Санкт-ПетербургНебольшой снег+0°C

Какие вузы получат миллиардные субсидии на улучшение имиджа

вопрос
Фото © pixabay.com

Перед университетами вновь замаячила возможность попасть в число вузов, которые получают дополнительные субсидии на повышение конкурентоспособности российской высшей школы. Речь идет о миллиардах, принимать участие в состязании под названием «Проект 5-100» готовы практически все учебные заведения страны.

Напомним, еще в 2013 году в результате конкурсного отбора были выявлены 21 университет, которым государство в отдельном порядке стало оказываться финансовую поддержку. За семь лет из федерального бюджета они получили около 70 млрд рублей – по 10 млрд на год. По задумке, эта сумма должна была позволить им стать примером того, как растет престижность российского образования на мировой арене. В частности, по указу Путина к 2020 году не менее пяти российских университетов должны войти в первую сотню трёх рейтингов: QS, THE и ARWU. Задача, мягко говоря, не простая, но и «матпомощь» солидная.

Совет проекта 5-100
Фото © m.government.ru

Оговоренный срок подходит к концу, и правительство РФ объявило о новом этапе конкурса. Число вузов вырастет с 21 до 30. В отборе примут участие 50-60 претендентов, причем сегодняшние участники будут соревноваться на равных условиях с новыми. Естественно, и бюджет будет увеличен – в течение шести лет каждый год между университетами будут распределяться 15 млрд рублей.

В этом контексте интересует сразу два вопроса: насколько успешно справились «первые ласточки» с поставленной перед ними задачей, и по какому принципу будут отобраны новые «кандидаты на успех»?

На встрече с членами Совета проекта «5-100» Дмитрий Медведев основным достижением его участников назвал расширение присутствия России в ведущих мировых рейтингах. «В 2012 году до запуска проекта в различные рейтинги – отраслевые, предметные, институциональные – входило 15 наших университетов. В этом году их уже 48, в том числе 19 победителей проекта», – подчеркнул премьер.

Вместе с тем, выход отечественных вузов на мировой рынок образовательных услуг в принципе произошел только в 2003 году, когда Россия присоединилась к Болонскому процессу. Им предстояло встретиться с зарубежными конкурентами, которые имеют гораздо более серьезный опыт участия в ранжировании. Так, американские вузы, занимающие первые места в большинстве чартов, участвуют в подобных состязаниях с 1983 года, когда был опубликован первый ежегодный рейтинг «Лучшие колледжи США» в журнале US News and World Report.

Поэтому к 2019 году более удачные места в рейтингах можно объяснить еще и тем, что мы, наконец, начали понимать, как они устроены, и что необходимо предпринимать, чтобы продвигаться вверх по строчкам.

Среди участников «5-100» – ИТМО, ЛЭТИ, Политех Петра Великого, Высшая школа экономики, МИСиС, МИФИ, МФТИ, Университет дружбы народов и ряд крупных вузов, представляющих регионы.

проект 5-100
Фото © msk.gov39.ru

В октябре стало известно, что МГУ, СПбГУ и Новосибирский государственный университет заняли первые три строчки в рейтинге вузов Восточной Европы и Центральной Азии по версии агентства QS. Из этой тройки только НГУ получает субсидии на повышение своих позиций.

Если рассматривать глобальные, а не региональные международные рейтинги, то ситуация гораздо печальнее. Лучшие результаты среди «россиян» показывает МГУ, который не попал в проект. Но даже он в 2019 году по версии QS занял 90-е место, а по версии Times Higher Education – и вовсе 189-е. Образовательные учреждения из «5-100» начинаются с 244 места (QS), более того, только 6 из них входят в топ-400. Сколько же еще лет им потребуется, чтобы попасть в пресловутую сотню лучших?!

Так кто они – потенциальные кандидаты в «5-100»? Ведущие университеты страны или заведения, которым требуется помощь?

Даже те успехи, которых мы добились, во многом обусловлены высокой оценкой российского качества образования. Измеряется оно не анализом программ, а простой операцией – соотношением преподавателей и общего числа студентов. В России традиционно велика аудиторная нагрузка. Если в Америке и Европе на одного лектора приходится 15-17 обучающихся, то у нас – не больше 8. В среднем на Западе преподаватель проводит 2-4 лекции в неделю (360 часов в год), в то время как в России этот показатель можно смело умножать на 4.

лекция
Фото © pixabay.com

При этом на фоне «раздутого» профессорско-преподавательского состава отмечается низкий уровень числа исследователей. В тех же США все свободное от занятий время сотрудники заняты наукой, предоставив студентам самостоятельно осваивать часть знаний. Они управляют ими дистанционно и выступают в качестве менторов или супервайзеров, а не пастухов.

В ближайшем будущем российские университеты планируют постепенно переходить к аналогичной системе – вводить онлайн-курсы, увеличивать процент лабораторных и практических работ. Соотношение обучающихся и лекторов должно изменить до 1/12. Таким образом, потери придется компенсировать за счет других критериев. В первую очередь – за счет науки, куда по логике направят свое освободившееся время профессора. Весовая нагрузка группы «Научные исследования» в мировых рейтингах на порядок выше, чем «Качество образования». Например, в Times Higher Education почти 40% от общей оценки приходится на науку, а 4,5% - на отношение ППС к численности студентов.

THE
Фото © timeshighereducation.com

Это напрямую может сказаться на наших позициях в рейтингах и уровне цитируемости публикаций преподавателей, которым сегодня озабочена вся высшая школа. Причем рост произойдет не искусственно со злоупотреблением практикой взаимного цитирования или самоцитирования, не с помощью регулярного заказа дорогостоящих консультаций рейтинговых агентств (напоминающих «членский взнос»), а по факту наличия реальных научных разработок.

В новом этапе проекта правительство делает акцент на отраслевых вузах, которые представляют конкретные секторы экономики. Из сегодняшних 21 участников к ним можно отнести разве что Сеченовский университет (Московский государственный медицинский университет). В отличие от других субсидированных вузов он направил инвестиции, прежде всего, на создание инновационных площадок и проведение на их базе передовых медицинских исследований. Так, в Институте бионических технологий и инжиниринга, входящем в структуру учреждения, занимаются разработкой искусственных органов и бионических протезов, гемосовместимых антикоагулянтных покрытий для имплантатов, а также тканевой инженерией. Среди текущих проектов – искусственные сердце и почка, антибактериальные покрытия для искусственных протезов и органов, нанокомпозитные покрытия для имплантатов связок суставов.

Сеченский университет
Фото © sechenov.ru

Успехи отраслевых вузов попадают в предметные рейтинги, которые, по оценкам экспертов, являются наиболее адекватно и полно отражают уровень учебного заведения. Они учитывают особенности отдельных дисциплин и позволяют работодателям оценивать университеты не в общем и целом, а по конкретным направлениям подготовки специалистов. Условно, когда говорится о победе многопрофильного вуза в том или ином рейтинге, то речь может идти об отдельном факультете, например, лингвистики или библиографии. И только предметный рейтинг дает возможность точно узнать сильные и слабые стороны образовательной организации.

На сегодняшний день единственным российским вузом, вошедшем в топ-20 лучших учебных заведений мира согласно предметному рейтингу QS (по горно-инженерному делу) стал Горный университет Санкт-Петербурга, по каким-то непонятным причинам не вошедший в проект «5-100».