Saint-PetersburgSunny+17°C
$ЦБ:76,27ЦБ:89,48OPEC:41,32

Коронавирус в Швеции: борьба с очередями в барах, онлайн-похороны и «коллективный иммунитет»

стокгольм
Фото © pixabay.com

Швеция – единственная европейская страна, чьё правительство не объявило карантин в попытке сдержать распространение COVID-19. Опасаясь за своих граждан, Финляндия и Норвегия даже усилили контроль на границе с соседним государством и ввели строгие ограничения передвижения людей и транспорта.

Принятая стратегия борьбы с эпидемией объясняется желанием уберечь государство от экономического коллапса. В Швеции нет запасов нефти и газа, и «финансовая подушка» весьма скромная. Весь бюджет держится на налогах. В среднем они составляют 30% от дохода граждан. Плюс квартплата, ипотека, оплата услуг образовательных учреждений, медицинской помощи. На пенсию можно выйти в 63, 65 или 67 лет. Выбор возраста делает сам работник. Чем позже выйдешь, тем выше пенсия. Численность населения страны небольшая, поэтому любые колебания уровня безработицы очень чувствительны. Работать должно не меньше 80% трудоспособного населения, чтобы поддерживать экономику в текущем состоянии. Если объявить жёсткий карантин и запереть народ по домам, страна просто разорится.

швеция
Фото © News Øresund - Jenny Andersson

Несмотря на все принятые меры, компании вынуждены увольнять своих сотрудников, особенно в сфере общепита и секторе развлечений. В прошлом году Стокгольмская биржа труда регистрировала в среднем две тысячи человек ежемесячно, сейчас – в 10 раз больше.

Петербуржец Алексей Шульц, переехавший в Стокгольм более 10 лет назад, работает врачом клинической диагностики в Каролинском университетском госпитале. Он рассказал «Форпосту» о том, что предпринимают граждане страны в ответ на решение властей Швеции не вводить жёсткие меры.

стокгольм
Фото © Из личного архива

В стране долго велись дебаты на эту тему. Оглядывались на другие страны и последствия их действий. В итоге карантин решили не вводить. Правительство отнеслось к гражданам как к взрослым людям. Проинформировали, но запрещать ничего не стали: «Не дети, сами все понимаете».

В зарубежных СМИ неверно отражают ситуацию, когда пишут о том, что мы живём, как ни в чём не бывало. Да, работают спортивные клубы, рестораны, торговые центры и прочие общественные места. Но в будни людей стало ощутимо меньше – многие перешли на удалённый график, хотя в выходные дни народ пьёт пиво на террасах кафе, гуляет с детьми и всячески наслаждается весенней погодой.

Вместе с тем, у нас введён ряд ограничений, озвучены рекомендации. Например, категорически нельзя посещать дома престарелых и собираться в компании численностью более 50 человек. По телевидению рассказывают истории людей, которым пришлось отменить свадьбу или провести онлайн-похороны своих близких. Чтобы не скапливались очереди в кафе и барах, официантам разрешено обслуживать только сидящих за столиками посетителей.

стокгольм
Фото © (CC) Bengt Nyman

Надо сказать, что соблюдение дистанции для скандинавов не представляется сложным. Когда эмигрант только приезжает в страну, он посещает обязательные языковые курсы, где помимо шведского изучает местную культуру. И там учат, что если вы заходите в автобус и видите там другого человека, вы не должны садиться рядом. Выбирайте место подальше, чтобы не стеснять чужих границ. Держаться на расстоянии заложено в менталитете. Так, загородные дома здесь строят на расстоянии минимум километра друг от друга.

В настоящий момент закрыты университеты и старшая школа. Детские сады, начальная и средняя школы работают в обычном режиме – ребёнок обязан ходить в школу, формулировка «по усмотрению родителей» не принимается. Это сделано для того, чтобы не навредить учебному процессу - старшеклассники и студенты способны самостоятельно обучаться на дистанционной основе, а школьники до девятого класса – нет. Кроме того, родители обязаны будут с ними сидеть дома.

Поначалу метро и автобусы опустели, но затем общественный транспорт перевели на режим выходного дня, и он снова заполнился. Несмотря на то, что ещё холодно, чтобы всё-таки соблюдать дистанцию, я даже решил пересесть на велосипед.

