Санкт-ПетербургПеременная облачность+3°C
$ЦБ:76,47ЦБ:90,41OPEC:40,91

Ректор Горного против волюнтаристского подхода к «водородной энергетике»

вебинар по водороду 1
Фото © Форпост Северо-Запад /

Одна из самых модных сегодня тем в области перспективных направлений экономического развития России – это, безусловно, водородная энергетика. На прошедшем в четверг 8 октября на площадке Национального нефтегазового форума бизнес–вебинаре «Текущий анализ и прогноз развития рынка водородной энергетики» международная группа экспертов детально обсудила проблемы и перспективы расширения сферы использования самого легкого газа (H2).

Взгляд на водород как новый энергоноситель, способный потеснить традиционные нефть и газ на мировом рынке, сформировался в контексте подписанного в 2016 году Парижского соглашения по климату. Оно направлено в первую очередь на снижение выбросов углекислого газа в атмосферу - так называемую политику декарбонизации.

Летом 2020 года Европейская комиссия опубликовала Стратегию продвижения водородной энергетики. Она предусматривает запуск на территории ЕС к 2030 году систем электролиза для выработки до 10 миллионов тонн экологически чистого газа Н2 в год. Столько же предполагается импортировать из-за пределов Европейского союза.

Тон дискуссии задал ректор Горного университета Владимир Литвиненко. Отметив, что в руководимом им вузе давно ведутся научные эксперименты в области возобновляемых источников энергии и в частности, гидролиза водорода, он предостерег коллег от излишне легковесного и «пионерского» подхода к теме. По его словам, ответственные лица Евросоюза, воюя уже не столько с потеплением климата, сколько с политизированными углеводородами, заражают население ЕС идеями из книг великого французского фантаста Жюль Верна. Создаются массовые иллюзии, что можно отказаться от разработки месторождений, колоссальных инфраструктурных проектов, а включить лампочку, засунув какие-то проводки в стакан воды. Или от ближайшего озера заставить работать металлургические заводы Рура.

Он отметил, что еще Петр Капица говорил, что «получение, преобразование и консервирование энергии – есть фундаментальные процессы, изучаемые физикой». И если говорить о физических законах окружающего нас мира, то водород «не может стать ресурсом глобальной энергетики».

Килиан Кроне
Фото © Килиан Кроне / Форпост Северо-Запад

Представитель немецкого федерального энергетического агентства DENA Килиан Кроне рассказал о принятой в Германии отдельной водородной стратегии. Крупнейшая экономика ЕС планирует в горизонте десяти лет прийти к производству 14 Тераватт-час (ТВт/ч) в год (около 0,4 млн тонн) «зеленого» водорода методом электролиза воды. Импорт закладывается в объеме до 96 ТВт/ч.

«У России хорошие перспективы для экспорта низкоуглеродистого водорода на европейский рынок. Помимо огромных запасов природного газа и энергетической инфраструктуры ваша страна имеет неограниченные географические возможности для использования возобновляемых источников энергии» - заявил Кроне.

Кстати, именно в Германии, на базе Фрайбергской горной академии, ее экс- ректор и соавтор г-на Литвиненко по работе «Производство синтез-газа: современное состояние и возможности», профессор Берндт Майер успешно разрабатывает промышленные технологии по гидролизу метана. Но речь идет, конечно же, о локальной энергетике. Что, кстати, подчеркивали и многие немецкие ученые и промышленники на недавней онлайн - конференции, проведенной DENA в рамках заседания координационного совета Российско- Германского сырьевого Форума.

Выступивший далее руководитель дирекции Аналитического центра ТЭК Минэнерго России Денис Дерюшкин оптимистично заявил, что российская «дорожная карта» по развитию водородной энергетики уже подготовлена и находится на рассмотрении правительства. «Надеюсь, что до конца года она будет принята - сказал он. – Её ключевое направление – разработка концепции, которая станет более формализованным планом с точки зрения технологий, на которых Россия должна фокусироваться, чтобы реализовать свой потенциал в водородной энергетике».

