Перейти к основному содержанию

«Дедушка» российских железных дорог

железная дорога
© Иосиф Гоферт, середина XIX века

Железнодорожный комплекс в России — один из крупнейших в мире. По общей протяженности путей он занимает второе место, уступая только США. А ведь 200 лет назад вопрос создания сети чугунных дорог в стране вызывал горячие споры, и наряду со сторонниками находились те, кто утверждал, что в нашем климате их сооружение невозможно и что стоимость значительно превысит ожидаемую доходность. Человеком, который смог доказать императору Николаю I первенствующее значение стальных магистралей для экономического развития и обеспечения безопасности государства стал глава Института Корпуса горных инженеров Константин Чевкин.

По словам современников, Константин Владимирович обладал крайне неуживчивым характером, за что его прозвали «ежом в генеральских эполетах». Однако это был «самый умный еж Российской Империи»…

Легендарный министр финансов, министр путей сообщения и председатель Совета министров на рубеже XIX и XX веков Сергей Витте вспоминал, как он, будучи еще студентом, познакомился с Чевкиным:

«При нашем знакомстве К.В. протянул мне бумажку, сказав: «Решайте». Я развернул её: это было сложное дифференциальное уравнение. Он же, надев очки, погрузился в чтение бумаг. Наблюдая исподлобья за последним главноуправляющим путей сообщения, я пытался решить в уме уравнение – пера и бумаги мне не предложили. Наконец, когда мне показалось, что я готов, я подал голос и стал рассказывать своё решение. К.В. не поднял головы от бумаг, но сказал: «По-немецки, пожалуйста». Я перешёл на немецкий и быстро удивился его познаниям в родном для меня языке. Он лишь изредка взглядывал на меня поверх очков и удовлетворительно кивал. К.В. принял моё решение, но нашёл в нём что поправить. К.В. ещё несколько минут поговорил со мной и отпустил, на прощание протянув маленькую и сухонькую руку, которую я пожал не без трепета. На следующий день я получил рекомендательное письмо, за которым и ходил... Во всём обхождении К.В. чувствовалось достоинство и степенность человека, хорошо знавшего цену себе и другим... Это была моя первая встреча с человеком, которого мы считали «дедушкой» наших железных дорог».

Какие времена – такие люди. Константин Владимирович успел проявить себя одинаково успешно в самых различных областях.

Окончив Пажеский корпус в Санкт-Петербурге, он попал в Гвардейский генеральный штаб. Молодой человек отличился в Персидской (1927) и Польской (1930-1931) кампаниях, а также в боях с турками при осаде Браилова, Варны и переходе через Балканы. Он участвовал в кровопролитных сражениях, осадах и дипломатических переговорах. Отвага Чевкина был замечена государем, который лично удостоил его назначением к себе во флигель-адъютанты. На гравюре, выпущенной немецким издателем Густавом Куном, запечатлен торжественный момент вручения Чевкиным императору Николаю I и его супруге Александре Федоровне договора о мире с Турцией, заключенном по итогам русско-турецкой войны 1828–1829 годов.
Военная карьера принесла Константину Владимировичу три чина за отличие: будучи под Шумлою он был произведен в капитаны, под Варною — в полковники, под Варшавой – в генерал-майоры с назначением в свиту Его Величества.

чевкин
© Русский император и его супруга получают известие о мире с Турцией, не ранее 1829 года, художник неизвестен

В 1830 году из-за пошатнувшегося здоровья Чевкин был вынужден попросить у Николая I отпуск. Император согласился, более того, отправил его на воды на юг Франции, выплатив сверх военного содержания ежегодный оклад в две тысячи рублей и назначив состоять при посольстве в Париже. Однако у всего перечисленного имелось одно условие, которое было обозначено в письме тогдашнего министра иностранных дел графа Нессельрода:

"Если, во время пребывания вашего во Франции, вам представится случай собрать некоторые сведения об организации французской армии, а равно и обо всем, касающемся военного дела, то Его Императорское Величество с удовольствием примет эти сообщения. Он советует вам действовать в этом случае крайне осмотрительно, сообразуясь при исследованиях ваших с советами и указаниями нашего посланника, сообщая ему полученные результаты".

Информация о новшествах в вооружении французов и фортификационных работах в окрестностях Парижа была стратегически важна ввиду возможности столкновений с новым правительством Франции. Словом, Чевкину поручили ни много ни мало заняться военной агентурой…

чевкин
© Национальная библиотека Франции/ Agence Rol/ Оборонительная стена в районе Версальской заставы

Собранные им в 1830-1831 годах сведения доказали основательность его познаний и способность к такого рода занятиям, а поэтому генерал-майора впредь неоднократно отправляли в Париж. Государь оставался доволен депешами и просил «так же ревностно продолжать исследования».

В 1834 году Константин Владимирович получил новое, не менее значимое задание. В этот год при непосредственном участии Николая I произошла важная реформа в высшей горной администрации - образование Корпуса Горных Инженеров, который стал отвечать за горное, монетное и соляное производства. Начальником штаба ведомства император лично назначил человека, опыту, таланту и преданности которого доверял без оглядки.

Чевкин более 10 лет посвятил оптимизации работы вверенных ему горных промыслов, предприятий и округов. Как очень энергичный человек он неоднократно объезжал их, знакомился с производством и бытом рабочих, занимался профильной законотворческой деятельностью.