стокгольм
Фото © Из личного архива

Что касается медицины, то в самом начале эпидемии всех, кто возвращался из стран с высоким уровнем заражения и имел симптомы ОРВИ, проверяли с помощью тестов. Когда медики увидели, что вирус распространяется по миру слишком быстро, брать анализы стали только у «тяжёлых» пациентов. Тем, кто болеет гриппом или ОРВИ в лёгкой форме, рекомендуют просто сидеть на карантине и лечиться дома. Открыли линию онлайн-консультации с врачами. Моей знакомой, позвонившей в колл-центр из-за проблем с кашлем и появившейся отдышкой, посоветовали вызывать скорую только в случае, если она не сможет произнести одно предложение целиком.

Кстати, в России, чтобы убедиться, что человек безопасен для окружающих, берут анализы и проверяют антитела на вирус три раза. Болезнь на начальном этапе может не проявить себя, для этого требуется время. Люди недовольны, что им приходится сидеть по две недели в инфекционных больницах, но это позволяет докторам получить достоверную информацию об их состоянии.

В Швеции и многих других странах делают экспресс-тест, который вызывает куда меньше доверия. Так, учительница музыки, которая преподаёт моим сыновьям, вернулась с симптомами ОРВИ из Италии. Тест показал отрицательный результат, и спустя три дня она стала давать уроки. Но через некоторое время заболела вся наша семья. Мы так и не узнали, что с нами было, так как к тому моменту тесты уже отменили, а мы пошли на поправку. На самом деле их необходимо делать не только при госпитализации, и сейчас объёмы проводимых анализов планируют увеличить.

Среди простых людей недовольных отсутствием жёсткого карантина крайне мало. В новостях не показывают тех, кто не согласен с принятыми мерами, или нарушителей принятых ограничений. Зато сполна транслируют жёсткие случаи из других стран. Например, как в Москве арестовали мужчину, выгуливавшего собаку в закрытом из-за угрозы распространения коронавируса парке.

Правительство объяснило отказ от полной изоляции людей не только экономическими причинами. Они посчитали, что это неоправданно с точки зрения тяжести инфекционного заболевания.

стокгольм
Фото © fplus.se

Сейчас настоящий звездой стал главный эпидемиолог страны Андерс Тигнелл, которого показывают в новостях чуть ли не чаще, чем президента. Он – рупор этой политики. По его мнению, должен выработаться коллективный иммунитет к вирусу, а для этого необходимо переболеть определённому количеству людей. Сколько – не знает никто, включая его самого. Поэтому ввели только мягкие ограничения. Откровенно говоря, это напоминает эксперимент. Другие страны Скандинавии ввели комендантский час и штрафы за его нарушение, строго ограничили въезд и выезд на территорию своих государств. У нас же Тигнелл говорит о том, что подобная тактика вредит психическому и физическому здоровью населения.

В любом случае скорость распространения вируса во многом зависит от плотности населения. Если при подсчёте жертв эпидемии не учитывать численность граждан и масштаб населённых пунктов, то данными о том, сколько заболело и умерло, легко манипулировать. Например, противники шведской стратегии борьбы с вирусом в качестве аргумента приводят тот факт, что на сегодня в королевстве зарегистрировано в разы больше смертей относительно других стран севера: в Швеции - 687 смертей, в Дании - 218, в Норвегии – 101, а в Финляндии – и вовсе 40. При этом у нас живёт почти 11 миллионов человек, а в той же Норвегии или Дании – по 5 миллионов. Финны и до пандемии жили максимально разобщённо. В то же время, как нас можно сравнивать с Китаем, где живет 1,5 миллиарда человек или Италией, где плотность населения в 10 раз выше?

О COVID-19 постоянно говорят, но я как врач хочу знать конкретную статистику, а не общие цифры. Не сколько умерло или заболело, а скольким людям и по каким причинам сейчас требуется вентиляция лёгких, какого они возраста. Сколько в стране всего имеется аппаратов ИВ. Для того, что понимать, нужен карантин или нет, не хватает вводной информации, однако я не могу её получить даже как медработник. Приходится доверять и надеяться, что власть понимает, что делает.