Saint-PetersburgSunny+19°C
$ЦБ:76,82ЦБ:89,66OPEC:41,22

Петербурженка о том, как Китай побеждает коронавирус

Кристина Суханова
Фото © Из личного архива

Власти Поднебесной заявили, что победили эпидемию COVID-19 в своей стране. В России же в минувший понедельник началась нерабочая неделя, основная цель которой - не допустить распространение опасной инфекции. Сотрудница одного из петербургских вузов провела в Пекине последние несколько месяцев и на примере Поднебесной рассказала, сколько могут продлиться внеочередные «каникулы» и что изменится после их окончания.

«В августе прошлого года мне предложили поехать в Пекин по гранту - я пишу диссертацию, и в Институте геологии и геофизики Китайской академии наук располагается лаборатория, исследования в которой должны были стать финальной точкой в моей научной работе. Я приехала в Пекин 15 января. На тот момент уже были известны первые случаи заражения в городе Ухань, но никто не понимал, насколько серьёзна ситуация. С одной стороны, провинция Хубей довольно далеко от столицы, здесь не было такого большого количества заражённых. С другой стороны, было понятно, что после китайского Нового года (в 2020 году он был 25 января) многие поедут навещать своих родственников и будут путешествовать по стране, и эпидемия сильно разрастётся», – рассказала сотрудница одного из университетов Петербурга Кристина Суханова.

Начало официального карантина

По словам петербурженки, до середины февраля все просто следили за ситуацией в Ухане, повысился спрос на маски, но никто не отменял своих планов. Потом начались новогодние выходные. Минералог осталась практически одна в институте, на территории которого она не только работает, но и живёт. Все должны были вернуться через две недели, но этого не произошло.

«По телевизору объявили, что все обязаны ходить в масках. За отказ могли арестовать, так как это расценивалось проявлением угрозы для безопасности окружающих. Моментально в магазинах и в интернете пропали маски, мыло и дезинфицирующие средства. Поначалу было большое недоверие к властям - все боялись, что официальная статистика заражённых сильно преуменьшена. Но с ростом случаев заболеваний, государство стало вводить жёсткие меры борьбы с распространением вируса и ограничения передвижений, которые по итогу сработали, и доверие вернулось. Правительство не называло точных сроков, когда можно будет вернуться к нормальной жизни».

китай
Фото © Из личного архива

К концу новогодних выходных было объявлено, что на улицу выходить опасно, всех просили оставаться там, где они находились. Начался жёсткий карантин. Были отменены занятия в школах и университетах, люди перешли на удалённый график работы.

Коммьюнити (жилые дома объединены по несколько зданий в блоки) начали организовывать дружины из местных жителей, которые стали круглосуточно записывать всех входящих и измерять температуру. Кстати, её начали фиксировать повсеместно и в обязательном порядке: перед входом в метро, в магазин и офис. Перед лифтом и внутри него каждый день вешали и вешают до сих пор новую пачку салфеток, чтобы люди не дотрагивались до кнопок голыми руками. Закрыли все общественные места типа кинотеатров, музеев, парков и кафе. Открытыми остались только магазины и работал общественный транспорт.

«Людей можно было встретить крайне редко. По ощущениям это напоминало 1 января в России. Столовую в вузе закрыли, и я стала ходить в соседнюю пельменную, потом еду и вовсе стали привозить в коробках. Я практически перестала выходить из института. Можно сказать, мне повезло. В самое опасное время там никого не было, и я могла свободно перемещаться по его территории. Такой зомби-лэнд. Но в сложившейся ситуации это было лучшее место для написания диссертации. Я сильно продвинулась, ведь меня абсолютно ничего не отвлекало. Время пролетело незаметно. Правда, после двух месяцев изоляции стало очень сложно сконцентрироваться на чём-либо. Не представляю, как люди смогли прожить два месяца, не покидая своих квартир, при этом работая или учась. Даже у меня появилось чувство, что я нахожусь в ловушке и не могу выбраться. Эмоционально изоляция гораздо сложнее, чем физически. Изо дня в день ты видишь одно и то же, и ничего не меняется».

китай
Фото © Из личного архива

В конце марта власти Китая сообщили, что им удалось заблокировать распространение вируса внутри страны – число новых случаев постоянно снижается, и в последние дни исчисляется уже десятками. Для сравнения: на пике эпидемии ежедневно фиксировали тысячи новых случаев.