Своей основной целью он видел увеличение количества членов Корпуса в два раза и привлечение лучших специалистов к планированию новых путей сообщения в горах, к проектированию шоссейных дорог и мостов.
Чевкин первым в России стал привлекать к решению подобных задач не только инженеров-специалистов, но и военных инженеров, для которых он разработал срочные курсы переподготовки. Каждый горный инженер курировал группу из пяти военных, осваивавших под руководством наставника все необходимые дисциплины. В результате свыше 4000 человек были переквалифицированы и направлены на работу.

Отчасти помог Константину Владимировичу в реализации этой идеи тот факт, что среди главных структурных подразделений Корпуса значился Горный институт, преобразованный в ходе реформы в Институт Корпуса Горных Инженеров. Чевкин стал его ректором, получив в свое распоряжение лучших преподавателей и новейшие образовательные программы.

чевкин
© Константин Чевкин

В самом вузе структурные изменения были направлены на придание институту характера военно-учебного заведения (обязанность носить воинскую амуницию и оружие, присвоение военных чинов выпускникам и преподавателям, дополнительное время для маршировки и военной выправке), учебная же часть практически не претерпела трансформаций. К предметам добавился лишь курс по отливке и изготовлению снарядов и краткий военный курс.

Государь очень интересовался преобразованиями и в 1834 году бывал в институте еженедельно – ходил по классам, присутствовал на лекциях, распределял воспитанников по ротам.

Организованные Чевкиным экспедиции приносили новые коллекции горных пород в музей вуза. Недаром, один из ранее не известных минералов, найденных на Урале, назвали в его честь - «чевкинит».

чевкинит
© Форпост Северо-Запад / Горный музей/ Чевкинит

Константин Владимирович фонтанировал оригинальными идеями. Его авторству принадлежит создание при Корпусе обсерватории для изучения магнитных свойств Земли и метеорологических наблюдений. Однако главной заслугой генерала-лейтенанта на этой должности стала инициатива строительства железных дорог в России.

В 1834 году от имени Горного ведомства он пригласил в Российскую империю Франца Антона фон Герстнера – чешско-немецкого инженера, стоявшего у истоков железнодорожного сообщения на территории Чехии и Австрии. На тот момент в нашей стране чугунные пути можно было наблюдать исключительно на крупных стройках и промышленных предприятиях.

Формально Герстнер был приглашен для обозрения Уральских горных заводов, но в действительности Константин Владимирович увидел в немце единомышленника, с которым переписывался несколько месяцев.

«Для такой страны, как Россия, железные дороги являются вопросом жизни и смерти. Мы не можем позволить себе терять время. <...> Новые пути сообщения можно использовать в любом государственном деле, от перевозки пассажиров и грузов до проведения торговых дорог... Без железных дорог в ближайшей же военной кампании мы будем биты противником, который, возможно, уступит нам во всём – кроме скорости перемещения к линии фронта. Верно и обратное: с частой железнодорожной сетью мы будем непобедимы», - писал ветеран нескольких войн Чевкин.

Герстнер предложил свою помощь и, заручившись поддержкой Константина Владимировича, представил императору записку, в которой изложил свои соображения о строительстве железных дорог. Западный инженер был принят Николаем I в начале 1935 года. На приеме он представил планы строительства первой для России чугунки Царскосельской железной дороги и получил Высочайшее одобрение. Задумка Чевкина была успешно реализована!

В ноябре 1836 года на участке между Павловском и Царским селом впервые проехал локомотив. Через год после пробной поездки состоялось официальное торжественное открытие, куда был приглашен Николай I с семьёй и другие почетные гости.Чевкин как один из инициаторов создания Царскосельской железной дороги - первой в России и шестой в мире - стоял рядом с царской особой, а Герстнер выполнял роль машиниста. В 2 часа 30 минут пополудни состав плавно отошёл от перрона. Через 35 минут под громкие аплодисменты встречавших и крики «Ура!» первый поезд прибыл на станцию.

чевкин
© Карл Беггров/ Прибытие поезда на станцию ЦЖД/ Из коллекции Эрмитажа

Это событие запустило процесс активного формирования сети железных дорог Российской империи, новые маршруты открывались один за другим: Николаевская, Варшаво-Венская, Московско-Киевско-Воронежская дорога и другие.

В августе 1855 года Константин Владимирович был назначен главноуправляющим путями сообщения, то есть по современным меркам - министром транспорта. По словам князя Дмитрия Оболенского, «его назначение было встречено всеобщей радостью, восторгом и восклицаниями, все целовались и поздравляли друг друга, по рукам даже ходили стихи по этому случаю». До конца 1856 года Чевкин разработал целую программу развития железных дорог в России, охватил все сферы железнодорожного дела: государственное и частное финансирование, инфраструктуру, привлечение иностранных инженеров, проектирование мостов и каналов, разведку местности. В том же году он был пожалован в генералы от инфантерии.

После восхождения Александра II "самый умный еж" не потерял расположения. В 1862 году Чевкин возглавил департамент экономики Государственного совета, в в 1872 - Комитет по делам Царства Польского. Он скончался в 1875 году и был похоронен на русском кладбище Кокад во французской Ницце.

Уже после смерти Константина Чевкина первый канцлер Германии Отто Бисмарк опубликовал свои воспоминания, где "железнодорожного генерала России" он назвал "человеком в высшей степени тонкого и острого ума".