Санкт-ПетербургПасмурно+1°C

Любовь Совершаева в роли Александра II

деньги
© Общественное достояние

Гениальный режиссёр Альфред Хичкок научил весь мир снимать триллеры и фильмы ужасов. Для того чтобы стать классиком кино, он активно использовал приём саспенса — тревожного нагнетания обстановки, позволяющего держать зрителей в напряжении долгое время. Авторы муниципальной кампании 2019 года в Петербурге, по всей видимости, большие поклонники Хичкока, потому что от их «произведения искусства» мурашки по коже побежали даже у председателя ЦИК Эллы Памфиловой, пригрозившей и вовсе отменить муниципальные выборы в городе на Неве, если «саспенс» не прекратится. Остальные участники процесса в такую возможность пока не верят.

Дыма без огня не бывает, интереса к неоплачиваемым должностям без личной выгоды, как правило, тоже. Если смотреть на деятельность МО исключительно в рамках закона, то это сложная и бескорыстная работа с людьми и для людей. Народные же депутаты — бесплатная сила по решению вопросов благоустройства и озеленения территорий, разбора жалоб населения. Звучит не очень привлекательно, но тем не менее эта маленькая и трудная власть так и манит в свои объятия представителей разных политических сил. Все они говорят, что хотят менять жизнь к лучшему, на деле же чаще всего либо используют МО как трамплин для дальнейшей карьеры (в действующем составе Законодательного собрания Петербурга 37 депутатов раньше трудились в муниципальных округах - прим. ред.), либо, возможно, находят способы пролоббировать интересы дружественных компаний при распределении отдельных заказов.

Привлекательности этой работе собирается добавить вице-губернатор Петербурга Любовь Совершаева. На XXXIII конференции петербургского отделения «Единой России», где партийцы выдвигали кандидатов в муниципалы, чиновница фактически пообещала муниципалам увеличить бюджетную нагрузку. Сначала она заявила, что в Смольном «точно понимают — от деятельности муниципальных образований и их депутатов будет зависеть, в каком направлении будут развиваться территории, что станет приоритетом на ближнюю и дальнюю перспективу». Позже она анонсировала желание городского правительства передать на уровень МО множество дополнительных задач.

Идея расширить полномочия муниципальных депутатов, которые пока при бюджетах от 50 миллионов рублей и более могут лишь, казалось бы, красить скамейки и покупать билеты на утренники для детей, выглядит разумной. Но интересно в задумке вице-губернатора следующее — по её словам, Петербургу необходимо свести в единую казну районные, муниципальные и городские средства, а руководство их распределением в части благоустройства доверить муниципалам. Как именно это сделать, Совершаева объяснять не стала, тем не менее, по городским СМИ разлетелась новость о предполагаемой реформе.

совершаева
Фото © Пресс-служба "Единой России" в Петербурге

Доктор политических наук, доцент СПбГУ Анна Волкова в разговоре с «Форпостом» предложила термин «реформа» всё-таки не употреблять.

«Если уйти от того, что мы живём в ситуации предвыборной кампании и от того, где это заявление было сделано, то его суть не стоит называть реформой, эта идея не нова», — объяснила политолог.

Можно предположить, что журналисты ошиблись, но остаётся вопрос — зачем Смольному давать доступ к средствам тем людям, в работе которых Контрольно-счётная палата регулярно находит многомиллионные нарушения? Частично ответ на него подсказывает история.

Муниципалитеты в России появились давно — точкой отсчёта более или менее привычной для нас модели самоуправления можно считать 1864 год. Именно тогда император Александр II подписал «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Земская реформа предполагала создание выборных собраний в сельской местности, которые занимались местными хозяйственными делами. Они решали проблемы строительства поселковых дорог, открытия новых школ и больниц, организации переписи населения, помогали крестьянским хозяйствам в неурожайные годы. Полномочия у местных властей были обширными и выглядели довольно впечатляюще, однако на деле ничего нового в жизнь империи они не добавляли. Отчасти потому, что напрямую подчинялись губернатору, то есть никак не отклонялись от его курса, а отчасти — из-за своей особенной подноготной.

Несмотря на то, что земская реформа вошла в историю как одна из главных либеральных реформ Александра II, у неё была и непривлекательная сторона. Структура земств была построена так, что при наличии там всех сословий именно дворянам она отдавала первенство в местной хозяйственной администрации, а значит, и развязывала руки в некоторых вопросах заработка.

земское собрание
Фото © Земское собрание в провинции. К. А. Трутовский

В советские времена от подобного типа управления территориями отказались, возрождать его начали в конце 1980-х годов в связи с реформой государственной власти в стране. За 135 лет, прошедшие с внедрения земской власти, изменилось многое, но неизменным осталось ощущение — эти органы обладают гипотетической силой для улучшения жизни на местах, но на деле служат чьим-то частным интересам. И заявление об увеличении бюджетных полномочий муниципалов в Петербурге это отчасти подтверждает. Особенную окраску оно получает, когда произносится человеком, ответственным за проведение выборов, в самый разгар избирательной кампании.

