Санкт-ПетербургПеременная облачность+0°C
$ЦБ:76,32ЦБ:91,31OPEC:46,72

С чем выйдут из коронавируса университеты Британии и России

Кембридж
Фото © pixabay.com

Тревожный прогноз опубликован в ноябрьском докладе Института фискальных исследований (The Institute for Fiscal Studies) в Лондоне. Правительство Туманного Альбиона может столкнуться с необходимостью на 20% увеличить расходы на высшее образование. Только для того, чтобы довести первокурсников 2020 года до получения дипломов бакалавров дополнительно потребуется 1,6 миллиарда фунтов стерлингов.

Если к этой сумме прибавить компенсации по образовательным кредитам тем, кто уже окончил учёбу, то ассигнования накопленным итогом вырастут до 12 миллиардов фунтов. Как будут справляться с проблемой в Британии, и как коронавирус повлияет на поддержку образования в России?

Причину роста бюджетной нагрузки английские эксперты видят в сужении рынков, сокращении зарплат и росте безработицы из-за коронавируса. Обязательства правительства в значительной степени вырастут автоматически, поскольку господдержка получателей образовательных кредитов увязана с их доходами по окончании университетов. Чем выше заработок заемщика, тем большую долю кредита он погашает без помощи государства.

Дополнительного финансирования потребует и возросший на 15 тысяч человек прием на первый курс университетов по сравнению с 2019 годом. Кстати, там, как и в России, результаты вступительных экзаменов оказались лучше, чем во времена до ковида. Для понимания масштабов проблемы отметим, что возникающие из-за пандемии новые бюджетные обязательства британского правительства превышают расходы федерального бюджета Российской Федерации на высшее образование за два года. И это еще не всё. Возросла финансовая нагрузка не только на государственный бюджет, но и на сами университеты.

финансирование вузов
Фото © pixabay.com

Ограничения перемещения людей по миру в период эпидемии на четверть уменьшили приток иностранных студентов. Потери оцениваются в 1 миллиард фунтов стерлингов. Второй фактор нестабильности - падение доходности инвестиций, и как следствие дефицит пенсионных фондов. Предполагается, что по этой статье потребность в дофинансировании составит еще около 8 миллиардов. Институт фискальных исследований прогнозирует даже банкротство 12-ти университетов к 2024 году.

Казалось бы, что в этих условиях правительство будет вынуждено снять с себя часть обязательств перед системой высшего образования. Однако судя по Докладу, британские власти предпочитают действовать иначе. Для неплатежеспособных университетов разрабатывается программа реструктуризации долгов, а механизм компенсации затрат по образовательным кредитам предполагается сохранить на прежних условиях.

Наилучшей стратегией выхода из кризиса в Британии считают повышение конкурентоспособности страны через поддержание её интеллектуального потенциала. Россия, к сожалению, идет в обратном направлении - по пути «затягивания поясов». В федеральном бюджете на 2021-2023 годы предполагается сократить ранее запланированные ассигнования по нацпроектам «Наука» и «Образование» почти на 10 миллиардов рублей. Поправки уже прошли первое чтение в Госдуме, и велика вероятность, что секвестирование расходов на науку и образование будет утверждено. И это несмотря на огромные финансовые резервы и критику со стороны академического сообщества и экономистов.

экономия
Фото © gov.kz

«В результате фронтальной политики экономии под нож попадают даже национальные проекты, которые были призваны играть центральную роль в повышении эффективности функционирования отечественной экономики и достижении приоритетных социальных целей» - говорится, например, в заключении Экономического факультета МГУ на законопроект.

Как считает руководитель Департамента образования и навыков Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Андреас Шляйхер, правительства передовых стран вкладывают все большие средства в развитие высшей школы для того, чтобы конкурировать не в плоскости удешевления стоимости труда низкой квалификации, а по уровню инноваций.

Россия еще может попытаться бороться за роль мировой «отвертки», например, с Бангладеш. Но при этом нельзя забывать, что основная добавленная стоимость в глобальных цепочках разделения труда формируется не в сфере производства как такового, а у владельцев торговых марок и технологических патентов. Не случайно Китай уже на протяжении нескольких пятилеток уверенно отходит от специализации на дешевом труде в пользу развития науки, образования и потребительского рынка внутри страны.

Прошедший в конце октября 5-й пленум ЦК КПК 19-го созыва в очередной раз прогнозирует удвоение ВВП на душу населения. Но высокие валовые показатели не являются для страны приоритетом сами по себе. Важнее выстроить экономику знаний, и это единственный рецепт благополучного преодоления общемирового структурного кризиса. Следование такой траектории объединяет все известные примеры технологического прорыва, от английской «революции машин» в начале 19-го века до Японского экономического чуда, бума информационных технологий в США и нынешних успехов Китая.