Перейти к основному содержанию

Предпринимателя Ебралидзе вновь оставили в СИЗО до конца марта

молоток, суд
© Общественное достояние

В Северной столице бизнесмен не смог оспорить назначенную ему меру пресечения.

В среду, 9 марта, Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел апелляцию на решение Куйбышевского районного суда о продлении ареста банкиру Александру Ебралидзе. Об этом «Форпосту» сообщили в объединённой пресс-службе городских судов.

В конце декабря райсуд отправил предпринимателя в СИЗО до 23 марта. Защита просила отменить данное постановление, заменив меру пресечения на более мягкую, например, домашний арест.

Адвокат Ебралидзе опирался на показания второго фигуранта дела Эльдара Дыгова, сообщив, что его подзащитному о действиях экс-партнёра ничего известно не было.

«Может, конечно, у следствия и есть ещё доказательства, но в материалах их нет», — заключил юрист.

Кроме того, один из свидетелей сообщил, что в августе 2016 года сотрудники Центробанка не смогли вовремя начать проверку хранилища банка, так как Дыгов сообщил, что ключи от помещения он забыл в машине, которую оставил в Финляндии. По его словам, денег в хранилищах также не было. Таким образом, защита полагала, что уже тогда Дыгов знал, что средств нет и, соответственно, не ясно, почему только через пять лет этим вопросом озадачилось следствие.

Прокурор просил постановление районного суда оставить без изменений.

«Я могу сказать только одно, я не имею ничего общего с происходящим, и в силу возраста и некоторых обострившихся заболеваний прошу более мягкую меру», — заявил в суде сам Ебралидзе.

обвиняемый в растрате Ебралидзе
© Объединённая пресс-служба городских судов

Однако постановление районного суда оставили без изменений.

Напомним, предпринимателя задержали в конце ноября прошлого года. Его партнёр Дыгов будет находиться в СИЗО до конца марта. По версии следствия, в период с 1 января 2014-го по 1 августа 2016 года Ебралидзе забрал хранившиеся в «Констанс-Банке» три миллиарда рублей, вверенные предпринимателю Эльдару Дыгову. Сам бизнесмен вину не признаёт и утверждает, что Дыгов его оговаривает.