Петербургскому самоуправлению давно пора «встряхнуться». За последние годы система себя значительно дискредитировала. Люди не понимают, чем занимаются муниципальные депутаты, и даже не знают их лиц. Зато все регулярно читают в разных СМИ о том, что МО — «кормушка», где можно неплохо поживиться за бюджетный счёт.

Доктор политических наук, профессор СПбГУ Сергей Елисеев в разговоре с «Форпостом» подтвердил — реформы необходимы, но путь увеличения бюджета — неверен. По его словам, мысль была бы хорошей, но не для существующей системы.

«Думаю, деньги будут разворованы этими людьми на муниципальном уровне, начнётся распил бюджетных средств. На данном этапе эта идея не сработает, а если мы будем её реализовывать, то получим большое количество негатива», — сказал он.

Елисеев считает, что есть несколько путей для улучшения ситуации. Например, уменьшить количество муниципалитетов за счёт их объединения. Или принципиально обновить состав муниципальной власти, сделать его более мобильным, способным к риску.

Надо сказать, что первый вариант Петербург мог принять ещё в период проведения всероссийской реформы местного самоуправления, проходившей в 2003-2009 году, когда все регионы обязали перейти на единый принцип работы с муниципалитетами. Исключение тогда сделали только для Москвы и Петербурга по просьбе их руководителей — на тот момент это были Юрий Лужков и Валентина Матвиенко. А вот соседней Ленобласти пришлось перестраиваться под новые правила.

Пограничный с Петербургом регион в целом проявил интерес к самоуправлению. В 2014 году после некоторых поправок в федеральном законодательстве власти области запустили вторую волну своей реформы. В итоге Ленобласть усилила положение муниципалов и получила конкурентную для чиновников народную силу.

Объясним: в Ленобласти самоуправление изменяли так, чтобы учесть все слабые места региона — разбросанность малочисленных поселений на огромной площади и их удалённость от центра. Теперь там действует двухуровневая система территориальной организации местного самоуправления: на уровне поселений и на уровне муниципальных районов (их 17, как и административных — прим. ред.). Всего там есть 205 различных муниципальных образований. В каждом МО сформированы свои органы местного самоуправления, некоторые из них обладают полномочиями равными районным.

Перемены в области начали с того, что как раз объединили большие и малые, сильные и слабые поселения, соединили администрации муниципальных районов и возродили институт старост в сельской местности. Теперь в регионе считают, что за счёт сокращения количества МО смогли укрепить муниципальные объединения, сэкономить средства на их содержание и в общем добиться позитивных изменений в работе.

Отличительной чертой местного самоуправления Ленинградской области можно считать делегирование местным властям отдельных государственных полномочий. В том же Петербурге таким доверием к муниципалам похвастаться не могут.

Безусловно, изобилие власти имеет и обратную сторону, даже в случае самоуправления. Например, хорошо известна ситуация семьи Караваевых из Ленинградской области. Прошедшей зимой депутата областного ЗакСа Сергея Караваева и его отца-тёзку обвинили в мошенничестве в особо крупном размере. По версии следствия, младший Караваев в 2014 году, будучи муниципальным депутатом в Мурино, сумел передать компании отца 35 гектаров земли МО. При этом операцию осуществили таким образом, что предприниматель заплатил всего 15% от кадастровой стоимости участка. Подобный случай в Ленобласти не единичен, поэтому брать пример с региона всё-таки стоит аккуратно, тем более, на муниципалов уже пожаловался и Александр Дрозденко — «навыдавали земли под уголовные дела, а расхлёбывает тоже губернатор».

Впрочем, вслепую перенимать опыт Ленобласти городу, возможно, и вовсе не нужно. Так, Анна Волкова напомнила «Форпосту», что идея разделить Петербург на 111 муниципальных округов тоже появилась не из воздуха.

«Она изначально базировалась на финском опыте, в конце 90-х - начале нулевых неоднократно представители нашего комитета по взаимодействию с органами местного самоуправления направлялись в Финляндию, смотрели как устроены Иматра, Лаппеенранта, обменивались опытом. Смысл этого деления был в том, чтобы сделать систему максимально близкой к людям, это идея шаговой доступности», — рассказала эксперт.

Лаппееранта
Фото © Форпост Северо-Запад /

Она же отметила, что излишние реформы сейчас могут только навредить тому, что уже было создано. К тому же, последние годы Законодательное собрание Петербурга и без подсказок из Смольного расширяет полномочия своих «младших» коллег. Работу эту нельзя назвать стремительной, но она ведётся.

К реформам можно относиться по-разному, но стоит признать, что за последние 20 лет уютной Иматры ни из одного муниципального округа Петербурга так и не получилось, значит, опыт перенимать не стали или переняли не в полной мере. Конечно, перемены всё-таки нужны и, наверное, иного толка, нежели просто увеличение муниципального бюджета.

Кстати, напомним — одной из целей всё той же земской реформы Александра II, по словам графа Сергея Ланского (занимал пост министра внутренних дел Российской империи в 1855-1861 годах — прим. ред.) было «вознаградить дворян за потерю помещичьей власти», предоставив им «первенство в местной хозяйственной администрации».