Перейти к основному содержанию

Владимир Литвиненко: Европа стоит на пороге очередной Великой депрессии

евро
© Imelda, unsplash.com

Вице-премьер ФРГ Роберт Хабек вслед за главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен отверг предложение Владимира Путина, который выразил готовность поставлять газ по «Северному потоку-2», в том случае, если трубопровод будет введён в эксплуатацию. Это гарантированно снизило бы цены на голубое топливо в ЕС и спасло бы европейцев от грядущего энергетического кризиса.

Тем не менее, последовал отказ. Немецкий политик мотивировал его тем, что это решение «не поможет выйти из сложного положения, поскольку усугубит зависимость ФРГ от российского газа». Кроме того, он заявил, что «это было бы поднятием белого флага в Германии и Европе». «Форпост» попросил прокомментировать эти высказывания ведущего эксперта в области ТЭК, ректора Санкт-Петербургского горного университета Владимира Литвиненко.

Владимир Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

Владимир Литвиненко: Мне не хотелось бы оценивать данные высказывания на адекватность, пусть это сделают те, кто избирал г-на Хабека в Бундестаг. Тем не менее, учитывая долгое сотрудничество с нашими партнёрами по Российско-Германскому сырьевому форуму, не могу не поделиться некоторыми выводами, которые приходят на ум, когда читаешь подобные изречения.

Как известно, любая технологическая цепочка начинается с добычи сырья и заканчивается производством товаров широкого потребления. Причём, наиболее маржинальными в этой цепи являются звенья, связанные с глубокой и комплексной переработкой минеральных ресурсов. Именно они позволяют выпускать высококачественную промежуточную или конечную продукцию. А значит, формируют большую часть добавленной стоимости, то есть забирают большую часть дохода, полученного в итоге от потребителя.

В основе экономического успеха северной и центральной Европы долгие десятилетия лежали два фундаментальных фактора. Во-первых, наличие технологий, позволяющих создавать на своей территории такие цепочки (за исключением первого звена), производить уникальные в своём роде изделия и, как следствие, продавать их на глобальном рынке по ценам выше, чем у конкурентов. А, во-вторых, доступ к относительно дешёвым полезным ископаемым, которые поступали в Старый свет из России и позволяли полностью нивелировать проблему энергетической бедности и отсутствия ресурсов.

Такая конъюнктура привела, например, к тому, что германские перерабатывающие или машиностроительные предприятия зарабатывали больше, чем их коллеги из других регионов планеты, вынужденные покупать сырьё по более высоким ценам. Даже в том случае, если их товары были сопоставимы по качеству с немецкими и также пользовались у покупателей высоким спросом. В связи с этим европейцы, в том числе врачи, учителя, представители рабочего класса и других социальных групп, получали сравнительно высокие доходы, постепенно привыкая к сытому и благополучному образу жизни.

Сегодня становится всё более очевидным, что Европа и, в частности, ФРГ, потеряла одно из двух своих конкурентных преимуществ, но не осознаёт при этом ни причину, ни последствия произошедшего. Хотя, казалось бы, они лежат на поверхности…

рабочая каска
© Umit Yildirim, unsplash.com

- В западных СМИ превалирует утверждение, что причиной нынешнего энергетического кризиса стала «излишняя зависимость от российских энергоресурсов, которые Москва использует, как оружие».

Владимир Литвиненко: Это неправда. Даже после введения американских санкций против «Северного потока-2» в конце 2019 года, Россия сделала всё возможное, чтобы достроить этот трубопровод и обеспечить надёжные поставки достаточных объёмов природного газа в адрес европейских потребителей, как делала это ранее, на протяжении более полувека. Наши подрядчики, несмотря на колоссальное давление со стороны Вашингтона, довели свою миссию до конца. Но Брюссель и Берлин отказались сертифицировать этот проект, что и спровоцировало нынешний кризис.

Фактически осенью 2021 года власти Евросоюза и ФРГ окончательно согласились с требованием Соединённых Штатов выделить им значительную долю на рынке европейского газа за счёт искусственного вытеснения оттуда отечественного, сравнительно дешёвого сырья. И отказались, таким образом, от своих национальных интересов, а также от одного из своих конкурентных преимуществ. Именно это решение, поправшее суверенные права жителей всей Европы, является причиной нынешнего энергетического кризиса.

Но отсутствие тепла зимой или регулярные веерные отключения станут далеко не единственной и, пожалуй, даже не самой большой проблемой ЕС. Всё дело в том, что его промышленность не сможет сохранить прежний уровень маржинальности по причине резкого роста цен на энергоресурсы. И станет гораздо менее конкурентоспособной по сравнению, например, с американской. Ведь природный газ на биржах в США сейчас стоит примерно в 6 раз дешевле, чем на голландской TTF.

коллаж газовая труба колбаса
© Форпост Северо-Запад

То есть, по сути, Вашингтон, принудив своих европейских партнёров к разрыву отношений с Россией, провёл блестящую комбинацию, потеснив конкурента, мешавшего ему на глобальном рынке. А тот, как это ни парадоксально, оказался не против такого развития событий. В итоге уже в ближайшем будущем перед топ-менеджментом тех же немецких предприятий встанет дилемма: либо увеличивать и так немаленький разрыв между стоимостью своих товаров конечного потребления и продукции конкурентов, что априори приведёт к потере ряда клиентов, либо резко снижать расходы. Сокращать рабочие места, отменять премии, закрывать какие-то перспективные проекты в связи с отсутствием финансирования и так далее.

- К каким последствиям для ЕС это может привести?

Владимир Литвиненко: Как ни прискорбно, но и тот, и другой вариант, скорее всего, приведёт к потере европейскими производителями определённой доли на мировых рынках и неизбежной рецессии экономики Евросоюза. А, возможно, и к повторению Великой депрессии, которая бушевала в 30-е годы прошлого века и затронула, в том числе, Францию, Германию и другие развитые державы.

Для меня является очевидным, что энергетическая и экономическая политика ЕС сегодня не выдерживает никакой критики, поскольку состоит из череды ошибочных решений. Сначала европейские власти заявили, что не будут больше подписывать долгосрочные контракты на поставку природного газа, поскольку совсем скоро в основе их ТЭК будет лежать водород и возобновляемые источники энергии. Теперь утверждают, что им не нужен российский метан в том случае, если он поступит по «Северному потоку-2». Завтра они будут объяснять своим гражданам, почему в их домах и квартирах холодно и нет электричества, а цены в магазинах выросли до небес.

Впрочем, это не проблема России и, как уже было сказано выше, не следствие каких бы то ни было действий со стороны Кремля. Это проблема жителей стран, входящих в Евросоюз, искусственно созданная их собственными национальными правительствами и Брюсселем. Наверное, граждане ЕС должны поинтересоваться у политиков, чья легитимность становится всё менее и менее очевидной, по каким причинам они должны жить в условиях энергетической бедности и рекордной инфляции, если ситуацию можно перевернуть с головы на ноги, всего лишь щелчком пальца. А точнее, поворотом вентиля, который запустит в сторону Старого света поток голубого топлива из России.

Ветрогенератор
Западные журналисты всё чаще заявляют, что энергетическая политика США и ЕС, направленная на развитие солнечной и ветрогенерации, оказалась непродуманной