Жизнь после окончания эпидемии

«Китайцы просидели два месяца в строжайшей изоляции, и только когда случаи заражения стали единичными, смогли выйти на улицу. 30 марта основные ограничения сняли. С каждым днём людей становится всё больше, открылись парки и рестораны. Сейчас в Пекине очень красиво, всё цветёт, поэтому сложно оставаться дома. Все потихоньку возвращаются к обычной жизни. Но меры предосторожности (маски, измерение температуры перед входом в магазин, парк или офис, дезинфекция поверхностей) пока сохраняются. До сих пор в моём кабинете из 10 рабочих мест заняты только два места – моё и одного сотрудника, который вернулся спустя длительного отсутствия. Остальные ещё работают удалённо, многие - из своих родных провинций. Однако сегодня китайское правительство начало активно призывать всех граждан возвращаться на свои рабочие места. Единственное, государство обязывает всех, кто приезжает из другого региона или даже соседнего города, соблюдать 14-дневный карантин. Поэтому в нормальном режиме всё начнёт работать не раньше середины апреля».

китай
Фото © Из личного архива

На данный момент ситуация с вирусом в стране очень неравномерная. В каких-то провинциях предприятия и офисы практически полностью восстановили свою деятельность, какие-то, в том числе столица и Ухань, ещё только начинают этот путь, что не всегда происходит гладко. Так, закрытый ранее регион Хубэй, где расположен Ухань, был открыт в конце марта как раз для того, чтобы все смогли оттуда выехать и вернуться на работу. Однако на границе с соседней провинцией возникли массовые столкновения. Её население попыталось помешать проехать жителям бывшей «карантинной» территории в город Цзюцзян.

Добавилась и другая проблема. Теперь китайцы боятся второй волны эпидемии, так как больше половины от сегодняшних случаев заражения – «привозные» из других стран.

28 марта КНР ввела запрет на въезд для иностранных граждан. Это распространяется даже на тех, кто имеет действующую визу или вид на жительство. На странице «Вконтакте» «Посольства России в Китае» указано, что эвакуация российских граждан не предусматривается, но если кому-то необходимо покинуть государство, ведомство может отправить официальный запрос и организовать чартерные рейсы. Кстати, в 90% случаев коронавирус привозят из других стран сами китайцы, которые возвращаются домой. Например, студенты, чьи вузы закрылись на время пандемии.

Страх возвращения

Командировка Кристины планировалась на период с 15 января по 15 мая. Но когда она приехала, оказалось, что тот самый уникальный прибор, ради которого задумывалась вся поездка, сломан. Починить его может только инженер из Франции. Из-за китайского нового года было решено вызвать его в середине февраля. Казалось бы, ситуация штатная, ничего особенного, но началась эпидемия, затем запретили въезд иностранцам. И до сих пор починить прибор просто некому.

«Большая часть исследований была сделана ещё до приезда в Китай. В итоге сейчас я обрабатываю ту информацию и пишу текст диссертации. Всё это могла делать и в России. Итоговый рывок должен был быть сделан с помощью оборудования, которое вышло из строя, поэтому я попала в безвыходную ситуацию. Китайское правительство продлило визы всем иностранцам на два месяца - надежда успеть поработать в лаборатории остаётся, но шанс ничтожный», - расстраивается девушка.

китай
Фото © Из личного архива

На фото: Иллюстрация правил поведения в общественных местах

Несмотря на обстоятельства, она рада, что во время эпидемии оказалась в Китае и домой не спешит. Во-первых, у неё одноразовая виза, а значит, вернуться повторно в институт будет непросто. Вторым аргументом Кристина называет страх перед полётом на самолёте – «никогда не знаешь, кто сидит рядом с тобой, болеет он или нет». Но главное даже не это.

«Представительство России в Китае обеспечило возврат наших граждан только из региона, где наблюдался очаг эпидемии. Самостоятельно проявлять инициативу мне не хотелось. Как ни странно это звучит, я чувствую себя в безопасности в Пекине. Китайцы очень дисциплинированная нация. Я вижу, насколько ответственно население воспринимает случившееся. Абсолютно все более двух месяцев соблюдали необходимые правила и ограничения. Если здесь кого-то заболевал, то в течение того времени, пока он не знал о своей болезни, он находился дома. Максимум, кого заражал, это свою семью. Забрать её в больницу намного проще, чем целый офис и всю школу. Я очень волнуюсь за своих родных. Хотелось бы, чтобы в России также все оставались дома на время карантина. Я планирую возвращаться 14 июня, так что надеюсь, что к этому времени авиасообщение откроют. Пока что рано об этом думать, потому что никто не может предугадать развитие событий. Но уже сегодня очевидным следствием коронавируса стала необходимость делать многие привычные вещи в онлайн-пространстве», - считает петербурженка.

Согласно актуальным данным Университета Джонса Хопкинса, к 1 апреля число заболевших новым коронавирусом в Китае составило 82 361 человек, выздоровевших – 76405 человек, умерших – 3316 человек.