расходов на НИОКР, приоритет при госзакупках не просто для отечественной, а инновационной продукции, обязательные отчисления из прибыли в фонд финансирования науки, роялти для частных инвесторов от доходов от коммерциализации изобретений.

Пример из активно развивающейся в РФ сельскохозяйственной отрасли. Шаньсиский сельскохозяйственный университет вывел новый сорт кукурузы с высокой урожайностью и хорошими адаптивными способностями. Аграрии уже активно используют эти семена. Площадь посевов – 267 тысяч гектаров. Однако государство требует повысить устойчивость кукурузы к болезням. Бизнес обращается к науке, и вот уже корабль «Шэньчжоу-16» везёт инновационные семена на селекционные испытания в космосе.