Санкт-ПетербургПасмурно+2°C

Информационная травля в Петербурге: всё только начинается

газета
© Общественное достояние

Медийное поле города на Неве заметно изменилось за последний год: местные журналисты стали меньше критиковать власть, зато сами стали объектами регулярной критики. По этому поводу на вечные вопросы «кто виноват» и «что делать» попытались ответить политики и политологи.

Петербургское отделение «Справедливой России» 9 декабря провело в креативном пространстве «Ткачи» баркемп (международная сеть конференций, которая создаётся её участниками — прим. ред.) «16 дней против насилия женщин». Одной из тем стало информационное насилие и способы противостояния медийному произволу. По иронии судьбы в качестве жертв подобных случаев выступили депутаты городского ЗакСа Максим Резник и Борис Вишневский, роль модератора разговора взяла на себя в прошлом их коллега, экс-декан журфака СПбГУ и лидер городских справедливороссов Марина Шишкина.

Эсер сразу обозначила, что это лишь первая встреча из начинающейся серии. По словам политика, они необходимы для того, чтобы «назвать вещи своими именами» и разобраться с тем, что происходит с петербургской журналистикой. Первым рассуждать о положении дел в городской медиасреде взялся Максим Резник.

Депутат не стал вспоминать о том, как прошлой весной издания из образованной позже медиагруппы «Патриот» рассказывали о его возможных пристрастиях к запрещённым веществам. Вместо этого Резник поблагодарил медиасообщество, которое не сразу, но выступило в его поддержку.

Оппозиционер предложил коллегам найти причины того, что в Петербурге стала возможной травля политиков при помощи клеветы в СМИ. Сам он высказал гипотезу, что произошло это из-за череды случайностей в его собственных отношениях с губернатором города Александром Бегловым.

Резник напомнил, что на одном из январских заседаний ЗакСа он обратился к Беглову с выступлением, в котором сказал, что на тот момент врио губернатора Петербургу не подходит. Чиновник дослушивать эту речь не стал и покинул зал. Из Мариинского дворца он направился на открытие музея блокадной медицины, где заявил, что депутат Резник только что говорил об исторической необходимости сдать Ленинград фашистам во время блокады. После того, как появилась запись с этими словами Беглова, Резник подал на него в суд, однако процесс проиграл. Теперь парламентарий считает, что та ситуация стала зелёным сигналом светофора.

«Мы столкнулись с тем, что в город пришли такого уровня люди, дремучесть такая, что всё стало возможно, когда во главе города есть такой человек, который может вот так сказать и никому за это не ответить», — сказал Резник.

С похожим мнением выступил и Борис Вишневский, которого с октября некоторые петербургские СМИ обвиняют в домогательствах к студентам РГПУ имени Герцена. Он также предположил, что стилистика подобных публикаций появилась в Петербурге одновременно с приходом в город Александра Беглова:

«Хочу сказать, что не в тех масштабах и не с той степенью оскорбительности, но ведь очень похожая кампания осенью прошлого года в тех же пригожинских помойках разворачивалась против бывшего вице-губернатора Игоря Албина. Конечно, масштабы были не те, но это сошло с рук, это не вызвало большой волны общественного обсуждения».

Вишневский обратил внимание, что все случаи медийных кампаний, развёрнутых против петербургских политиков в последний год, шли по одному сценарию. Первая публикация появлялась на одном из ресурсов, связанных с бизнесменом Евгением Пригожиным, затем цитировалась коллегами из своей медиагруппы и начинала набирать всё новые и новые обороты. Депутат указал и на то, что к правдоподобности подобные материалы не стремятся. В его представлении, их цель — создать такой поток грязи, который оставит за собой несмываемый осадок.

«Те, кто распространяют эту грязь — это не журналисты вообще. Они не должны считаться журналистами, их ресурсы не должны считаться средствами массовой информации, они должны быть выведены за пределы профессионального поля», — предложил Вишневский радикальный метод борьбы с новыми медиатенденциями Петербурга.

«Как говорится, спасение утопающих — дело рук самих утопающих, если мы понимаем, что журналистика идёт куда-то не туда, что есть вот такие отщепенцы, которые позволяют себе публиковать вот такое, выходящие за рамки журналистской этики, то, наверное, в первую очередь, это дело самих журналистов — разобраться с такими людьми, сделать их нерукопожатными, персонами нон-гранта в соответствующем своём журналистом кругу. Способно ли на это журналистское сообщество? Это вопрос к вам самим», — выступил с похожей позицией юрист Антон Мелешко.

