Цифровая угроза: что делать вузам в эпоху online?

дистанционное обучение
© Форпост Северо-Запад

В интервью телеканалу «Россия 24» по итогам 2021 года министр науки и высшего образования Валерий Фальков успокоил общественность, назвав главным его итогом окончательное понимание того, что полный переход на дистанционные формы обучения в высшей школе невозможен.

Я вспоминаю дискуссии пяти-восьми летней давности, когда было много сторонников online-технологий или гибридных технологий. Сегодня в силу объективных причин мы понимаем, что они могут быть только как дополнение и использоваться лишь в ограниченном варианте.

Степень «ограниченности» этого варианта, то есть допустимых объемов и форматов «дистанционки» в вузах – самая обсуждаемая тема ушедшего года в образовательной среде. В первую очередь она связана с крушением надежд на окончание пандемии. Впрочем, COVID лишь ускорил «цифровую трансформацию» в образовании, бросив в пучину «дистанса» даже его убежденных противников. Наступление интернета на традиционные формы обучения началось гораздо раньше.

На фоне бурного роста мирового рынка образовательных технологий, объем которого к 2025 году должен по прогнозам превысить 400 миллиардов долларов, все чаще встает вопрос о судьбе классической высшей школы. Амбассадоры EdTech убеждены в своей полной победе над offline-образованием, а модель традиционного университета объявляют безнадежно устаревшей. Перспектива заменить 4-6 лет непрерывных занятий необременительным lifelong learning, естественным образом находит живой отклик в сердцах подрастающего поколения. И непонятно, чего здесь больше – свойственного молодым бунта против устоев, чуткости к современным тенденциям или обычной лени.

В докладе «Качество образования в российских университетах: что мы поняли в пандемию», подготовкой которого по заказу Министерства образования РФ в 2021 году занимались 13 российских вузов, приводится любопытная статистика. Количество преподавателей, резко негативно относящихся к дистанционному обучению, хоть и снижается, но остается на высоком уровне – 37%. При этом среди студентов, согласно осеннему исследованию Московского государственного психолого-педагогического университета, 80 % не просто принимают дистанционное обучение, но и хотели бы перейти на него частично (66%) или полностью (14%).

студенты
© Форпост Северо-Запад

Клиентоориентированный подход подсказывает прислушаться к студентам и не стесняться внедрять online где только возможно. Но выбор такой модели сталкивает в прямой конкурентной борьбе традиционные вузы и EdТech-компании. Причем борьба будет происходить на территории, уже хорошо освоенной последними. На эту опасность указывает и министерский доклад. В результате по системе образования может быть нанесен удар, сопоставимый с ситуацией девяностых годов, когда в стране возникли сотни новых вузов, а учебным заведениям с многолетней, а то и многовековой историей, пришлось конкурировать с частными коммерческими фирмами и вчерашними техникумами, внезапно получившими формальный университетский статус. Вероятно, именно оглядываясь на тот негативный опыт, наиболее серьезные вузы сегодня, даже освоив технологическую сторону дистанционки в период пандемии, продолжают с осторожностью относиться к переводу обучения в сеть.

Однако, полностью игнорировать тренды тоже невозможно. Понимая это, высшие учебные заведения сами стремятся предложить конкурентоспособный продукт, построенный в идеологии современных образовательных платформ, но базирующийся на неоспоримом преимуществе: высоком потенциале профессорско-преподавательского состава и сложившейся научной школе. Главное, не ставить знак равенства между традиционным университетским курсом и теми дополнительными возможностями, которые дают новые технологии.

По этому пути пошел «Международный центр компетенций в горнотехническом образовании» под эгидой ЮНЕСКО, открытый на базе Санкт-Петербургского горного университета. Осенью 2021 года он запустил в экспериментальном режиме цикл международных образовательных краткосрочных программ, рассчитанных как на российских студентов, обучающихся в университетах Консорциума «Недра», так и на иностранцев.

Летние школы Горного университета

Было проведено 19 школ по направлениям горное дело, нефтегазовый бизнес, геоэкология, переработка, машиностроение. Курсы читали лучшие профессора Горного, а по их окончании слушатели получили документ о повышении профессиональных компетенций в соответствующих областях. О качестве методической подготовки может свидетельствовать тот факт, что по итогам успешно завершившегося эксперимента Центр ЮНЕСКО готовится провести аккредитацию программ в авторитетном IOM-3 (Institute of Materials, Minerals and Mining, Великобритания).