презентация DENA
Фото © Форпост Северо-Запад /

Дерюшкин сказал, что по предварительной оценке Минэнерго наиболее перспективными технологиями получения H2 считает паровую конверсию метана и газификацию угля с обеспечением улавливания образующегося СО2, а также электролиз воды с использованием мощностей атомных электростанций. Первые два способа являются более предпочтительными с экономической точки зрения, затраты составляют около $2 на килограмм производимого H2. Правда, экологический эффект водородного топлива, при сжигании которого не образуется СО2, перекрывается «карбоновым следом», возникающим при его производстве.

Тем не менее, представитель Минэнерго уверен в успехе идеи экспорта водорода, который согласно Энергетической стратегии России на период до 2035 года должен составить 2 миллиона тонн. Это пятая часть общего планируемого Евросоюзом экспортного объема.

Судя по выступлению эксперта Высшей школы экономики Виталия Ермакова, Россия не может не развивать водородный экспорт, поскольку проводимая в Европе радикальная политика декарбонизации просто не оставляет нам выбора.

«В течение следующих 50 лет торговли газом между Россией и Европой нас ждут очень неприятные сюрпризы. ЕС провозгласил максимальный уход от углеводородов в сторону электрической энергии, и водородного топлива как дополнительного, там, где нельзя использовать электричество. А по отношению к метану вводятся комплексные дискриминационные меры» - отметил Ермаков.

презентация водород
Фото © Форпост Северо-Запад /

Той же позиции придерживается директор Инфраструктурного центра «Энерджинет» Дмитрий Холкин. Он отметил в своей презентации, что устанавливаемый Европой «углеродный барьер», то есть фактически дополнительный налог на нежелательные в экологическом смысле традиционные энергоносители, может принести России финансовые потери в размере от 6 до 50 миллиардов долларов. В зависимости от степени пессимистичности прогнозного сценария.

Степень радикальности мировой политики декорбонизации, по его мнению, будет определять и объемы мировой торговли водородным топливом. При сохранении существующих темпов роста H2 к 2050 году составит около $100 млрд. Максимальная протекция по отношению к водороду может взвинтить рынок до $3 триллионов в год.

Хотя, такой гигантский сценарный разброс говорит о том, что сейчас никто еще не берет на себя смелость сказать определенно, состоится ли вообще водородный рынок в ближайшие десятилетия, Холкин прогнозирует большие возможности России в плане водородного экспорта с учетом, например, избыточных мощностей в Единой энергетической системе страны.

Алексей Жихарев
Фото © Алексей Жихарев / Форпост Северо-Запад

Директор Ассоциации развития возобновляемой энергии Алексей Жихарев поделился с участниками дискуссии своим оптимизмом относительно скорости совершенствования технологий производства водорода и снижения себестоимости производства электричества за счет ветряной и солнечной энергии. Он аргументировал свою позицию тем, что немногим более чем за десять лет себестоимость производства электроэнергии с использованием возобновляемых источников энергии сократилась в 10 раз. Однако даже при сохранении такой динамики потребуется еще столько же времени, чтобы снизить себестоимость до уровня технологии паровой конверсии, не говоря уже о том, чтобы затраты на производство сравнялись с себестоимостью газа.

«Я не буду таким большим оптимистом как предыдущие ораторы и поддержу Владимира Стефановича – заявил исполнительный директор Российского газового общества Роман Самсонов. - Водородная тема для меня не сторонняя. Я проехал на первом водородном автомобиле, который еще в 1975 году появился в НАМИ (научно исследовательский автомобильный и автомоторный институт), поскольку параллельно с выполнением задачи по развитию направления газомоторного топлива приходилось участвовать в периодических «всплесках» по водородной тематике. Поэтому к её перспективам отношусь скептически».

Самсонов
Фото © Роман Самсонов / Форпост Северо-Запад

Он пояснил свой скепсис тем, что прежде чем педалировать расширение производства водородного топлива необходимо устранить нестыковки в регуляторной сфере и решить проблемы безопасности. В этом отношении требования к водороду гораздо выше, чем, например, к природному газу.

Китай еще с 2007 года пытается доказать Евросоюзу, что переход с угля на газ – это ответственная и ориентированная на экологическую безопасность политика – напомнил участникам встречи бизнесмен Андрей Гайдамака. По его мнению, Россия могла бы присоединиться к этому диалогу на стороне КНР, и это было бы более оправдано, чем упор на водород.

