Санкт-ПетербургСолнечно+17°C
$ЦБ:68,98ЦБ:76,78OPEC:34,95

Суды, ссоры, расследования: жизнь петербургских муниципалов после выборов

Документы
© Общественное достояние

За шесть дней до Нового года на заседании Центральной избирательной комиссии больше часа обсуждали петербургские муниципальные выборы и необходимость реформы городской избирательной системы. Горизбиркому пришлось несладко. Из выступления Эллы Памфиловой следовало, что чистота прошедшей кампании вызывает сомнения, а способность городской комиссии принять соответствующие меры оценивается, мягко говоря, скептически.

Несмотря на критику, выборы в муниципалитетах остались позади, а новоизбранные депутаты, между тем уже три месяца как начали работу. «Форпост» обратил внимание на то, что самоуправление в Петербурге теперь имеет несколько особенностей. После вступления в должность муниципалы начали работу по одному из четырёх сценариев.

Вариант первый. Конфликтный

заседание
Фото © vk.com/smolninskojejabloko

В 2019 году составы местных советов заметно разбавили самовыдвиженцы и представители всех парламентских партий. На время напряжённой кампании все они готовы были объединиться ради победы, а после выборов от идиллии почти ничего не осталось.

Одной из точек, которой гордилась оппозиция всех мастей после подведения итогов выборов, оказался округ Смольнинское. В его совет прошли семь яблочников, четверо единороссов и провластных самовыдвиженцев, трое членов городского штаба Алексея Навального и шесть активистов из «Центрального района за комфортную среду обитания». Уже к первому заседанию местный орган самоуправления превратился в дискуссионную площадку с несколькими фракциями.

Внутриполитическая борьба оказалась настолько напряжённой, что вот уже несколько месяцев новоизбранные депутаты не могут определиться с главой. Муниципалитетом руководит проигравший выборы единоросс Григорий Ранков. Иронично, но задержаться на этом месте ему помогли коллеги из нового состава.

Дело в том, что «Яблоко» хочет, чтобы на ответственный пост мундепы согласовали своего лидера Екатерину Кузнецову, активисты видят в этой должности своего представителя — Елену Мишкинис.

Никакого разрешения этот конфликт не находит. Яблочники обвиняют общественников в сговоре с единороссами, с аналогичными претензиями в адрес оппонентов выступают и сами общественники.

Немногим лучше дела идут в МО Литейный округ. Там тоже большинство мест смогло взять «Яблоко» (11 из 20), но это не отменило борьбы за власть. Ещё в сентябре демократы избрали главой Арсения Афиногенова. Группа депутатов, лояльных единороссу Павлу Дайняку, возглавлявшему совет в прошлом созыве, это решение не признала.

Борьба закончилась тем, что обе фракции начали проводить собрания отдельно друг от друга. Сторону команды Дайняка заняла и местная администрация, чем дополнительно осложнила работу демократической фракции. Заметных изменений в сторону улучшения жизни местных жителей пока никто из борцов за власть не провёл. Зато все они с тревогой допускают вариант роспуска совета.

Похожие ситуации складываются и в других муниципалитетах, где силы разделились поровну. Во многих таких МО на первый план вышла политика, а не желание заниматься тем, о чём мундепы говорили во время своих избирательных кампаний.

Вариант второй. Детективный

муниципалы
Фото © https://vk.com/spbmo72

Несмотря на то, что в некоторых муниципалитетах ротация кадров принесла в основном новые проблемы, считать это правилом нельзя. Пока одни ссорятся, другие работают и не только над настоящим, но и с прошлым.

Серию детективных расследований уже может выпускать новый совет МО №72. За несколько месяцев команда Павла Швеца, избравшаяся в этом муниципалитете, нашла сразу несколько странных трат своих экс-коллег. Например, выяснилось, что с 2015 по 2018 годы муниципалы купили семь смартфонов iPhone 5 и iPhone 7. Потратили они на это почти 300 тысяч рублей, а все телефоны до выборов успели списать.

В этом же МО бывший глава местной администрации Илья Бондарёв в свой последний рабочий день купил 20 «КамАЗов» щебня на полмиллиона бюджетных рублей. На это приобретение ушли все имевшиеся на счету муниципалитета средства, при этом у МО остались долги по оплате уборки территории.

В МО Гражданка новоизбранных депутатов тоже многое удивило в работе предыдущего состава. Они даже обратились в КСП с просьбой проверить бухгалтерские документы старой администрации и чистоту их закупок. Вопросы у мундепов возникли к программам в сферах культуры и благоустройства.

Обращать внимание на странности в документации вообще достаточно естественный процесс для новых мундепов. Только одни предают это огласке, а другие — нет. Есть и третий вариант, когда в совет попало только несколько новых лиц, которые хоть и говорят об обнаруженных подозрительных контрактах, но сделать ничего не могут. Так, например, происходит в МО Большая Охта.

Важно отметить, что копанием в прошлом работа таких муниципалитетов не ограничена. Как правило, у тех мундепов, которые смогли добраться до вопросов былого, запала хватает и на настоящее. Несмотря на жалобы на отсутствие полномочий, и в МО Гражданка, и в МО №72 умудряются работать с тем, что имеют.