Центр компетенций сознательно отказался от свободной записи на программы, сосредоточившись на сотрудничестве с партнерскими вузами и заботясь не о количестве, а о качестве аудитории. Это позволило не только сформировать удобный график работы, но и адаптировать часть курсов под запросы конкретных университетов.

В проекте приняли участие 33 вуза из России, Китая, Индии, ЮАР, Эквадора, Намибии, Ливана, Ирана, Беларуси, Казахстана, Украины (ДНР). Число слушателей составило более 400 человек, 80 процентов из которых – иностранцы. Помимо экспорта знаний краткосрочные курсы, организованные Центром компетенций ЮНЕСКО позволили укрепить лидирующие позиции Санкт-Петербургского горного университета и престиж российской науки на международном уровне. Вот как отзывается о программе профессор Хендрик Гроблер из Университета Йоханнесбурга (ЮАР).

Гроблер
© Форпост Северо-Запад

Сотрудничество с Центром ЮНЕСКО имеет большое значение как для университета, так и для индивидуального развития наших студентов. Очень важно знакомить их с лучшими международными проектами и расширять их знания с помощью международного сотрудничества. Программа подтвердила превосходство Горного университета.. Курс по цифровому горному делу был крайне полезен для наших студентов - горных инженеров и маркшейдеров. Разработка цифровых двойников, автоматизация и дополненная реальность составляют ядро нашего подхода к 4-й индустриальной революции. Университет Йоханнесбурга продвигает внедрение технологий AR в обучение горных инженеров, и эта программа позволила нам изучить передовой международный опыт. Надеюсь, что мы продолжим наше сотрудничество в будущем и сможем научиться большему у Санкт-Петербургского горного университета.

Анализируют полученный опыт и преподаватели Горного университета. Тем более, что для некоторых из них он оказался новым. Например, декана горного факультета Олега Казанина хорошо знают в Китайском университете горного дела и технологий города Сюйчжоу. Но до сих пор его лекции там слушали в очном формате. Теперь же в курс пришлось вносить новые элементы.

Казанин
© Форпост Северо-Запад

Живой обратной связи с аудиторией, конечно же, не хватало. Нам пришлось предусмотреть инструменты, которые бы это компенсировали. По окончании курса все участники должны были подготовить и выслать эссе объемом до пяти страниц на одну из обсуждавшихся тем: умная шахта, шахта будущего, e-mining. Главное, чтобы это был оригинальный текст, мы предупреждали, что будем проверять его на плагиат. Слушатели прониклись, прислали интересные работы. В целом с поставленной задачей расширения инженерного кругозора студентов мы справились. Но такие формы могут быть эффективны, если они рассчитаны на людей, уже имеющих определенную базу знаний.

Олег Казанин не видит в дистанционных форматах альтернативу реальному систематическому обучению. Хотя и восхищается инструментами, которые дают новые технологии в дополнение к традиционному образованию. Например, возможностью привлечь лучших специалистов из разных университетов и стран и создать «суперкурс» по определенным направлениям.

В целом разделяет эту позицию и директор учебно-научного центра цифровых технологий Санкт-Петербургского горного университета Юрий Жуковский. Он читал курс по «цифровому горному производству», предполагавший большую практическую вовлеченность слушателей. В частности, по окончании студентам из ЮАР и Намибии, которые проходили обучение, нужно было решить производственный кейс: поставить себя на роль CDO (chief data officer) – руководителя направления цифровой трансформации предприятия и представить условному Совету директоров конкретный план, направленный на увеличение показателей.

Жуковский
© Форпост Северо-Запад

Исходя из того, что мы летом проводили такой же очный курс, могу сказать: донесение материала через практические занятия, через тренажеры – дает много очков вперед. Заменить это полностью не получится. Дистанционное обучение дает хорошие шансы тем, кто уже находится на достаточно высоком уровне. А тот, кто в аудитории занимался средненько – перестает понимать вообще. То есть за бортом остается гораздо больше людей, чем при аудиторном обучении.

Как нетрудно заметить, позиция специалистов высшей школы прямо расходится с тезисами апологетов дистанционного образования, пропагандирующих его как более легкий и комфортный путь к знаниям. Применение новых технологий – дополнительная возможность, а не альтернатива университетским программам. Для того, чтобы действительно стать эффективным образовательным инструментом, дистанционные курсы должны быть адресованы подготовленным слушателям и основываться на серьезной методической базе с привлечением лучших преподавательских кадров. Успешность программ «Международного центра компетенций в горнотехническом образовании» под эгидой ЮНЕСКО была обеспечена разумным сочетанием именно этих условий. В 2022 году опыт получит дальнейшее развитие.