Однако он предупредил, что активная борьба, особенно на законодательном уровне, с подобными этическими нарушениями может привести к серьёзным последствиям. По мнению специалиста, право на свободу слова и на частную жизнь постоянно находятся в противовесе. И если сейчас начать наказывать журналистов за злоупотребление свободой слова в отношении Вишневского и Резника, то потом свободу слова могут урезать и самой оппозиции.

На подобный взгляд Борис Вишневский ответил, что ни у кого нет права на распространение лжи, а подобные публикации не имеют отношения к свободе слова.

круглый стол
Фото © Форпост Северо-Запад /

Проанализовать ситуацию попробовали и эксперты от мира политологии. Так, политтехнолог Дмитрий Солонников, выслушав депутатов, отметил, что подобный метод политической борьбы родился отнюдь не в Петербурге и не год назад.

«Сказать, что эта ситуация какая-то уникальная, — это слишком много на себя брать. Я участвовал во многих избирательных кампаниях, и выпуск афиш и газет с фейковыми материалами используется везде по всей стране. Никакой новости Петербург в этом отношении не придумал», — объяснил он свою позицию.

Политтехнолог заявил, что Резнику и Вишневскому даже повезло. Он напомнил, что в 90-е годы в России были гораздо более тяжёлые провокации в отношении политиков. По словам Солонникова, в те времена не было труда в том, чтобы заманить различными способами оппонента в нужное место, а там, например, подкинуть ему наркотики.

«Убить человека в политическом смысле умеют и у нас, и на Западе, и в других странах. Современные технологии позволяют это делать достаточно изощрённо. Мир перестал быть закрытым, он везде прослеживается, просвечивается. Это не то, что придётся пережить, это новая реальность, в которой мы будем жить — каждое действие, каждый шаг будет известен и будет записан. Будет записан он какими-то специальными органами, будет записан компаниями, которые за это заплатят или будет записан просто умелыми технологами. Любой из нас, если он вступает в публичную жизнь, должен понимать, что теперь про него всё может быть известно, а если что-то неизвестно, что хотели бы узнать, то это может быть срежиссировано и смоделировано», — пояснил Солонников.

Политолог добавил, что в Петербурге политическая война пока ограничивается лишь подобным информационным аспектом. При этом, по его мнению, любой политик должен быть готов к этому, поскольку это не самое плохое, что с ним может произойти. Солонников считает, что на рейтинг у избирателей такие кампании плохо влияют, а на «электоральное ядро» даже действуют положительно, поскольку вызывают гнев.

Солонников попросил депутатов сильно не впечатляться и понимать, что информационные атаки будут повторяться в их отношении снова и снова. Он посоветовал им судиться с «обидчиками» и соблюдать «информационную гигиену», не читая «грязные СМИ и анонимные Telegram-каналы».

С таким анализом и такими рекомендациями согласился и обычный оппонент политолога политический психолог Александр Конфисахор.

«Все мы знаем, что любое упоминание политика в СМИ, кроме некролога — хорошее упоминание. Второе, я мыслю, а значит я существую, поэтому без всякого сомнения, если на вас был такой наезд, то вы существуете, вас искренне боятся, с вами не знают, что делать в адекватном, цивилизованном поле, поэтому используют, то что умеют», — поделился мнением Конфисахор.

По его мнению, нападки в СМИ — естественная цена, которую платят политики за свою деятельность. Конфисахор отметил, что куда страшнее бойкот со стороны медиа. Он добавил, что ограничение публичных персон в площадках для выступления — тоже цена за своё мнение.

«Есть у нас в городе удивительный телеканал "78". В первых числах мая они позвали меня на одну из своих передач, прислали список тем, там какая-то ерунда была про карту "Подорожник" и ещё что-то. Я спросил у редакторов, будет ли обсуждаться вопрос разгона первомайского шествия и нападок после этого на Максима Резника, сказал, что не приду, если нет. Через полчаса мне позвонили, сказали, что в рамках редакционной политики это обсуждаться не будет. С тех пор прошло больше семи месяцев, на эфиры меня больше не зовут. Это и есть та самая цена», — пояснил эксперт.

После этой истории политического психолога оказалось, что в эфир данного телеканала уже более полугода не приглашают и Марину Шишкину, и Бориса Вишневского, и Максима Резника.

Весь разговор, который длился более полутора часов, получился очень спокойным, по большей части спикеры выступили в унисон. Марина Шишкина объяснила, что организаторы были готовы к дискуссии и при подготовке встречи приглашали представителей и другой стороны той, которая распространяет те самые спорные публикации. Однако оппоненты оказались заняты и не смогли прийти. В ближайшее время Союз журналистов Петербурга и Ленинградской области продолжит работу в начатом направлении, поэтому высказать свою точку зрения при желании успеют все стороны неоднозначного процесса.