В марте 2019 года, ещё до старта избирательной кампании, «Форпост» писал, что муниципалитеты живут в тени. По подсчётам редакции, за два месяца 91 городское МО не встречалось в новостных сюжетах городских СМИ ни разу. Ещё девять заработали по одному упоминанию. Правда, произошло это не из-за интереса журналистов, а из-за новостей с их участием на сайте регионального отделения «Единой России». Выделиться, пожалуй, смогли только те, кто создал скандальный инфоповод.

Спустя три месяца после выборов можно смело говорить, что ситуация изменилось. Теперь муниципалы попадают в поле зрения медиа не реже парламентариев ЗакСа. Неожиданно интересными оказались и бюджетные слушания, и старые закупки, и планы по установке фонарей.

Вариант третий. Судебный

митинг
Фото © Форпост Северо-Запад /

Мир муниципалитетов Северной столицы настолько неоднороден, что пока одни разбираются в «грехах» предшественников, другие не оставляют попыток войти в советы. До Нового года остаётся меньше недели, а подвести итоги муниципальных выборов невозможно до сих пор. В судах всё ещё лежат иски с требованиями отменить результаты голосования на тех или иных участках, или распустить ИКМО.

В январе Приморскому районному суду предстоит рассмотреть иск несостоявшегося кандидата в мундепы Павла Чупрунова и «Справедливой России» с требованием отменить результаты местных выборов в МО Чёрная речка. В качестве заинтересованных лиц привлечены 11 незарегистрированных кандидатов, все 20 действующих муниципалов и Горизбирком.

Оппозиция считает, что голосование нельзя считать честным, ведь до гонки не допустили тех, кто мог бы составить реальную конкуренцию кандидатам от власти. Этот же суд 19 августа обязал ИКМО Чёрная речка зарегистрировать Чупрунова для участия в кампании. Однако комиссия этого делать не стала. Важно, что это было уже не первое решение суда.

Заседание назначено на 15 января. К этому времени МО Чёрная речка уже канет в историю, вместо него появится муниципальный округ Ланское. Соответствующее решение в городском ЗакСе приняли ещё весной прошлого года. Тогда бытовало мнение, что такой шаг необходим, чтобы новый совет под новым названием начал работу без флёра прошлых многочисленных скандалов. Однако что-то в этом плане пошло не так, и, хоть и под новым наименованием, но 2020 год МО начнёт с судебного разбирательства.

Надежда на победу в предстоящей тяжбе у оппозиционеров есть. Обнадёживать их может опыт МО Остров Декабристов. Василеостровский районный суд 20 декабря после долгих разбирательств отменил итоги ручного пересчёта бюллетеней на нескольких участках этого округа. Это изменило состав совета.

Ещё 8 сентября выяснилось, что для жителей данного МО листки для голосования напечатали с браком. В клетке возле фамилии единоросски Натальи Ивановой оказалась чернильная точка. Уже после закрытия участков и оппозиция, и провластные кандидаты потребовали, чтобы бюллетени считали вручную, а не через КОИБы. На это пошли только на УИК №176 и №178.

Спустя несколько дней, 11 сентября, ИКМО приняла решение перепроверить данные и остальных участков. Заполненные бюллетени в холщовых мешках свалили в подвале районной администрации. По словам активистов, на следующий день с них оказались сорваны пломбы.

После перепроверки кандидат от ЛДПР Анастасия Давыдова улучшила свой результат с 624 до 1190 голосов, а Ольга Погосян от «Единой России» получила 1181 голос вместо первоначальных 456. Такая арифметика лишила мест яблочников Алексея Захарова и Наталию Невзорову. Спустя три месяца демократы вернули мандаты, а их попадание в совет обеспечит в МО Остров Декабристов равные силы оппозиции и власти.

С сентября городские суды рассмотрели десятки схожих исков. Например, обнулить пересчёт голосов пытались на одном из участков в МО Озеро Долгое, в скандальном Екатерингофском и Купчино.

В таких же боях успеха добились потерявшие мандаты из-за перепроверки бюллетеней яблочники в Новоизмайловском и Московской заставе.

Вариант четвёртый. Тихий

Есть и ещё один сценарий жизни муниципалитетов после прошедших выборов, и он пока что основной. В тех советах, куда не удалось прорваться оппозиции, время как будто замерло. Например, в одном из муниципалитетов Приморского района — МО №65.

Данный округ продолжает жить так же, как и десять лет назад. Муниципалы распространяют билеты на праздники и экскурсии среди пенсионеров, а местные жители, как они сами признались «Форпосту», понятия не имеют, что у них вообще есть какой-то муниципалитет.

В МО Петергоф в желании работать тише воды пошли дальше всех. В ноябре депутатский совет решил принять собственные правила аккредитации журналистов для допуска на свои заседания. Согласно документу, корреспонденты должны быть опрятными, предоставлять копии своих материалов и руководствоваться в публикациях только документальными фактами.

Какой из сценариев работы муниципальных депутатов лучший, каждый решает сам. Но вся ситуация не отменяет того, что городу нужна реформа органов местной власти. В начале декабря городские политики уже пытались обсудить этот вопрос в свободном формате. Получилось своеобразно и без конкретики. Всё, до чего договорились на той встрече, что чаще всего средний петербургский мундеп выполняет роль либо мебели, либо активиста с мандатом. Выходит, что в новом десятилетии городской власти неминуемо придётся решить старую проблему.