Перейти к основному содержанию

Особое мнение: петербургские профессора о том, что изменится в России после отказа от Болонской системы

вуз
© www.qs.com

Весной 2022 года в России на правительственном уровне начали лоббировать идею по выходу высших учебных учреждений страны из Болонского процесса — общеевропейской образовательной системы, появившейся в 1999 году. Реформирование под данную концепцию началось в РФ в 2003 году, позже, в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, бакалавриат и магистратура стали основными квалификациями для учащихся, сменив в большинстве вузов уровень специалитета. Также была добавлена рейтинговая оценка вузов, преподавателей и студентов. За время своего существования данная структура подвергалась критике учёного сообщества, однако признавалось и её положительное воздействие на высшую школу. «Форпост» опросил профессоров петербургских вузов о последствиях реформирования советской системы образования в РФ, а также плюсах и минусах работы университетов в рамках Болонского процесса.

По словам вице-спикера Госдумы Ирины Яровой, вопрос о выходе РФ из Болонского процесса был инициирован ещё в 2019 году на площадке Совета законодателей. Предпосылками тому стали неутешительные результаты исследований о переходе к этой системе, проводившиеся в регионах страны. Тогда началось активное обсуждение возможности отказа от европейской модели высшего образования. Однако дискуссия была практически забыта, её возобновили лишь спустя три года.

По мнению проректора по научной работе, заведующей кафедрой проектного менеджмента и управления качеством, доктора экономических наук, профессора Санкт-Петербургского экономического университета Елены Горбашко, сегодня наблюдается усиление негатива по отношению к Болонскому процессу, что связано, прежде всего, с вводимыми европейскими странами санкциями.

«Так, министерства образования ряда европейских стран не рекомендуют своим университетам работать с российскими. Такая постановка вопроса фактически подрывает основополагающие принципы Болонского процесса, поскольку с 2010 реализация Болонского процесса в Европе характеризуется как этап консолидации европейского пространства высшего образования (ЕПВО) в рамках интернационализации. Соответственно интеграция национальных образовательных систем в европейское пространство высшего образования рассматривается как последовательный проект межгосударственного взаимодействия в сфере образования, что в условиях санкционной политики для России не представляется возможным», — сказала Горбашко.

Социолог, профессор кафедры государственного и муниципального управления СЗИУ РАНХиГС Альбина Бесчасная отметила, что социально-политическая ситуация в РФ усиливает желание отказаться от Болонской системы. Учёная полагает, что данная идея способствуют сплочению населения в кризисный период: в правительстве предложили инициативу, позволяющую отойти от европейского формата, которым многие были недовольные.

«Следствием этого недовольства является стремление изжить Болонскую двухступенчатую модель и вернуться к специалитету. Взрослая часть населения, вспоминая специалитет, ностальгирует об обучении в вузах, связанном с молодостью, а молодая часть населения, не зная альтернативы, вторит "старшим товарищам" о "недообразовании" бакалавра. Поэтому кумулятивно сложившееся недовольство качеством образования является благодатной почвой для обоснования необходимости ликвидировать то, что пришло в Россию с Запада», — заявила Бесчасная.

Её коллега по вузу, доцент кафедры журналистики и медиа-коммуникаций, кандидат политических наук Ольга Дягтерёва отметила, что Болонский процесс, при наличии очевидных плюсов, критиковался научным сообществом за то, что европейский формат интегрировался без учёта национальной специфики. Дягтерёва также подчеркнула, что в 2000-х студенты получали фундаментальное образование благодаря общим дисциплинам, что позволяло им маневрировать в выбранной сфере, а не узкой специальности, как сегодня.

«Болонская системы куёт квалифицированного потребителя, которого можно заменить конвейерным способом. Она ликвидирует институт докторантуры, в аспирантуру тоже меньше идут. По сути бакалавриата достаточно, чтобы выполнять определённый функционал, так как система его даёт, а магистратура — это уже отдельная плата. Отсюда увеличивается социальное неравенство. В прошлом система образования была элитной не с точки зрения финансовой доступности, наоборот, с точки зрения интеллектуальной», — сказала кандидат политических наук.

Тем не менее, у Болонского процесса есть и очевидные преимущества. Одно из них — международная направленность системы, отметила Горбашко. Например, у российских студентов была возможность получать разные квалификации по бакалавриату и магистратуре, два диплома — российского и зарубежного вузов, и уезжать на обучение в разные страны, проводя в лучших вузах Европы по 1-2 семестра.

По мнению Ольги Дягтерёвой, заграничные поездки студентов были не столь эффективными, как полноценное образование в других странах. Научный обмен на время триместра нередко превращался в банальный туризм. При этом данной возможностью зачастую могли воспользоваться лишь состоятельные студенты из-за дороговизны путешествий. Профессор подчеркнула необходимость доработки данного процесса и привела в пример практику межвузовского сотрудничества с Китаем и Казахстаном в рамках полноценного обучения с изучением языков и дальнейшим трудоустройством в компаниях, требующих данные знания и работающих на два государства.

Другой особенностью Болонского формата выступает рейтинговая система оценивания профессоров и студентов в черте единого образовательного пространства. Она создавала конкурентную атмосферу, стимулируя вузы к развитию. Альбина Бесчасная считает, что выход России из БС уменьшит эффективность отбора профессионалов в стране.

«Внутри этого пространства студент обладал правом выбора вуза с лучшей программой обучения, с лучшей системой формирования компетенций. Возможность выбора лучшего работодателя (в лице университета - прим.ред.) формировала конкурентоспособного преподавателя вуза. Таким образом, вузы конкурировали между собой в борьбе за лучшего студента и лучшего преподавателя. <...> Следовательно, выходя из БС, у студентов сокращается возможность выбора вуза, а общество снижает эффекты от естественного механизма конкуренции и отбора лучших — профессионалов, учёных, инноваций, придающих импульс развитию», — сказала социолог.

Однако на данном этапе неизвестно, будет ли Россия отказываться от рейтинговой системы. Так, глава комитета Госдумы по молодёжной политике Артём Метелёв написал в своём Telegram-канале, что уход от данной концепции — рискованный шаг для высшей школы. Он заявил, что существующую форму вовлечённости студента в процесс обучения можно заменить, «но оставить суть».

Несмотря на активное обсуждение назревающего перехода РФ на новую систему образования, официальные лица страны пока не делали заявлений о конкретных планах по данному вопросу. При этом пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что разработка видения возможной структуры образовательного процесса уже ведётся.

По словам спикера Госдумы Вячеслава Володина, общественность может узнать о предлагаемых изменениях уже в июне 2022 года, когда депутаты будут обсуждать данную повестку. Не исключено, что для неё созовут расширенное заседание соответствующего думского комитета.