Ложку дегтя в хор оптимистов внес и старший аналитик Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Юрий Мельников: «Сейчас Россия производит только «серый» водород, не имеющий никакого экспортного значения для водородной экономики будущего, в том числе для экспорта». По его мнению, Европе не нужен водород, произведенный неэкологичным способом. Поэтому планы по экспорту придется начинать выполнять не от нынешних довольно скромных объемов, а вообще с нуля. Кроме того, он подчеркнул, что у нашей страны есть другие ресурсы для декарбонизации, помимо H2, и практически отсутствуют стимулы для развития внутреннего рынка водородной энергетики.

Мельников
Фото © Юрий Мельников / Форпост Северо-Запад

В своем заключительном слове Владимир Литвиненко предложил участникам и слушателям дискуссии на будущее поменять ее вектор. По его словам, тема «водородной энергетики» это история о том, как можно впасть в эйфорию от мифотворчества. Она искусственно навязывается гражданам Европы. И как-то совершенно не слышно американцев – они продолжают битвы за нефтеносные поля, параллельно создавая барьеры тем же шотландцам и норвежцам. Десять лет назад нам с энтузиазмом рассказывали о том, что завтра ядерный реактор будет стоять под каждой кроватью. Сегодня тематика Н2 зачастую связана с желанием некоторых господ погреть руки на щедрых финансовых вливаниях в излишне оптимистичные прожекты.

«Сейчас на работу над «фейками» уже отпускаются миллиарды вновь напечатанных евро и одновременно создаются проблемы перед инвестициями в традиционные энергоресурсы – заявил Литвиненко. - Никто пока не озаботился анализом стресс-коррозии на транспортных системах, подготовкой новых кадров, проблемами безопасности. Я хотел бы услышать хотя бы одного химика, который скажет, что за смесь мы получим, когда водород соединим с обычным газом. Какими окажутся потери объемов прокачки, и какая агрессивная среда будет в трубе «Северного потока» по предложению некоторых горячих голов? Вы посмотрите по плотности. Я хочу обратиться и к атомщикам - решите «маленькую» глобальную проблему – как предотвращать появление водорода при любых отказах на атомных станциях.

Даже об экологических преимуществах водорода говорить сегодня не вполне уместно, учитывая выбросы СО2 при его производстве из метана. А процесс электролиза, (получение «зеленого» водорода из воды) являясь значительно более дорогим, тоже не в полной мере спасает атмосферу от эмиссии парниковых газов.

С учетом физических законов окружающего нас мира, водород не может стать ресурсом глобальной энергетики. Он займет локальную нишу, и будет востребован там, где экономические факторы не играют никакой роли. Углеводороды же, как энергетический ресурс могут обеспечить снижение экологической нагрузки в разы, если использовать достижения научно-технического прогресса. При этом себестоимость вырастет максимум на 10-30%, а не в разы.

Безусловно, водород актуален, например, в металлургии, агро-нефтехимии. Совершенствование технологий его производства и применения является объектом научного интереса. Эти исследования необходимо продолжать, но мировой энергетический рынок существует по законам экономической эффективности. Прежде чем строить планы международной экспансии нужно детально оценить технологичность водородного топлива как рыночного товара.

Я поддерживаю глобальное развитие, и в науке в том числе. Водород будет востребован, и мы продолжим сотрудничать с немецкими коллегами, в частности с DENA, в тех направлениях, где есть перспективы для развития. Какие это направления? Получение высокотехнологичных продуктов с использованием водорода и его применение как накопителя энергии в электрогенерации».

презентация водород
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Нашему сообществу ученых, экспертов и бизнеса необходимо концептуально поменять повестку дня и сосредоточиться на том, чтобы рассматривать проблемы устойчивости глобальной энергетики – сказал Литвиненко. - В то время как запущенный проект – водород – направлен на одно, на прекращение инвестиционной составляющей и доступа к капиталу стран и компаний, работающих с углеводородом».

Вебинар подытожил помощник руководителя Администрации Президента РФ Кирилл Молодцов: «У нас сегодня спор между практиками, просчитывающими технологию процессов, и экономистами. Наша страна занимается водородом уже минимум 80 лет, накоплен большой опыт и это нужно развивать. Но возводить водородное направление в степень единственной задачи в энергетике было бы глубоко ошибочно. Давайте сначала определимся как решать эту задачу технологически и с какой целью мы должны её решать».