Перейти к основному содержанию

Как кооперативы собираются потеснить мировых монополистов

солидарность
© Antonio Janeski, unsplash.com

В этом году международный день кооперативов, который традиционно отмечают в первую субботу июля, на родине этого движения, в Великобритании, будут встречать в условиях новой реальности. Наиболее заметные сообщества равных частников договорились о создании единой консалтинговой сети поддержки потребкооперации в масштабах страны.

Подобные альянсы возникают сегодня в США, Испании и других странах. Оборот мирового кооперативного движения исчисляется уже триллионами долларов. Количество переходит в качество – возможности информационных технологий позволяют практически полностью исключить посреднические услуги из бизнес-процессов. Деловые издания на Западе констатируют появление реальной альтернативы «Гуглу» или логистическим платформам, таким как китайская LOGINK или европейская ELP со стороны кооперативных платформ.

Первой ласточкой стали закупочные кооперативы в сфере розничной торговли. Представители малого бизнеса начали объединять свои индивидуальные заказы на поставку товара в крупные консолидированные лоты. Таким образом, они получали те же скидки за опт, что и торговые сети.

склад
© Petrebels, unsplash.com

Следующий шаг - экспансия кооперативной идеи в интернет-технологии. Налоговики всего мира до сих пор не пришли к окончательному решению – отнести ли таксистов Uber к наёмным работникам или считать их малыми предпринимателями. Пока юристы ломают копья по этому поводу, энтузиасты создали в 2017 году в Монреале кооперативную цифровую платформу Eva.coop. Функционал её схож с Uber, но принцип взаимодействия совершенно другой – таксисты подключаются как совладельцы. Комиссия платформы уже представляет собой не поборы монополиста, а минимально необходимый для совместного пользования учредительский взнос. Сегодня Eva – второй по популярности сервис такси в Квебеке. Он уже успешно зашел на рынок доставки и сервисных услуг для бизнеса.

Первым официально зарегистрированным кооперативом в мировой истории стало общество ткачей британского городка Фенвик – 1769 год. В Российской империи прецедентом стала «Большая артель», которую в 1831 году организовали в Сибири ссыльные декабристы.

А вот типичная история отечественной кооперации начала двадцатого века. Заведующий небольшим казённым заводом и руководитель двухклассной школы в уездном центре организовывают крестьян близлежащих сёл и деревень на создание кооперативного общества, чтобы торговать продовольствием в городе, минуя посредников, по низким ценам. Купцы были недовольны, но на стороне их конкурентов был авторитет уездной интеллигенции.

плакат о кооперации
© Плакат начала 1920-х годов

Некоторые из таких кооперативов превратились впоследствии в советские потребительские общества. Они успешно помогали государственной торговле решать проблему продовольственного дефицита. Правда, их цены были не ниже, а выше, чем у конкурентов. По интерьеру магазины коопторга мало отличались от обычных гастрономов. Зато на прилавках вместо вечных консервов «Завтрак туриста» там всегда лежали шоколадные конфеты и мясные деликатесы. Только, если в гастрономах сервелат «выбрасывали» по 4 рубля 20 копеек, то в кооперативных магазинах и на рынках такая колбаса продавалась по 10 рублей.

Возник довольно странный феномен. Кооперативный принцип отказа от посредничества по всем законам экономики должен приводить к снижению цен. В СССР произошло обратное. Вероятно, демпинг со стороны государственной торговли привел к дефициту, который и «развратил» кооператоров.

Сегодня Россия уже не в авангарде, а в хвосте кооперативного процесса. Зато у нас появилась возможность учиться на чужих ошибках.